Вверх

Вы здесь

Призвание дарить добро

«Сестричка, вы меня спасли», - глядя в глаза худенькой девочке, прошептал раненый солдат. В госпитале ему ампутировали ногу, жить не хотелось. Война, казалось, никогда не кончится. 17-летняя санитарка Женя, которую все принимали за медсестру, до рассвета просидела у кровати солдата. Успокаивала, подбадривала, говорила, что все обязательно будет хорошо.

К утру он задремал, а проснувшись, стал меня благодарить и достал подарок — часы, — не сдерживая слез, вспоминает спустя 70 лет ветеран войны Евгения Блувол. — Я этот случай никогда не забуду...

Евгения Островская (Блувол она станет в 1947 году, когда возьмет фамилию мужа) не стреляла в немцев и не вытаскивала раненых с поля боя. Но ее работу в военном госпитале по праву можно назвать спасением жизней. Она умела лечить вовремя сказанным словом и неиссякаемой верой в лучшее. «Твоя работа неоценима, ты — настоящий психотерапевт», — не раз слышала девушка от докторов.

Евгения Григорьевна родилась в Рославле Смоленской области в 1927 году. Когда началась война, отца сразу забрали в армию — в военный госпиталь при действующей армии в деревне Козловка, в 5 км от города, раненых лечить. С мамой Женя эвакуировалась сначала на Тамбовщину, потом в Сталинград, после — в Новосибирскую область. На два года отличница Женя совершенно забыла, что такое учеба. В колхозе таскала тюки с соломой, потом трудилась скотницей в молочном совхозе. Уже там заметили, что девочка способная, и перевели ее работать в бухгалтерию.

— Но очень хотелось учиться! Поступила в школу, в 7 класс. Проучилась недолго — в 1943 году Рославль освободили, мы с мамой и родственниками поехали домой. Дом сгорел, бабушка наша сгорела вместе с ним... Попали в Козловку. Через дорогу от дома, в котором нас приютили, был военный госпиталь, где работал папа. В 60-ти километрах находился фронт — раненых привозили постоянно, требовались санитарки. Нас с двоюродной сестрой Броней, худых, голодных и оборванных, приняли на работу, — вспоминает Евгения Блувол. — Завхоз сразу сказал, что будем мыть раненых. Я возмутилась! Как я, девчонка, буду это делать? Это же голые мужчины — и странно, и стыдно! И заявила категорично, что мыть не буду! «Женька, не хочешь – не надо, я буду мыть», — поручилась за нас двоих Броня. «Ну, а ты тогда воду будешь таскать!» — принял решение завхоз.

Врач поручил Жене кормить тяжелораненых, которые не могли есть самостоятельно и к тому же из-за подавленного состояния порой просто отказывались принимать пищу. Девушка переживала за каждого, как за самого близкого, могла часами стоять над раненым с ложкой и уговаривать съесть хоть кусочек. И ей единственной это удавалось. Приветливую девчонку пациенты полюбили и с нетерпением ждали. И благодаря ей шли на поправку.

— Перевязочного материала было мало, собирали и стирали бинты, — вспоминает Евгения Григорьевна. — Все врачи почему-то думали, что я медсестра. Перехватил меня как-то доктор: «Скорее сюда, сейчас будем руку ампутировать. Вы, сестра, будете держать». «Вы что, я же санитарка! — испугалась я.

Когда госпиталь в 1944 году перевели в Польшу, Женя осталась в деревне, ее приняли в 8 класс. С продовольствием было туго, и еду заменяла пища духовная. Односельчанин, работавший на железной дороге, стал давать любознательной девушке книги из своей библиотеки:

— Я обожала читать! Школа была в 5 километрах от деревни, ходили туда с двумя девочками. Они шли быстро, а я худая, всегда голодная, не могла за ними успеть. И чтобы они не убегали без меня, я рассказывала им истории из книг до самой школы, как Шахерезада.

...В 20 лет Евгения окончила 10 классов, в 1947 году поступила в столичный юридический институт. Экзамены сдала едва ли не лучше всех – три пятерки и одна четверка. Училась и не знала, что ни одного дня не будет работать юристом.

Институт. Маленькая стипендия. Карточная система. Студентке, несмотря на помощь родителей, приходилось туго. Поступать она приехала в туфлях знакомой, а до мая ходила в валенках, пока однокурсник не помог резиновыми сапожками. В самом начале учебы на Женю обратил внимание третьекурсник Миша Блувол из Бобруйска, начал ухаживать. И когда привез невесту знакомиться с родителями, первым делом заявил маме: «Женя лучше тебя варит компот!» В 1949 году ребята поженились. Расписывали их в Рославле и дивились — совсем ведь дети: оба маленькие, худенькие, на двоих чуть больше 80 килограммов «живого» веса.

Михаила после учебы направили работать адвокатом в суд в Пинскую область. Спустя несколько лет он поступил в институт иностранных языков в Минске, устроился преподавать немецкий язык в школе в деревне Воротынь Бобруйского рай¬она. Жене направление не дали - не для всех выпускников нашлась работа по специальности.

— Жила в Бобруйске, помогала свекру шить. Он, как сейчас говорят, был модельером, - рассказывает Евгения Блувол. — А когда в Воротыни понадобился заведующий сельским клубом, поехала к мужу. Оклад был 36 рублей, с доплатой за высшее образование — 40.

Новый завклубом сложа руки не сидела и создала хор доярок из 28 женщин из всех окрестных деревень. Свою «Рыгораўну» они обожали и не переставали удивляться, как она не боится в 10 вечера три километра идти к ним на репетиции.

Без белорусских песен и частушек в исполнении хора доярок ни один праздник на Бобруйщине не обходился, и скоро хор загремел на всю республику! В то время, когда народный артист СССР Григорий Ширма говорил, что хор доярок колхоза им. Пушкина — жемчужина белорусского искусства, председатель хозяйства кричал на Евгению Григорьевну: «Из-за тебя коровы снизили удои!» Его возмущение было понятно, завклубом стопорила работу — увозила доярок на 2—3 дня в Бобруйск, Могилев, на гала-концерт в оперный театр Минска. И даже обещала показать московской публике!

Председатель колхоза деньги на костюмы долго не выделял, выступали в своих юбках, фартуках да хусточках. Когда, наконец, выписал 150 рублей, Евгения купила 50 метров белого штапеля, и у хора появились первые костюмы. На машины глава колхоза тоже не всегда был щедрым, вспоминает Евгения Григорьевна. Однажды, чтобы отвезти хор на концерт на грузовом такси, ей пришлось отдать всю свою месячную зарплату. Но женщина не жалела. Делу, которое любила, она умела отдавать всю себя без остатка. Это видели и ценили. На одном из республиканских фестивалей Евгению Блувол наградили Грамотой Верховного Совета БССР. Ее «ученицы» тоже не оставались без внимания — позже запевале хора Ольге Дашковской было присвоено звание «Заслуженный деятель искусств».

- Однажды меня как передового работника пригласили на республиканское совещание в Минск. в Минск. Когда выступал представитель из Витебского отдела культуры и сказал, что работнику культуры на селе зарплаты в 36 рублей вполне достаточно, я не выдержала и передала записку в президиум, — рассказывает Евгения Блувол. — Мне дали слово — хор доярок уже все знали в республике. Я вышла, рассказала о своей деятельности и предложила товарищу из Витебска взять пример с китайских товарищей — чтобы узнать работу низов, верхам надо с ними поменяться. В зале затаили дыхание.

Проникнувшись уважением к смелой маленькой женщине, к ней подошел корреспондент из «Советской Белоруссии» и предложил написать по этому поводу статью. Написала. Напечатали. И заплатили 67 рублей!

Евгения Блувол проработала в Воротыни всего 5 лет, и выступать в Москву доярки поехали уже без любимого руководителя. Но как всегда успешно. Сама Екатерина Фурцева им тогда подарила магнитофон! А Евгении Григорьевне судьба приготовила новое дело, не менее интересное и значимое.

В 1962 году Михаил Блувол уже работал в техникуме в Бобруйске, и когда Евгению Григорьевну пригласили на должность директора клуба глухих, она согласилась — хотела, понятное дело, быть вместе с мужем. Колхоз, естественно, отпускал ее с боем... На новой работе, кстати, юридические знания очень пригодились. На учете у Евгении Блувол была тысяча глухих из Кировского Осиповичского, Глусского и Бобруйского районов. Пришлось выучить язык жестов и начать решать многие вопросы — выступать защитницей их интересов, покупать дома и коров, строить печи, помогать детям. Глухим право управления автомобилем не предоставляли, и Евгения Григорьевна сделала почти невероятное — организовала курсы по авто- и мотовождению и добилась, чтобы окончившим курсы выдали машины! Зная, что Блувол умеет вершить чудеса, к ней из Кировского района как-то приехала глухая женщина и рассказала о тяжело заболевшей 14-летней дочери. Благодаря Евгении Григорьевне, поднявшей на ноги весь город, девочке в порядке исключения выдали путевку в санаторий в Друскининкай, она вылечилась. Стоит ли говорить, что спустя время самым почетным гостем на ее свадьбе была давняя спасительница.

Кажется, что такие люди, как Евгения Блувол, появляются на свет исключительно для того, чтобы делать добро. Делать бескорыстно и не ждать ничего взамен. И если работать — то честно, добросовестно и с самоотдачей. Именно поэтому директор предприятия называл Евгению Григорьевну, 31 год проработавшую сначала директором клуба, а потом председателем Бобруйского межрайонного отдела глухих, легендарной.

”Могилевская правда”

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

08.12.2017 - 09:54 | Могилевская область 15 января отметит 80 лет со дня основания. По страницам истории

15 января 1938 года на карте огромной тогда страны - Советского Союза - появилась Могилевская область. Решение об ее образовании приняла первая сессия Верховного Совета СССР. Начался отсчет современной истории Приднепровского края.

07.12.2017 - 11:12 | В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси

В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси.

22.11.2017 - 10:53 | В Кировском районе поисковики обнаружили останки советских самолетов, сбитых летом 1941-го

В Кировском районе в ходе поисковой экспедиции могилевские историки и краеведы обнаружили фрагменты одного из советских самолетов, сбитых здесь фашистами летом 1941 года. Всего между деревнями Зеленая Роща и Забуднянские Хутора в самом начале Великой Отечественной немцы уничтожили 4 бомбардировщика СБ-2… Благодаря воспоминаниям очевидцев-старожилов поисковикам удалось установить уже несколько имен погибших летчиков.

14.11.2017 - 11:53 | Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года

Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года. Об этом сообщили в МГУ им. А.А. Кулешова.

10.11.2017 - 11:28 | Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова»

Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова». Мероприятие приурочено к 102-летию со дня рождения писателя, сообщили корреспонденту сайта в общественном объединении «Русское культурно-просветительское общество».

Рубрики

Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения