Вверх

Вы здесь

Победа, предсказанная свыше

До войны семья Печковских жила в двухэтажном доме, построенном еще при помещике. Наверное, из-за перенаселенности ( в нем квартировало 36 семей) это здание в Вейно называли «Иерусалим». Рядом с ним в парке стоял дом тоже дореволюционной постройки с двумя входами, прозванный «директорским», поскольку в нем жил директор совхоза «Вейно» Михаил Зданович с женой и зоотехник.

Стадо гнали на восток

В первые дни июля 1941 года, когда у Могилева устрашающе грохотала канонада боев, директор пригласил по-соседски бригадира животноводов Николая Печковского для серьезного разговора.

- Надо совхозное стадо гнать на восток, чтобы не досталось врагу,- сказал Михаил Иванович. - Собирай доярок и пастухов, будем отправляться в дорогу.

- Совхозных свиней эвакуировали раньше, по железной дороге. Бригадир Степан Пархоменко транспортировал их на машинах до Кричева, где их погрузили в состав,- рассказывает жительница агрогородка «Вейно» Тамара Немцева (в девичестве Печковская). Пятилетней девочкой она вместе с отцом-бригадиром, матерью-дояркой, бабушкой и сестрой сопровождала совхозных коров в Сталинградскую область.

- Племенное стадо, в котором насчитывалось около полутора сотен коров, состояло, в основном, из рябеньких,- поясняет рассказчица. - Но встречались среди них и полосатые: от головы по спине у них шла белая полоса. Все коровы за время пути стали для нас, как родные.

Тамара Николаевна вспоминает, что 8 июля, в день отправки, проводить эвакуировавшихся вышли все жители села. Плакали и те, кто уходил, и те, кто оставался. Всех пугало неизвестное будущее…

- Люди поделали из телег кибитки, погрузили в них детей и вещи. Пастухи ехали верхом на конях, охраняя стадо,- продолжает 80-летняя женщина. - На восток шли и ехали директор с женой Марией Васильевной, доярка Ирина Мартынова с 15-летней дочерью Зиной, Данила и Федора Прохоренко, Василий и Матрена Козловы и другие…

Бомбежка под Кричевом  и ящур в России

- Девять повозок и стадо до Войнил следовали без происшествий, - свидетельствует Немцева. - Перед Кричевом на нас налетели немецкие истребители.

«Вечером на подходе к Кричеву налетели фашистские самолеты бомбить впереди дорогу, обстреливать колонну из пулеметов,- писалось в статье «В том суровом 41-м…», опубликованной к 40-летию Победы в районной газете «За камуністычную працу». - Ранили парторга Яковлева. Он с женой остался в Кричеве. Больше его не видели».

- Яковлеву оторвало руку, - вспоминает Тамара Николаевна. - Люди бросали повозки и бежали прятаться. Бабушка, Анна Иосифовна Кирилович, тащила торбу и держала за руку меня. Мы спрятались вместе с беременной мамой и сестрой под высоким берегом реки Сож. Удивительно, но кони стояли под обстрелом не шелохнувшись.

В дороге ее мама, Варвара Печковская ( в девичестве Кирилович ), родила девочку, которая заболела и умерла. Коров гнали по ночам, днем прятались в лесу. Молоко сдавали в пути следования. В статье упоминается о том, что после остановки в Климовичах к колонне присоединили местный скот. В Хотимске на деньги, вырученные от сдачи молока, купили продовольствие, одежду и обувь. Возле д.Перекоповка Курской области у коров обнаружили ящур - пришлось лечить, после выздоровления скота продолжили дорогу.

- Вышли летом, а пришли в зерносовхоз «Хоперский», конечный пункт следования, по снегу - под Новый год,- констатирует моя собеседница. - Хозяйство находилось в 300 километрах от Сталинграда.

Доярки стали рабочими зерносовхоза. Михаил Зданович возглавил одно из пяти отделений хозяйства. Факт спасения от захвата врагами племенной фермы совхоза «Вейно» упоминается в трехтомном издании института истории партии при ЦК КПБ (1985 года выпуска) «Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Оте­чественной войны»: «Группа пастухов и доярок совхоза «Вейно» Могилевского района более трех месяцев гнала стадо племенных коров по дорогам Белоруссии и Российской Федерации».

Вейнянских мужчин призвали в действующую армию. Бригадир Николай Печковский попал в Сталинград, куда в 1943 г. жена ездила на поезде его проведать. Николай Иванович погиб в октябре 1944 года. С фронта вернулись Михаил Зданович и Василий Козлов. В 1946 г. доярки поехали в Вейно. К тому времени деревня была практически разрушена …

Партизанский  налет на «немхоз»

«Ты спрашиваешь, что такое Вейно? Да это совхоз, то есть при нашей власти там сов­хоз был, а теперь, как тебе сказать, немхоз, что ли, подсобное хозяйство эсэсовцев», - это цитата из книги «Вне закона» О.Горчакова о партизанах Могилевщины. В аннотации автор представлен как «легендарный советский разведчик, герой-диверсант, переводчик Сталина и Хрущева».

В период оккупации белорусской земли случилось то, чего опасались жители Вейно. В распоряжение захватчиков попали совхозные постройки, на базе которых они организовали «немхоз» во главе с управляющей - поволжской немкой «фрау Шнейдер», отобрав у населения частных коров.

- Моя свекровь, Прасковья Немцева, свою корову спрятала в чужом сарае, где стоял конь односельчанина. Ее предупредила сестра, Анна Свириденко (в девичестве), служившая у немцев переводчицей,- поясняет Тамара Немцева. - Тетя Аня передавала ценные сведения партизанам. Многие жители Вейно подпольно сотрудничали с ними. Сестры Антипенко Валя и Мария передавали в лес медикаменты, которые приносили из городской больницы. Мельник Семен Орланов молол для партизан зерно. Муку раздавали жителям деревень Князевка, Запрудье, Дубинка, которые пекли хлеб для партизан. Довоенный бухгалтер совхоза Василий Гуреев работал при немцах и передавал разведданные нашим.

В книге «Вне закона» глава «Налет на Вейно» посвящена партизанской операции, состоявшейся 22 июня 1942 года. «Сегодня вечером уходим Вейно громить. Крупный поселок! И стоит там штаб подразделения из дивизии СС «Мертвая голова». Ее батальоны раньше все концлагеря охраняли. Вейно под самым Могилевом. У эсэсовцев командует какой-то Дурлевангер.

…В 0.00 партизаны с трех сторон окружили поселок… Эсэсовцев в штабе не оказалось. Значительную часть гарнизона и рабочего украинского батальона со своим командиром, немецким офицером Франком, временно накануне перевели в Могилев». Партизаны отправились к управляющей хозяйством - немке-колонистке, жившей в «директорском» доме. Фрау Шнейдер до войны работала уборщицей в Могилеве. По воспоминаниям вейнянцев, партизаны заставили немку открыть склады. «Целых три часа хозяйничали партизаны в богатом поселке, в складах и конюшне, на мельнице, в канцелярии, в квартирах офицеров. По дороге к лесу потянулись добротные немецкие двуколки, груженные свиньями, гусями, мешками с мукой и сахаром. В доме Шкредова (лесник, служивший немцам - авт.) нашли более тонны соли».

Немку-управляющую партизаны водили в ночной сорочке с распущенными волосами, в том виде, в каком подняли из постели. «Члены подпольно-партизанской группы кричали: «Шнейдериха заслужила пулю!» - писал Горчаков.

Похороны фрау под угрозой расстрела

Партизанская пуля настигла фрау Шнейдер в зарослях крапивы за домом, где она жила.

- Я, малая, бегала смотреть на убитую немку,- рассказывает 86-летняя жительница Вейно Антонина Баранова (в девичестве - Сипайло). - Потом немцы ее забрали и завезли в клуб. Всех людей согнали провожать убитую. Шесть немцев несли гроб на плечах к Свято-Покровской церкви, возле которой выкопали могилу. Вокруг церковища расставили автоматчиков. Жители Вейно думали, что пришел их смертный час.

- Мою свекровь предупредила о готовящемся расстреле сестра-переводчица,- говорит Тамара Немцева. - Свекровь с четырьмя детьми ушла по канавке в деревню Князевка к родственникам. Многие тогда успели убежать…

Сегодняшние жители Вейно уже путаются в воспоминаниях о том, кто спас население деревни от расстрела. Одни считают спасителем бухгалтера Василия Гуреева, комментируя, что после войны его награждали «от имени Жукова». Вроде, Гуреев заступился перед немецким офицером: «Люди не виноваты. Партизаны приходили из дрибинских лесов». Другие поминают добрым словом переводчицу.

Немку похоронили возле церкви, население отпустили по домам.

Сегодня на церковище рядом с «именными» крестами и памятниками стоят несколько безымянных металлических крестов.

- Кто умирал во время войны - хоронили возле церкви,- поясняет Надежда Ходенкова, которой без малого 90 лет. - На кладбище немцы не разрешали хоронить, боялись партизан. В доме моего отца, Терентия Костусева, жил немецкий офицер, а нашу семью выселили в баню. Моя мама была истинно верующей. В бане собирались верующие, приходившие на церковную службу из других деревень. Помню старика, который вычитал в старой книге слова: «Красный петух побьет черного». Он разъяснял, что победа Красной Армии над фашистской нечистью предсказана свыше.

«Могилевская правда»

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

28.04.2017 - 10:17 | В Могилеве немало памятных мест, связанных с пребыванием здесь последнего российского императора

Ставка Верховного главнокомандующего Российской армией в 1915—1917 годах на два года прописалась в прифронтовом Могилеве. Сюда устремилась минская богема, и в тихом провинциальном городе забурлила общественная жизнь. Тогда могилевчане впервые увидели автомобиль.

27.04.2017 - 12:35 | К 630-летию города Бобруйска

Бобруйск - второй по числу жителей населенный пункт в Могилевской области, административный центр Бобруйского района. Является портовым городом на берегу реки Березина. Расположен в 110 км к юго-западу от Могилева.

26.04.2017 - 10:49 | Катастрофа на Чернобыльской АЭС

31 год назад произошла катастрофа на Чернобыльской АЭС. В той или иной мере ее последствия затронули многие страны Европы. Но в наибольшей степени пострадали Украина, Россия и особенно Беларусь.

19.04.2017 - 10:53 | Могилевчане – в числе победителей XXIV Всероссийских юношеских чтений им. В.И.Вернадского в Москве

XXIV Всероссийский открытый конкурс юношеских исследовательских работ им. В.И.Вернадского прошел в Москве. В научном состязании приняли участие более 1,2 тыс. человек. Среди них – представители Приднепровского края.

17.04.2017 - 09:53 | Следы своих погибших дедов писатель Николай Борисенко нашел совсем недавно

В активе писателя, историка-краеведа и поисковика Николая Борисенко — пятнадцать книг о родной Могилевщине. Десять из них посвящены Великой Отечественной. Военная летопись собственной семьи пока не написана, хотя рассказать и здесь есть о чем. Вторая мировая унесла жизни многих братьев его родного деда Дениса Алексеевича. Родные при этом долгое время не знали, где и как они погибли. О месте захоронения двоих двоюродных дедов совсем недавно поведали российские и немецкие архивы. Есть доля надежды, что во время очередного сезона поисковых работ под Могилевом что-то станет известно о третьем из Алексеевичей.

Рубрики

 
Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения