Рус Бел Eng 中文

Деревня не терпит пустоты

В могилевский корпункт «СБ» позвонили жители деревни Красный Берег. Рассказали, что там стоит с десяток брошенных домов. Разрушаются, портят внешний вид деревни... И вроде как дела до них нет никому, хотя так много говорится о наведении порядка на земле. Еду разбираться с ситуацией на месте.

На окраине деревни — настоящая улица–призрак. Стоят 11 двухэтажных коттеджей — каждый на 2 квартиры. И все — без окон–дверей. Построили их в конце 80–х прошлого века. Когда–то жизнь на этой улице кипела. В домах были водопровод, централизованное отопление, что по тем временам считалось роскошью в сельской местности. Вот и потянулись сюда, бросая хаты с удобствами на улице, жители окрестных деревень. Однако через какое–то время выяснилось: в домах, построенных из железобетонных плит, холодно и неуютно. И с середины 90–х люди начали сдавать коттеджи хозяйству, возвращаться в свои деревенские дома. Улица опустела. Лишь в одном доме живут люди.

Мижегонви Довлатова вместе с супругом занимает двухэтажный коттедж уже без малого 20 лет. Говорит, привыкла. После того, как центральная котельная была остановлена, семья поставила автономный котел. За зиму на поддержание нормальной температуры в доме уходит до 4 тракторов дров. Но хозяйка никуда не собирается переезжать. Жалуется лишь на отсутствие соседей. Не с кем пообщаться в свободную минуту.

Дина Вихрова, председатель Нижнетощицкого сельсовета, на территории которого находится Красный Берег, говорит, что ежегодно двери и окна в брошенных домах забивают досками. Но очень скоро они расходятся по домам сельчан, которые забирают их для собственных нужд. Вот и зияют пустыми глазницами окон здания.

Подхожу к одному из домов и заглядываю внутрь. Все, что можно было здесь взять, утащили. Нет ни дверей, ни подоконников, срезаны батареи отопления и трубы. По сути, стоят пустые коробки — сухие, крепкие, еще не разрушенные солнцем и морозами.

Может, оттого, что крыши не текут и здания постоянно проветриваются. Прикидываю: чтобы здесь поселиться, надо по–новому проводить систему отопления, водопровод. Конечно же, полностью отремонтировать помещения, установить двери и окна. Все это потянет на немалую сумму. Но оправдаются ли расходы? Найдутся ли жильцы? Сельхозпредприятия давно нет — присоединено к соседнему хозяйству. Может, стоит снести ставшие никому не нужными дома?

Председатель Быховского райисполкома Дмитрий Калеев с этим в корне не согласен:

— Конечно, можно было бы поступить по принципу «с глаз долой — из сердца вон». Взять и сровнять коттеджи с землей. Однако это не государственный подход. Пришлось бы потратить огромные суммы. Не думаю, что уложились бы в миллиард рублей. А отдачи никакой. Фактически закопали бы деньги в землю — и все. Надо вовлечь в хозяйственный оборот сооружения, без дела простоявшие долгие годы. У нас в районе появился инвестор, хочет заняться сельским хозяйством. Под его дело предложим площадку в Красном Береге. Если она его устроит, передадим ему и дома. После ремонта будет жилье для работников. Если же наше предложение не устроит инвестора, оценим строения и будем продавать их гражданам — на вывоз. Разобрав крепкий дом, человек сможет поставить его на своем участке земли — несложно ведь плиты перевезти. У индивидуального застройщика появится возможность за небольшие деньги возвести коробку здания. Захочет большой дом — может купить два коттеджа. Понадобится — окажем помощь с транспортом, краном для разборки и перевозки. Решим сразу несколько проблем. Уберем неиспользуемые здания, портящие внешний вид деревни, и поможем людям построить дешевые дома. Причем таким образом планируем решить проблему не только домов в Красном Береге. Проведем ревизию в районе, выявим все неиспользуемые дома и будем продавать людям.

А ведь и вправду, чем не выход? Типовых коттеджей, оказавшихся сейчас никому не нужными, немало по стране. А кому–то они могут действительно пригодиться.

“Советская Белоруссия”, автор публикации: Павел МИНЧЕНКО

 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна