Вверх

Вы здесь

Сбежавший из ада

Новость, молнией облетевшая 8 февраля 1945 года немецкий концлагерь на острове Узедом в Балтийском море, имела эффект разорвавшейся бомбы. Группе русских заключенных удалось совершить побег, угнав немецкий бомбардировщик «Хенкеле-111»! Лагерное начальство пребывало в шоке. И было от чего. На западной оконечности острова располагалась секретная ракетная база Третьего рейха Пенемюнде, возглавляемая Вернером фон Брауном. Там ночами производились запуски ракет «Фау-2», которыми фашисты терроризировали мирное население Англии. Если о ЧП узнают в Берлине – головы полетят с плеч. А тут еще посланные вдогонку «мессершмитты» вернулись ни с чем. Фашистам оставалось уповать на то, что беглецы упали где-нибудь в море… А они, ориентируясь по часам и солнцу, долетели до своих! Управлял угнанным «бомбером» 27-летний летчик-истребитель, уроженец мордовского села Торбеево старший лейтенант Михаил Девятаев.

Михаил Петрович Девятаев, как многие советские мальчишки, с детства мечтал стать пилотом. По окончании семилетки он поехал поступать в Казанский авиатехникум. Но из-за забытого дома свидетельства об образовании Михаила не допустили к экзаменам. Пока нужный документ дошел в Казань по почте — прием закончился. Чтобы с позором не возвращаться домой, паренек решил поступить в речной техникум. Учился на капитана теплохода и посещал занятия в местном аэроклубе: прыгал с парашютом, осваивал самолет «У-2». И очень хотел стать летчиком-истребителем. Михаил обратился в военкомат, и там его направили в Оренбургское летное училище.Мало кто знает, что пилот, совершивший этот подвиг, имеет самое непосредственное отношение к Могилеву. Здесь он начинал летную службу и сражался с хвалеными асами Геринга в июне 41-го.

В 1940 году Михаил Девятаев получил заветные лейтенантские «кубики». Молодого летчика направили в Торжок, а затем в Могилев. Здесь как раз формировалась 43-я истребительная авиадивизия, которой командовал участник воздушных боев в Испании генерал-майор Г.Н.Захаров, будущий Герой Советского Союза. Михаила определили в 163-й авиаполк. Вместе с однополчанами он осваивал модернизированные истребители «И-16», которые шли в полк прямо с завода (новые машины имели более мощные моторы и вооружение), и готовился защитить Родину от нападения противника. Об этом он писал в своих письмах матери и любимой девушке.

Мирная жизнь закончилась утром 22 июня. Уже в 9.00 по приказу комдива 163-й полк поднялся в воздух на прикрытие Минска. За пару дней летчикам 163-го удалось отра-зить несколько налетов, сбив с десяток вражеских машин. Михаил же чуть не плакал от досады – его «ястребок» был весь изрешечен воздушными стрелками «бомберов», а открыть личный счет все никак не удавалось. Но уже над Могилевом и на его долю выпала первая удача. В разрыве облаков лейтенант Девятаев заметил «Юнкерс-87» и ринулся на перехват. От двух длинных очередей из всех пулеметов «лаптежник» вспыхнул и камнем упал на землю. А через день Девятаев сам попал под огонь «мессершмитта». Тут пригодился опыт, полученный в аэроклубе. Спускаясь на парашюте, Михаил, управляя стропами, смог вывернуться из-под губительного огня немецкого летчика…

Меньше месяца 43-я авиадивизия воевала под Могилевом. Летчики в день делали по 4—5 боевых вылетов. Пилоты летали в разведку, вели нескончаемые, изнурительные воздушные бои, штурмовали пехотные колонны противника на подступах к городу. За это время летчики 43-й дивизии выполнили в общей сложности 4638 боевых вылетов, налетав 5956 часов. В районе Минска, Бобруйска и Могилева ими было сбито 167 немецких самолетов разных типов. Собственные потери составили 63 самолета, уничтоженных на земле, и 26, сбитых в воздушных боях…

21 сентября 1941 года при возвращении с задания лейтенант Девятаев был атакован «мессершмиттами». Одного из них сбил, но и сам получил серьезное ранение в левую ногу. Михаил посадил самолет на свой аэродром и тут же лишился чувств от большой потери крови. Спас его комэск Бобров. Девятаеву прямо на крыле истребителя сделали переливание крови и отправили в госпиталь. К этому времени он совершил 180 боевых вылетов, в 35 воздушных боях сбил лично 9 самолетов, за что был награжден орденом Красного Знамени.Вскоре дивизию отправили в тыл на переформирование. Так Михаил оказался в 237-м авиаполку в эскадрилье прославленного еще со времен Испании капитана Владимира Боброва. На новых истребителях «Як-1» перехватывал над Тулой «юнкерсы» и «хейнкели», летевшие бомбить Москву. У Михаила увеличивался личный счет сбитых немцев. В одном бою Девятаев был ранен, но сбежал из госпиталя в свой полк, за что получил нагоняй от командира.

После госпиталя врачебная комиссия чуть не списала Михаила подчистую. Больших трудов стоило парню убедить медиков направить его хотя бы в тихоходную авиацию. Там он командовал звеном самолетов связи «У-2». А в сентябре 1943-го его перевели в 1001-й санитарный авиаполк. Михаил вывозил с передовой раненых бойцов и офицеров, попутно доставлял в госпитали донорскую кровь и медикаменты. За мужество и отвагу, проявленные при выполнении боевых заданий, командование полка повысило отважного летчика в звании и представило к ордену Отечественной войны 2-й степени. Но в истребительную авиацию, нес--мотря на многочисленные рапорты Девятаева, отправлять не собиралось. Мол, кто раненых вывозить будет? Только случайная встреча в мае 1944 года со своим бывшим командиром Бобровым решила судьбу Михаила. С просьбой о помощи майор Бобров обратился к прославленному асу А.И.Покрышкину. И вскоре старший лейтенант Девятаев вновь стал летчиком-истребителем.

… 13 июля 1944 года в воздушном бою за линией фронта Девятаев подбил один «Фокке-Вульф», но и его «Аэрокобру» подожгли. Летчик пытался дотянуть до своих. Но самолет мог вот-вот взорваться. Выпрыгнув с парашютом, Михаил ударился о хвостовой стабилизатор и потерял сознание. Очнулся в немецком плену…

Фашисты требовали от раненого летчика выдать название части, ее расположение, имена командиров. Михаил им ничего не сказал. Его отправили в разведотдел абвера в Варшаву. Не добившись и там от Девятаева никаких ценных сведений, немцы бросили его в Лодзинский лагерь для военнопленных. Здесь с группой товарищей Михаил начал готовить побег. Но подкоп обнаружила охрана. Организаторов схватили, пытали и приговорили к смерти. Но почему-то не расстреляли, а отправили в лагерь смерти Заксенхаузен (под Берлином). Михаилу опять повезло: в санитарном бараке парикмахер из числа заключенных заменил его бирку смертника на бирку штрафника, учителя из Дарницы Григория Никитенко, убитого охранниками.

В конце октября 1944 года «учителя из Дарницы» в составе группы из 1500 заключенных отправили в лагерь на остров Узедом. Оттуда еще никто не сбегал: все попытки жестоко карались охраной. И все же Девятаев думал о побеге. Засыпая на аэродроме воронки от бомб, он примечал все подробности его жизни: когда заправляются самолеты, когда команды уходят обедать… Его внимание привлек «Хейнкель-111». Он чаще других летал, и его после посадки сразу готовили к новому вылету.

В районе линии фронта самолет обстреляли наши зенитки. Пришлось идти на вынужденную. «Хейнкель» сел на брюхо южнее населенного пункта Голлин в расположении артиллерийской части 61-й армии. Девятаев доложил командующему 61-й генерал-лейтенанту Павлу Белову о месте расположения секретного немецкого полигона, что стало настоящей сенсацией для штаба. После этого Узедом бомбили пять дней. Возможно, в том, что 14 февраля 1945 года в Пенемюнде взлетела последняя ракета «Фау-2» и полигон был закрыт, есть заслуга летчика из села Торбеево.Побег был назначен на 8 февраля 1945 года. Группу Девятаева отправили на аэродром засыпать воронки. Выбрав момент, узники убили конвоира и тайком проникли на стоянку самолетов. Там Девятаев смог запустить двигатели «бомбера» и начал выруливать на старт. Но взлететь незамеченными не удалось – кто-то обнаружил тело убитого охранника и поднял тревогу. В сторону «хейнкеля» со всех сторон бежали немецкие солдаты. Но самолет долго не мог оторваться от полосы. При помощи товарищей Девятаев что есть силы тянул штурвал на себя. Только в конце полосы «хейнкель» с трудом оторвался от земли и на малой высоте пошел над морем…

Правда, «особисты» не поверили, что заключенные концлагеря могли угнать самолет. Трое суток в СМЕРШе их без перерыва допрашивали. Беглецов-солдат отправили в штрафную роту «искупать вину» (где почти все они и погибли), а Девятаева определили... в освобожденный лагерь Заксенхаузен, ставший «спецлагерем НКВД №7». Там его в сентябре 1945 года на рубке леса отыскал некий «полковник Сергеев», интересовавшийся разгромленным центром в Пенемюнде. Суровый коренастый дядька обматерил конвоира, заявив, что «теперь я тут за все отвечаю», и повел обомлевшего Девятаева на полигон. Михаил показал полковнику, где располагались пусковые установки, подземные цеха. Отыскали даже узлы ракет. На прощание офицер извинился, что не может его сейчас освободить, но пообещал это сделать в ближайшее время. Слово сдержал – Девятаева вскоре перевели в Псковскую область, освободили и дали звание младшего лейтенанта ...артиллерии. Лишь через 10 лет Михаил узнал, кому обязан освобождением, — Сергею Павловичу Королеву, который возглавлял ракетную программу СССР и собирал все сведения о трофейном вооружении. Его же стараниями в 1957 году Михаилу Девятаеву, которого из-за плена с трудом взяли на работу грузчиком в Казанском речном порту, а затем дежурным по речному вокзалу, присвоили звание Героя Советского Союза. И жизнь бывшего узника сразу наладилась…

Кстати, в начале 80-х правительство ГДР пригласило Михаила Девятаева вместе с семьей посетить страну. Побывал он и на острове Узедом. Показал сыновьям, где были бараки, откуда пускались ракеты, где стоял самолет. Прошел с ними весь путь по рулежной дорожке и взлетной полосе к морю. Что сказал им тогда?.. Что на этом клочке земли постоянно думал о Родине, и это давало ему силы. Сказал еще, что из любого, даже самого трудного положения в жизни есть выход. Главное – не отчаиваться, не потерять в себе человека.

Сергей Петров, «Могилевская правда»

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

08.12.2017 - 09:54 | Могилевская область 15 января отметит 80 лет со дня основания. По страницам истории

15 января 1938 года на карте огромной тогда страны - Советского Союза - появилась Могилевская область. Решение об ее образовании приняла первая сессия Верховного Совета СССР. Начался отсчет современной истории Приднепровского края.

07.12.2017 - 11:12 | В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси

В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси.

22.11.2017 - 10:53 | В Кировском районе поисковики обнаружили останки советских самолетов, сбитых летом 1941-го

В Кировском районе в ходе поисковой экспедиции могилевские историки и краеведы обнаружили фрагменты одного из советских самолетов, сбитых здесь фашистами летом 1941 года. Всего между деревнями Зеленая Роща и Забуднянские Хутора в самом начале Великой Отечественной немцы уничтожили 4 бомбардировщика СБ-2… Благодаря воспоминаниям очевидцев-старожилов поисковикам удалось установить уже несколько имен погибших летчиков.

14.11.2017 - 11:53 | Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года

Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года. Об этом сообщили в МГУ им. А.А. Кулешова.

10.11.2017 - 11:28 | Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова»

Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова». Мероприятие приурочено к 102-летию со дня рождения писателя, сообщили корреспонденту сайта в общественном объединении «Русское культурно-просветительское общество».

Рубрики

Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения