Вверх

Вы здесь

Через все испытания

Земля мстиславская – край с богатой историей. Природа в полную меру наделила её живописными холмами и чистыми речушками, тенистыми лесами и щедрыми полями. Но ещё в большей мере она наградила край над седой Вихрой и древним Сожем трудолюбивыми, добрыми, радушными, приветливыми, мужественными людьми. Среди них было немало воинов, снискавших себе славу в ратных делах. Ведь не случайно на острие наших войск во время Грюнвальдской битвы стояли Мстиславский, Оршанский и Смоленский полки под руководством мстиславского князя Семёна-Лугвения и его 16-летнего сына Юрия. Они сыграли решающую роль в битве, которая подорвала военно-политическое могущество Тевтонского ордена, остановила его агрессию на Восток. Мужественно и самоотверженно защищали родную землю её сыновья и дочери на протяжении всех последующих веков, достойно и с честью выдержали беспредельные испытания в годы Великой Отечественной войны.

Прославили свой край мои земляки и достижениями на трудовой ниве. Двенадцати лучшим из лучших было присвоено высокое звание Героя Социалистического труда. Этому предшествовали многие невзгоды и лишения, каждодневная, без выходных и праздников, в зной и пургу, тяжелая, ответственная, ставшая судьбой, работа. Она была замечена и высоко оценена государством. Их фотографии и имена запечатлены на Аллее Славы Героев. Среди тех, у кого на груди засияла Золотая Звезда, была и Мария Никитична Демиденко, всю свою жизнь и все силы отдавшая сельскому хозяйству. Мне довелось с ней встретиться и поговорить в последний год её жизни.

Родилась она в деревне Дубровка Шумячинского района Смоленской области в 1925 году. Считай, что в Белоруссии, и говор там такой же, и вот она — рукой подать через Сож — деревня Людогощь на Мстиславской земле, которая приютила ее, в люди вывела. Была Маша единственной, но богатой дочерью в семье — имела пятерых братьев. Да вот жизнь по-своему распорядилась этим богатством, двое старших погибли на войне. А как она, проклятая, началась, помнится, будто вчера было.

К этому времени за плечами у девчонки имелось 8 классов, о чём ей и её подругам были вручены соответствующие свидетельства. И тут как гром с ясного неба — война! Светлый, прекрасный июньский день стал черным, затуманилось солнце. Она, хотя и по рассказам, но уже представляла, что это такое. Отец в первую мировую хлебнул в плену соленого с горьким привкусом германского угощения. А эта война обещала быть пострашнее. Шла домой, спотыкаясь, слезы текли из глаз, а губы шептали:

Мы, комсомольцы,

Пойдем в добровольцы,

И не боимся ни пуль, ни огня,

Не будет врагам ни ночи ни дня,

Мы защитим тебя, Родина моя…

Думалось не о рифме или стройности слога, юное сердце рвалось вместе со всей страной заступить путь нечисти, посягнувшей на ее Отчизну. Но путь до Великой Победы был ой как тернист, долог и беспощаден.

На Смоленщину, как и на огромную часть территории страны, опустилась зловещая ночь фашистской оккупации. А жить надо было, и землю пахать, и корову доить, и младших братьев досматривать…

Вот и два года миновало, ей восемнадцать. Только не сильно радовало совершеннолетие. По округе катились слухи — молодежь в Германию угоняют. Пришла черная весть и в Дубровку. Над двенадцатью домами как бы ворон зловеще прокаркал — двенадцать девчонок 1925 — 26 годов рождения получили повестки — собирайтесь в злую Неметчину. А тут и полицаи за ними явились.

Как сейчас помнит Мария Никитична этот день — 11 августа 1943 года. Обычный, погожий летний день. Ведет ее по лесочку на сборный пункт мальчишка из соседней деревни, одноклассник, на вечеринках вместе отплясывали. Только ныне роли их изменились. На рукаве спутника юных забав белела повязка, в руке немецкая винтовка. Ну и что? Ведь свой же, землячок. Прислонилась доверчиво Маша к нему и тихонько шепчет:

— Ты выстрелишь в воздух, а я вот меж тех березок и убегу. Скажешь — стрелял, но не попал.

Но натолкнулась девушка на чужой, колючий взгляд и услышала жесткие слова:

— Стрелять буду в тебя.

Набросил ей на руку какую-то бечевку и крепко сжал. Не отпустил, не пожалел. И поняла девушка, что оказались они с бывшим одноклассником по разные стороны линии фронта, понятий человечности и порядочности.

Привели всех в сельсовет, что до войны находился в деревне Надейковичи, а оттуда повезли на Рославль, выгрузили в бараки возле железнодорожной дороги. Собрали там очень много молодежи. Не один барак набили битком.

И был с нами парень, почему-то в армию его не взяли, видимо, по какой-то болезни. Он сказал: давайте в дверь все будем бить, сломаем и разбежимся. Все поддержали его, на волю-то хочется, рассказывала Мария Никитична.

— Плакали, и кричали, в дверь ту в отчаянии били, да все без пользы. Крепкая оказалась. В толпе, в суете и темноте девочку одну затоптали. Утром проснулись, а она лежит у двери. Плакали мы плакали, а не вернешь. И были там целую неделю. Затем загрузили в состав, такой длинный, что не видно ни конца его, ни начала. А нас все толкали и толкали в вагоны, как скот, а то и хуже.

Набили битком, а в углу вагона хлеба немного, кусками нарезан. И больше ничего. Мы тот хлеб за сутки поели, а приехали только на четвертые. Жажда мучила все время, а что пили и вспоминать не хочется.

Приехали в Германию. Там нас сразу стали разбирать на фабрики и заводы, к бауэрам в хозяйства. Брали как рабочую скотину. Мы хотели все двенадцать с одной деревни вместе попасть. А нас взяли шестерых на посудную фабрику. Делали там маленькие тарелочки и баночки для мази от 10 г до 1 кг. Фабрика называлась Hugo Eger по имени хозяина. Я делала маленькие баночки, у меня получалось легко и быстро.

Выполню свое задание, возьму да и помогу соседней немке, которая медленно работала, не получалось у нее. Она благодарила за это. Вообще немки к нам неплохо относились, жалели. Иногда бутербродики с сыром давали. И когда мастер злой появлялся, предупреждали нас. Один раз я не расслышала их, не заметила немца, он подскочил и ударил меня. А вскоре появился старший по должности, мы его в шутку курицей называли, но он был добрый и заставил мастера просить у меня прощения.

Как бы то ни было, а неволя есть неволя. Утром выходили из-за решетки, вечером — опять за нее. Кормили плохо. И так два года.

А все же время шло. Сколько было радости, когда нас американцы освободили, негров много среди них было. Перевезли через Эльбу. А там наши, в пилотках с красными звездочками. Родные, свои. Обнимают нас, целуют, а мы ревмя ревем. Разве можно такое забыть…

И вот что интересно, бывают у человека в судьбе свои даты, знаменательные числа. 11 августа 1943 года схватили меня полицаи, чтобы отправить на чужбину, а 11 августа 1945 года я вернулась в родную деревню, еще об одном этом дне позже расскажу.

Тяжело было после войны. Все разрушено, считанные солдатики вернулись с фронта, мало кого вообще домой отпустила. Лошадей нет, семян тоже, чем поле засеешь? А хозяйство восстанавливать надо. Коров доить, поля засевать, хлеб выращивать.

Умолкает Мария Никитична, как бы вглядываясь в те далекие, неимоверно трудные годы. Однако, как говорят в народе, терпение и труд все перетрут. Работала она в полеводстве. С утренней зарей выходила из дому, с вечерней возвращалась. И так все. Уставали страшно, а все-таки молодость брала свое. Находили время потанцевать под гармошку, развлечься. Веселая была Маша, и спляшет, и задорную частушку споет. Тут ее и заприметил фронтовик Вася. На год моложе был, а лиха на войне хлебнул больше некуда. После тяжелого ранения в ногу сделали ему очень сложную операцию. Ногу спасли, но стала она сантиметров на десять короче. Всем хорош парень, на груди два ордена Славы сверкают, не шумный, добрый, работящий. А вот нога…

— Да что нога, — вспоминает Мария Никитична, — если душа у человека настоящая, прекрасная.

Вот и потянулась к нему первая на деревне девушка. Вскоре и расписались. Заметьте — 11 августа 1946 года. Свадьбу отгуляли. Переехала к мужу в деревню Подлужье, что на Мстиславщине.

- Жили дружно, в согласии и взаимном уважении. А было и такое. Однажды мы с Васей на какой-то гулянке были. Я тут немного и развеселилась, сплясала и песню спела. А знакомые и говорят, такая девка, зачем тебе калека, зачем инвалид? Меня как обухом по голове ударило, я как заплачу: да вы ж его не знаете, не жалеете, и не понимаете, что было бы с нами, если бы не эти калеки. Мало их таких с войны пришло, ведь себя люди не берегли, жизни свои и здоровье за нас положили, такого врага одолели, такую адскую машину сломали… Да если бы не они, нас бы здесь с землей немцы и полицаи смешали!

Больше никто не смел Маше что-нибудь о Василии даже заикнуться. А она всю себя отдавала работе. За что бы ни бралась, делала все добросовестно, с душой. Потому и заприметило начальство старательную неуёмную молодую женщину. Поставили ее бригадиром полеводческой бригады. Забот прибавилось, однако…

— У меня такой характер, если работать так на отлично, чтобы было очень хорошо, лучше, чем у всех. Не умею работать плохо — оживляется Мария Никитична.

С улыбкой вспоминала она премию за первые успехи, наградили ее 16 кг зерна. А это целый пуд, не шуточки. Вот такое было время.

Шли годы, колхоз становился на ноги, вбирался в силу. Бригада стала лучшей в хозяйстве, пошли хорошие урожаи, пришла известность. Набиралась опыта и знаний бригадир. Вычитала как-то в журнале про пользу хвойных лапок в рационе телят, проявила инициативу, послала своих людей в лес на заготовку. Те насекли воз — еловые витамины пришлись по вкусу четвероногим питомцам.

Узнал про это рачительный председатель, будущий Герой Социалистического Труда Андрей Трофимович Шакура, оценил начинание и вскоре предложил Марии Никитичне другую, еще более ответственную работу, — возглавить свиноферму. Упиралась она, боялась, что не справится, и плакать пробовала, но строгий глава хозяйства настаивал, даже пригрозил, что партийный билет на стол положит, к тому времени она уже была коммунисткой.

Согласилась, приняла свиноферму-сарайчик в 38 голов — худяков, как она иронично вспоминает, такие были они неказистые. Но при одном условии, что помощником ее будет муж Василий. Условие приняли. Потом было три фермы в разных деревнях, ездила на коне то в одну, то в другую. Дело шло со скрипом, свиньи никакие, работу свинарок контролировать сложно. Долго доказывала, но добилась, что сараи построили в одном месте — деревне Подлужье. Немощных свиней потихоньку отправила на переработку. Стали закупать поросят породистых, перспективных. Искали их на разных свинокомплексах. Пестовали как детей маленьких.

Сейчас легко и просто говорить об этом, писать, а сколько труда было вложено, сколько бессонных ночей на рабочем месте, бесед с людьми, поисков новых методов работы, рационов кормления. И отдача не заставила себя ждать. Пришло время, когда на вверенном ей комплексе было аж 12 тысяч свиней. И каких! Вот тогда-то и вышли они на первое место в республике по производству мяса на сто гектаров сельхозугодий и получению поросят на одну свиноматку. И слава согрела, и в санаторий получила направление, и в Болгарию ездила. На ВДНХ в Москве был отдельный уголок, где рассказывалось о достижениях на ее комплексе.

А весной 1966 года на Мстиславщину пришла ошеломляюще радостная весть — родина высоко оценила самоотверженный труд Марии Никитичны Демиденко. 22 марта вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении ей звания Героя Социалистического Труда с награждением золотой медалью «Серп и молот», а также орденом Ленина.

Такой же награды был удостоен и руководитель хозяйства Андрей Трофимович Шакура. В колхозе «XXI съезд КПСС» стало два Героя. Высокая честь обязывала. А Мария Никитична и не думала останавливаться на достигнутом. Узнавала о новинках в отрасли и применяла на своем комплексе. Росли профессионально специалисты, набирались опыта люди, совершенствовалось производство и, соответственно, увеличивались привесы на откорме свиней, выход поросят на одну свиноматку. Выражаясь сегодняшним языком, она стала одним из инициаторов перехода на промышленную основу, организатором новой, прогрессивной технологии в отрасли свиноводства. И вот, в 1973 году еще одно незабываемое событие. В хозяйстве появился третий Герой Социалистического Труда. Им стала подчиненная Марии Никитичны и ее подруга свинарка Нина Федоровна Даниленко.

Родина щедро и по заслугам отмечала труд своих лучших сыновей и дочерей. Мария Никитична была также награждена орденом Октябрьской Революции, серебряной медалью участника ВДНХ, медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «Ветеран труда». Ей присвоили звание «Заслуженный работник сельского хозяйства БССР».

Четверть века заведовала она свинокомплексом. А когда неумолимое время, многолетний труд, как говорят в народе - на износ, стали напоминать о себе, перешла работать заведующей ветеринарной аптекой. И все эти годы, до конца своих дней, а не стало его в 1986 г., рядом с ней был самый верный помощник, надежный друг и любимый человек, отец их троих детей, ее Василёк. И хотя, будучи инвалидом I-й группы, руководящих должностей занимать не мог, числился подвозчиком кормов, но, когда Мария уходила в отпуск или уезжала в командировку, вместо себя оставляла его, — Василия Ильича.

Прожили они светлую, достойную жизнь, душа в душу, без ссор и упреков. Дали детям образование, вышли в люди внуки, а их у Никитичны четверо, столько же правнуков. А еще Мария Никитична была очень благодарила всех, кто не забывал ее, скрашивал вниманием и заботой ее преклонные годы. Получала она поздравления с праздниками и днем рождения. Среди них — открытки и денежные премии от Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко, бывшего губернатора Б.В. Батуры, районного начальства.

Особенно тепло отзывалась она о прежнем председателе райисполкома, ныне первом заместителе председателя облисполкома, Олеге Ивановиче Чикиде, который регулярно навещал ее.

— Приедет в дом, поздравит с праздником, попьет чайку, поговорит, поинтересуется делами, здоровьем. Очень чуткий, уважительный человек.

Вспоминала Мария Никитична свою, не лишенную невзгод и испытаний, но все-таки прекрасную жизнь, даровавшую ей не только напряженный труд, но и радость высокой его оценки. Вспоминала и желала своим молодым коллегам и последователям не всегда уповать на имеющиеся сегодня технические возможности и достижения сельскохозяйственной науки, а в первую очередь трудиться, добросовестно, старательно и творчески, любить свое дело и тогда труд превратится в радость и необходимость, а признание найдет их.

Зямля і людзі

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

08.12.2017 - 09:54 | Могилевская область 15 января отметит 80 лет со дня основания. По страницам истории

15 января 1938 года на карте огромной тогда страны - Советского Союза - появилась Могилевская область. Решение об ее образовании приняла первая сессия Верховного Совета СССР. Начался отсчет современной истории Приднепровского края.

07.12.2017 - 11:12 | В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси

В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси.

22.11.2017 - 10:53 | В Кировском районе поисковики обнаружили останки советских самолетов, сбитых летом 1941-го

В Кировском районе в ходе поисковой экспедиции могилевские историки и краеведы обнаружили фрагменты одного из советских самолетов, сбитых здесь фашистами летом 1941 года. Всего между деревнями Зеленая Роща и Забуднянские Хутора в самом начале Великой Отечественной немцы уничтожили 4 бомбардировщика СБ-2… Благодаря воспоминаниям очевидцев-старожилов поисковикам удалось установить уже несколько имен погибших летчиков.

14.11.2017 - 11:53 | Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года

Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года. Об этом сообщили в МГУ им. А.А. Кулешова.

10.11.2017 - 11:28 | Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова»

Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова». Мероприятие приурочено к 102-летию со дня рождения писателя, сообщили корреспонденту сайта в общественном объединении «Русское культурно-просветительское общество».

Рубрики

Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения