Up
Mogilev Region Executive Committee, 2014
Address: 71, Pervomaiskaya Street, the Seat of the Local Councils, Mogilev
E-mail: oblisp@mogilev.by
Responsible for site operation
Site development and support: Могилевский региональный информационный центр
Work time: monday-friday 8.00 to 13.00, 14.00 to 17.00
Tibo 2011 Tibo 2013 Tibo 2014

You are here

ГЕНЕРАЛ ГОРБАТОВ

ГЕНЕРАЛ ГОРБАТОВ

Людмила Кондратьева - ведущий научный сотрудник Могилевского областного краеведческого музея им. Е.Р. Романова, член ОО «Могилевский ОИППК «Виккру»

"Люди, сражающиеся в невероятно тяжелых условиях, особо нуждаются в общении со своим командиром. Каждое слово и посту- пок офицера солдаты обдумывают и оцени- вают, им важно знать настроение своего командира: как он сам-то, верит в успех боя или сомневается в нем? Солдата обма- нуть нельзя. Он умен и зорок. И путь к его сердцу найдет лишь тот, кто не боится правды, кто умеет разговаривать с людьми откровенно и убежденно". А.В. Горбатов «Годы и войны».

В ходе Брянской, Гомельско-Речицкой и Бобруйской операций войсками 3-й армии генерал-лейтенанта А.В. Горбатова в Могилевской области были освобождены Костюковичи (28.09.43 г.), Краснополье (1.10.43 г.), Пропойск (25.11.43 г.), Кировск (26.06.44 г.), Кличев (28.06.44 г.) Его биография в «Большой Советской энциклопедии» выглядит безупречно: «Горбатов Александр Васильевич р. 9(21).3.1891г., дер. Пехотино, ныне Палехского р-на Ивановской обл. Советский военачальник, генерал армии, Герой Сов. Союза, член КПСС…». А между тем жизнь преподносила этому человеку такие испытания, что дух захватывало.

Предполагал ли крестьянский сын Александр Горбатов, что сделает успешную военную карьеру, а потом будет осужден как враг народа на 15 лет, брошен в колымские лагеря, из которых шагнет в огонь Великой Отечественной войны, и будет командовать армией, получит звание Героя Советского Союза, а после Победы в 45-м станет военным комендантом Берлина?!

Александр Горбатов выстоял на всех крутых поворотах судьбы. Человек поразительной воли в зрелом возрасте, он еще с детства создавал себя сам: сурово и целеустремленно. В детстве сознательно преодолевал чувство страха: ходил по ночам на кладбище: до входа, до середины, из конца в конец и т.д. Он говорил: «Впоследствии, уже служа в армии, я часто вспоминал свои «тренировки» и, наблюдая за собой на фронте, с удовлетворением отмечал, что страх мной больше не владеет. Правда, иногда он заползал в сердце – мало ли что бывало, но я всегда подавлял его».

Однажды в юные годы Александр дал клятву своему старшему товарищу – студенту: никогда не пить спиртное, не курить, не ругаться матом. Много ли мы помним обещаний, данных в детстве? А между тем Александр Горбатов остался верен этой мальчишечьей клятве на всю жизнь: «Сколько встречал людей, насмехавшихся над моим воздержанием от водки и табака! Называли меня и больным, и старообрядцем – насмешки не действовали. Встречалось и начальство, которое «приказывало» пить, но я и тут оставался твердым. Были испытания и потрудней: я пережил немало тяжелого, но никогда не приходило ко мне желание забыться в водке».

Голодная деревенская жизнь заставила Александра еще подростком искать заработок в городе. Он устроился учеником к торговцу обувью и батрачил у хозяина семь лет до призыва на военную службу. В октябре 1912 года его взяли в кавалерию в 17-й гусарский Черниговский полк. Через два года начнется первая мировая война, за ней – революция. Александр Горбатов вступит в Красную Армию и будет двигаться по лестнице военной карьеры: командир взвода, командир полка, командир кавалерийской дивизии.

Он, из бедных крестьян, имел подходящее происхождение, был убежденно предан делу коммунистической партии и советского государства, однако это не спасло от беды. В 1937 г. арестовали его начальника – командира 7-го кавалерийского корпуса П.П.Григорьева. Обостренное чувство справедливости и жизненная установка побеждать страх толкнули Александра Горбатова к решительным действиям. На митинге в дивизии, где надо было клеймить врага народа Григорьева, он, комдив, встал и сказал: «Я верю Григорьеву, одному из лучших командиров Красной Армии. Его невиновность будет доказана».

Незамедлительно последовало исключение из партии «за связь с врагом народа» и освобождение от должности. Некоторое время спустя, казалось, что дальнейшая угроза миновала, его восстановили в партии, дали другую должность. Но в октябре 1938 г. Горбатова арестовали. Не сразу поверил он, что его сокамерники никакие не враги, а такие же, как и он сам, – безвинно арестованные. А, поверив, пришел в ужас: все эти люди на допросах у следователя уже признались в мнимых преступлениях и за себя, и за других. Горбатов осудил их за это: «Своими ложными показаниями вы уже совершили тяжелое преступление, за которое положена тюрьма». На это ему с иронией ответили: «Посмотрим, как ты заговоришь через неделю!» На допросе он ответил следователю, что ему писать нечего, так как преступлений за ним нет. И услышал: «Кому писать нечего - те на свободе, а ты пиши,… не было еще случая, чтобы кто-нибудь у меня не писал». От рассказов сокамерников о том, что бывает на допросах, - вспоминал А.В. Горбатов, - «у меня по коже пробегали мурашки. Не верилось, что у нас может быть что-либо подобное». И он поклялся: «Лучше умру, чем оклевещу себя, а тем более других». Давший в 16 лет нравственный зарок, и оставшийся верный ему на всю жизнь, мог ли он уступить неправде? Когда его обессиленного и окровавленного уносили с допросов, в ушах продолжал звучать зловеще шипящий голос следователя Столбунского: «Подпишешь, подпишешь!». Он мечтал о смерти, как об избавлении, но благодаря моральной стойкости и физическому здоровью выдержал все допросы, ничего не подписал. Однажды Горбатову сказали: «Готовься к выходу с вещами». Он думал - на свободу. Но огласили приговор, дали 15 лет заключения в тюрьме и лагере, плюс пять лет поражения в правах: «Это было так неожиданно, что я, где стоял, там и опустился на пол». Все было напрасно? Нет, все-таки это чувство самоуважения (он выстоял и не сломался) помогло ему выжить в колымских лагерях, вынести издевательства уголовников, голод и холод. Помогло и в дальнейшем: он вырвал у судьбы шанс вернуться.

Его соседом по нарам оказался крупный работник железнодорожного транспорта. Он даже хвалился, что оклеветал около 300 человек, в массовых репрессиях находил «историческую закономерность», приводил в пример Ивана Грозного и Петра Первого. Однажды Горбатов ему сказал: «Если бы я оказался на твоем месте, то давно бы повесился…». На следующее утро этого человека нашли повесившимся. Горбатов долго и болезненно переживал эту смерть. Да, он, будучи беспощадным к самому себе, мог быть беспощаден и к другим. Но вот другой пример. Позже, А.В. Горбатов, командуя 3-й армией, за освобождение Рогачева отчислил из штрафбата всех оставшихся в живых штрафников, независимо от того было ранение или нет, офицерам восстановил звания.

За него хлопотали. Жена, Нина Александровна, обивала пороги НКВД, прокуратуры, Верховного суда, Наркомата обороны. Сам он писал в Верховный Суд и Сталину. В 1940 г. пленум Верховного суда отменил приговор. На суде в защиту осужденного выступил С.М. Буденный. Дело А.В. Горбатова пересмотрели и вынесли оправдательный приговор. Через несколько месяцев, в марте 1941 г. он получил должность зам. командира 25-го стрелкового корпуса и выехал на Украину, отказавшись от отдыха для восстановления здоровья.

Великую Отечественную войну А.В.Горбатов начал в Белоруссии. В десятых числах июля эшелоны его 25-го стрелкового корпуса высаживались юго-восточнее Витебска и сразу вступали в бой. В декабре 1941 г. он получает орден Красного знамени и первое генеральское звание, а с июня 1943 г. уже командует армией. И вновь военные дороги приведут генерал-лейтенанта, а потом и генерал-полковника А.В.Горбатого в Белоруссию.

Его 3-я армия будет освобождать Гомельскую, Могилевскую, Минскую области. Впереди были бои на польской земле и Берлинская операция. В июне 1945 г. А.В.Горбатова назначают комендантом города Берлина. Впрочем, этой должностью генерал тяготился и с радостью воспринял возможность вернуться на Родину. Он успешно продолжал военную карьеру: командовал воздушно-десантными войсками, Прибалтийским военным округом. Дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР.

Пережитое вылилось в мемуары. В 1963 г. А.В. Горбатов принес в редакцию журнала «Новый мир» рукопись, написанную простым карандашом. Это было нетипично для военных его ранга. В редакциях чаще появлялись адъютанты, принося мемуары своих начальников, написанные с помощью литераторов. Сотрудник редакции Владимир Лакшин вспоминал, как Александра Твардовского заинтересовала неординарная личность А.В. Горбатова. Позже они подружились, такие несхожие по образу жизни: редактор и генерал. Свои воспоминания автор назвал «Жизнь солдата».

Твардовский предложил: «Годы войны». Так и осталось. Вскоре мемуары были напечатаны в «Новом мире», а в 1965 г. вышли отдельной книгой. В главе «Так было» Горбатов рассказал о репрессиях, которым подвергался. В мемуарах он писал откровенно обо всем: о страшной трагедии отступления 1941 г., о промахах в оборонительных и наступательных операциях, о глупости приказов некоторых особ из высшего командования, стоивших неоправданных солдатских потерь. Пройдя через многочисленные испытания судьбы, он мог позволить себе такую роскошь: ничего не бояться. Его самолюбию льстило замечание Сталина, сказанное по поводу одной вольности генерала на фронте: «Горбатова только могила исправит».

«Годы и войны» больше не переиздавались. А в 70-е годы книгу уже изымали из армейских библиотек. При Брежневе вдове Нине Александровне (Горбатов умер в 1973 г.) предложили второе издание мемуаров, но без главы о репрессиях. Она отказалась.

Судьба распорядилась так, что вскоре после публикации воспоминаний, Горбатов нашел (подсказали читатели) следователя, пытавшего его на допросах, и … добился исключения того из партии. В многочисленных беседах перед журналистами «Нового мира» раскрывался облик Александра Васильевича, как человека. «Чем больше я слушал рассказы Горбатого,- вспоминал В.Лакшин,- тем яснее чувствовал, как сильна в нем совестливость – считавшееся когда-то природным для русского человека, но изрядно порастраченное качество души». Как все люди, прошедшие войну, он часто вспоминал о ней. Никогда не упивался победами, вспоминал, прежде всего, тяготы, промахи и моменты высшей опасности.

Особой его болью были неоправданные солдатские потери на войне. Его как будто не отпускало чувство неопределенной вины перед павшими. И, как знать, не воспоминания ли А.В.Горбатова подсказали А.Твардовскому эти строки:

«Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли

с войны.

В том, что они – кто старше,

кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел

сберечь, -

Речь не о том,

но все же, все же, все же…»

Video

Last changes

We are in social networks

Мы в Twitter