Вверх

Вы здесь

«Кинжальщики» на Быховщине

Для многих любителей истории восстание 1863–1864 годов представляется весьма романтичным и идеализированным во многом благодаря произведениям белорусской литературы. На самом деле все намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. До сих пор в историографии различных стран события 1863-1864 годов именуются по-разному: в русской историографии — Второе польское восстание или вообще мятеж, в польской — Февральское восстание, в белорусской — восстание Кастуся Калиновского.

Эти события были своеобразным продолжением восстания 1830–1831 годов (одним из его участников, кстати, был последний хозяин Быховского замка Лев Людвик Сапега, после подавления восстания все его имения были конфискованы). Основная идея повстанцев заключалась в борьбе за независимость, восстановление Речи Посполитой 1772 года как централизованного государства.

Новому восстанию предшествовал довольно длинный подготовительный период. Не прерывавшаяся с 1831 года деятельность польской эмиграции держала все Царство Польское, вошедшее в состав Российской империи, в постоянном напряжении. Но железный режим наместника князя И.Ф.Паскевича не допускал серьезных осложнений...

Вместе с тем в 1862 году подготовка к восстанию шла полным ходом. Во главе мятежников стояли разночинцы — выходцы из средних социальных слоев, воспитанные на революционно-демократических идеях. Эти идеи были восприняты и молодыми выходцами из Беларуси, преимущественно студентами, которые обучались в гражданских и военных учебных заведениях городов центральной России. Они создали несколько подпольных кружков, общее руководство которыми зачастую осуществляли офицеры российского Генштаба, поляки по национальности.

Восстание было назначено на 10 (22) января 1863 года. В этот день отдельные отряды повстанцев совершили около пятнадцати вооруженных нападений на русские гарнизоны, преимущественно на территории Польши. Вследствие плохого вооружения мятежников и разрозненности действий эти первые стычки были незначительны. Восстание плавно перерастало в партизанскую войну...

Волнения охватили и Северо-Западный край (так тогда называли нынешнюю территорию Беларуси). Первыми в феврале начали формироваться группы повстанцев в Гродненской и Виленской губерниях, в первой половине марта — в Ковенской, а к апрелю восстание пришло и на Могилевщину.

На территории сегодняшнего Быховского района действовало два повстанческих отряда, которые в дореволюционной историографии величались не иначе как «банды». Сразу скажем, большинство белорусского крестьянского населения не поддержало «шляхетско-католическое» восстание и активно выступило на стороне российских властей. Крестьяне Могилевщины повсюду относились к повстанцам крайне враждебно. Отряды последних состояли из бывших младших офицеров, студентов, гимназистов, мелких чиновников, мещан и, отчасти, шляхты. Крестьян не было. По сведениям российского историка генерал-майора Василия Ратча, общая численность повстанцев в Могилевской губернии не превышала 800 человек.

В ответ повстанцы, называемые в народе «кинжальщиками», развязали террор по отношению к православному крестьянству и духовенству. Общее число жертв этой бессмысленной, но, к счастью, короткой гражданской войны до сих пор точно не установлено. Исследователи называют разные цифры: от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

В районе деревни Тощица тогда еще Рогачевского уезда была попытка собрать «Рогачевский» отряд, но его не успели сформировать. Его организатором был владелец фольварка Верхняя Тощица отставной штабс-капитан Томаш Гриневич, командиром был назначен подпоручик Станислав Держановский-Станиславович. Но им даже не суждено было встретиться. Держановский-Станиславович, ехавший в Тощицу на место сбора отряда со своими единомышленниками — четырьмя помещиками и ксендзом Бугеном, был остановлен и пленен местными крестьянами. Отправленный в Рогачев к исправнику Блахану крестьянин вернулся в Тощицу с ротой смоленского полка. По дороге они повстречались с основным отрядом повстанцев, узнавшим о пленении товарищей и шедшим им на подмогу. В результате короткой перестрелки мятежники отошли. Через пару часов ночью они вновь атаковали роту, охранявшую пленников. Но время было упущено, на подмогу войскам подошла еще одна рота солдат, и мятежники разбежались по окрестным лесам. В течение двух дней все двадцать шесть повстанцев были пойманы крестьянами, арестованы, а «организатор банды Т. Гриневич» расстрелян в Рогачеве.

Другая группа мятежников — «Быховская» — была более воинственная и наделала много шума в регионе. Возглавлял группу Идельфонс Дементьевич (Демьянович) Анцыпа-Чикунский. Он родился в 1815 году в деревне Миловань Гродненской губернии, шляхтич, учился в Слонимском уездном училище. Шестнадцатилетним юношей Анцыпа участвовал в польском восстании 1830–1831 годов. После его поражения он эмигрировал во Францию, входил в состав Польского демократического общества, выступал в печати по вопросам организации вооруженного восстания, был популярен как публицист. Во время польского восстания 1848 года на территории, оккупированной Пруссией, Анцыпа командовал отрядом крестьян в районе Познани. В 1859 году после царского манифеста 1850 года о прощении участников польского восстания он вернулся на родину, где и жил под надзором полиции в имении брата в Быховском уезде Могилевской губернии.

Когда началось восстание 1863 года, Анцыпа просто не мог остаться в стороне. В дореволюционной историографии его образ подается как бесшабашный сорвиголова «строптивого и бешенаго нрава», утверждается, что и в восстании он принял участие «из любви к искусству». В советской историографии Анцыпа — один из немногих, кто сумел поднять на борьбу крестьянство.

Исследователи ХIХ века утверждали, что Анцыпу, учитывая его «темперамент», организаторы восстания на Могилевщине не хотели брать ни в один отряд, и посему было решено предложить ему сформировать свой. Итогом стало то, что «на зло им Анцыпа взялся затмить их своими делами, и действительно только одному Топору (Топор — кличка Людвика Звеждовского, руководителя (воеводы) восстания в Могилевской губернии — С.Ж.) уступает славою своих подвигов».

Учитывая то, что руководство восстания не очень верило в дееспособность отряда Анцыпы, да и почти вся шляхта Быховского уезда уже пристроилась к другим отрядам, он получил задание «наделать в уезде по возможности больше беспорядков и поднять население».

Буквально за два дня Анцыпа набрал к себе в отряд шесть человек. 24 апреля они двинулись «совершать диверсии». Зная, что у хозяина фольварка Закупленье Манкевича есть коллекция охотничьих ружей, мятежники отправились к нему. Там Анцыпа «объявил себя отрядным начальником польского войска, забрал ружья, рабочих лошадей и уговорил пристать к их компании трех человек». Через некоторое время отряд, в составе которого уже было двенадцать человек, остановился в деревне Закупленье, «где Анцыпа прочитал манифест польского короля и объявил разные милости: дарование земель, уничтожение акциза, и советовал молиться за короля польского». Крестьяне на обещания не повелись, не согласились продать мятежникам свои топоры «по 2 рубля серебром за каждый», но и «панов» не тронули — Анцыпа в начале своей речи объявил, что за ним следует отряд из 300 французов. Спустя несколько суток уездные власти уже считали, что у них в стане блуждают две шайки повстанцев: одна человек 20, другая — 300. Вот она, мятежная смекалка.

Вечером того же дня отряд Анцыпы появился в районе деревни Чечевичи. Повстанцы разграбили шоссейную станцию, разорвали телеграф и сожгли мост через реку Друть. Утром 25 апреля они уже были в деревне Ядреная Слобода, где сожгли бумаги волостного правления и призывали крестьян к мятежу. Отряд пополнился еще тремя людьми. К вечеру уже горело волостное правление в деревне Селец (ныне Болонов Селец), а к формированию примкнули еще четыре человека. Отряд ночевал в фольварке Каркот, хозяин которого Иосафат Анцыпо также примкнул к повстанцам. В течение четырех дней отряд безнаказанно «куролесил» в районе бобруйского шоссе по окольным деревням, уничтожая телеграфные линии, сжигая волостные управы, не обходя стороной питейные дома и кабаки. Не забывая пропагандировать идеи восстания, мятежники видели, что население не идет за ними. Но, в отличие от других регионов, оно повстанцев и не трогало — все боялись мифических французских войск, якобы неотступно следующих за отрядом мятежников.

27 числа в уезд прибыла 15-я рота смоленского полка в составе 70-ти солдат. Власти, учитывая слухи о том, что в регионе орудуют две банды, оставили часть солдат во главе с подпоручиком Липинским охранять становую квартиру, а других отправили искать мятежников. Крестьяне быстро рассказали солдатам во главе со штабс-капитаном Кусонским, где прячутся мятежники. Анцыпа, узнав о приближении войск, решил отойти в район деревни Глухи. Солдаты, прочесав деревни Глухи, Язвы (ныне Восточное), Золотва, пришли к выводу, что банда спряталась в треугольнике леса между этими деревнями. Несмотря на позднее время суток и дождь, было принято решение окружить и взять мятежников в плен. Войска, подкрепленные окольными крестьянами, двинулись в лес и вышли на лагерь мятежников. В результате перестрелки мятежники убили одного солдата, но, теснимые к болоту, потеряв почти все оружие и обоз, сумели уйти. Штабс-капитан Кусонский решил не ввязываться в лесную перестрелку и отвел своих солдат к деревне, прихватив пожитки мятежников. В течение трех дней крестьяне поодиночке и небольшими группками выловили остальных повстанцев, в том числе и Идельфонса Анцыпу — главу бунтарей. Правда, удалось поймать его только 10 мая. При задержании при нем было обнаружено 224 рубля 25 копеек, вероятно, это была полковая касса мятежников — немалые по тем временам деньги. По приказу военно-полевого суда Идельфонс Анцыпа был расстрелян в Могилеве 6 июня 1863 года.

Все участники мятежа на Быховщине были осуждены и получили различные наказания. Кого-то лишили прав дворянства, у иных конфисковали имущество, а кто-то был сослан на поселение в Сибирь. Иосафат Анцыпо, однофамилец главы Быховского повстанческого отряда, отсидев в Могилевском остроге, был сослан в Восточную Сибирь, отчего пошла путаница, и некоторые исследователи пишут, что Анцыпа остался жив. Тем не менее, в Национальном историческом архиве Беларуси хранится рапорт о расстреле Идельфонса Анцыпы.

Восстание 1863—1864 годов, хотя почти и не имело шансов на победу в сложившихся условиях, знаменательно тем, что в нем проявились мужество, решительность и самоотверженность многих сыновей Беларуси в борьбе за волю, свободомыслие и общечеловеческие ценности.

Сергей ЖИЖИЯН, директор Быховского районного историко-краеведческого музея.

”Могилевская правда”

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

08.12.2017 - 09:54 | Могилевская область 15 января отметит 80 лет со дня основания. По страницам истории

15 января 1938 года на карте огромной тогда страны - Советского Союза - появилась Могилевская область. Решение об ее образовании приняла первая сессия Верховного Совета СССР. Начался отсчет современной истории Приднепровского края.

07.12.2017 - 11:12 | В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси

В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси.

22.11.2017 - 10:53 | В Кировском районе поисковики обнаружили останки советских самолетов, сбитых летом 1941-го

В Кировском районе в ходе поисковой экспедиции могилевские историки и краеведы обнаружили фрагменты одного из советских самолетов, сбитых здесь фашистами летом 1941 года. Всего между деревнями Зеленая Роща и Забуднянские Хутора в самом начале Великой Отечественной немцы уничтожили 4 бомбардировщика СБ-2… Благодаря воспоминаниям очевидцев-старожилов поисковикам удалось установить уже несколько имен погибших летчиков.

14.11.2017 - 11:53 | Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года

Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года. Об этом сообщили в МГУ им. А.А. Кулешова.

10.11.2017 - 11:28 | Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова»

Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова». Мероприятие приурочено к 102-летию со дня рождения писателя, сообщили корреспонденту сайта в общественном объединении «Русское культурно-просветительское общество».

Рубрики

Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения