Рус Бел Eng 中文

Территория памяти — Буйничское поле

На этом куске земли, пропитанной кровью героев, 23 дня — с 3 по 26 июля 1941 года — стоял насмерть 388–й стрелковый полк во главе с полковником Кутеповым. Гитлеровцы, во много раз превосходившие наши войска по численности и вооружению, рвались к Могилеву. По официальным данным, защитников Могилева (речь не только о кутеповцах) было около 30 тыс. А установить удалось имена лишь 2,5 тыс. из них. Около 480 увековечены на мемориальных плитах в каплице на Буйничском поле. Но мы должны помнить не только тех, кто вернулся из небытия, но и тех, кто все еще ждет своего часа.

Шли на верную смерть

Через арку проходим на поле солдатской славы, к каплице из красного кирпича — мемориалу героическим защитникам Могилева. Помимо полка Кутепова, здесь отважно сражались два артиллерийских дивизиона и народные ополченцы.

В обороне страны немало героических страниц. Но подвиг тех, кто воевал на Буйничском поле, стоит особняком. Ведь сражаться им пришлось в особых условиях: здесь не было укрытий, защищавших от пуль крепостных стен, не было прикрытия авиации. До недавнего времени считалось: не было и танков. Но могилевский историк и поисковик Николай Борисенко отыскал немецкие документы, уточняющие, что у защитников танки были.

«Правда, меньше десятка, - уточнил Николай Борисенко. - Но это ничуть не умаляет подвиг оборонцев. Понимали, что идут на верную смерть, но не падали духом. Такая вот жертвенность во имя победы. Только кутеповцы за один день подожгли около четырех десятков немецких танков и бронемашин...».

Не забыть, не вычеркнуть

Увы, судьба многих защитников неизвестна по сей день. По данным Борисенко, всего в годы Великой Отечественной фашисты взяли в плен около 35 тысяч оборонцев Днепровского рубежа. Пока достоверно известно: с Буйничского поля в «шталаг» в Нойхаммер нацисты отправили несколько десятков красноармейцев, около 60 позже перевели в Освенцим. На самом деле цифра в разы больше. Живыми они не вернулись. Участь уцелевших была незавидной. Получивших клеймо изменника Родины не приглашали на парады, не чествовали в День Победы. И это — трагическая сторона могилевской обороны. Борисенко, восстановивший по архивам и памятным медальонам более тысячи имен, с грустью констатирует: «Их реабилитировали в 1955 году после специального постановления ЦК КПСС. Сотни имен добавились к списку защитников Могилева. Но сколько еще во тьме... Недавно удалось проследить послевоенную судьбу нескольких уцелевших кутеповцев... Внук одного из них — Михаила Бакулина, попавшего в «шталаг», — Григорий Плохотнюк недавно приезжал в Могилев. Признался: давно мечтал побывать на поле, воспетом Симоновым, больше узнать о судьбе деда, таких же военнопленных, незаслуженно забытых после войны».

На Буйничское поле приезжал и сын Семена Кутепова Владимир. Привез много интересных документов. Но в судьбе прославленного полка Кутепова много белых пятен. До сих пор точно неизвестно, как и где погиб сам полковник. По словам Борисенко, есть четыре версии: 25 июля 41–го в могилевской школе № 11 собрались командиры. Фашисты, узнав об этом, ворвались в здание и всех перестреляли. Вторая: Кутепов попал в плен на Буйничском поле. Третья: он вырвался из окружения, но погиб на территории района. И последняя: узнав, что штаб 172–й дивизии, в состав которой входил его полк, захвачен врагом, Кутепов с уцелевшими бойцами рванул на подмогу и был убит.

...Недавно в филиале музея истории Могилева «Буйничское поле» появился пожилой немец. Оказалось — сын одного из сражавшихся на Буйничском поле. Заведующий филиалом музея Петр Хованский вспоминает: «На ломаном русском объяснил: хочу увидеть поле, которое всю жизнь с ужасом вспоминал отец. Тяжело раненный под Смоленском, он до конца дней не мог забыть не ту битву, а горячий июль 41–го под Могилевом...».

Островок надежды

Навсегда осталось это поле в сердце писателя Константина Симонова. Он прибыл сюда 12 июля 1941–го вместе с фотокором Павлом Трошкиным по заданию редакции газеты «Известия» и оказался на переднем крае обороны. О героических защитниках Могилева он вскоре расскажет всей стране в очерке «Горячий день». Это был его первый репортаж с войны. Говорят, те «Известия» зачитали до дыр. Среди ужаса и шока первых военных дней люди нуждались в героических примерах. И этим примером стали защитники Могилева, насмерть стоявшие на Буйничском поле. Уже после сын Симонова Алексей, не раз приезжавший в Могилев на литературные Симоновские чтения, скажет: это поле стало не только для отца — для тысяч советских людей «островком надежды». Да и сам писатель признавался: «У меня есть кусочек земли, который мне век не забыть, — поле под Могилевом...» При жизни Константин Михайлович нередко бывал в Могилеве, встречался с ветеранами и студентами, подолгу бродил по Буйничскому полю. Его он увековечит в трилогии «Живые и мертвые», а погибший полковник Кутепов, чьим именем названа улица в Могилеве, послужит прообразом генерала Серпилина...

Симонов останется в Могилеве навсегда. Его имя увековечат в названии улицы, в его честь откроют музей, на въезде в Буйничский мемориал установят памятный камень. На обратной стороне 15–тонного валуна табличка: «К.М.Симонов. 1916 — 1979. Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах».

Камень появился через год после его смерти, в 1980–м. Но до сих пор многие россияне уверены: Симонова похоронили в Москве, на Новодевичьем кладбище. Могилевские историки уточняют — хотели похоронить. Но близкие исполнили последнюю волю писателя «огненных лет». Хотя в ту пору сделать это было довольно сложно, привезли в Могилев урну с его прахом. Константин Михайлович не хотел пышных проводов и традиционных казенных речей, а хотел навсегда остаться с героями, которых встретил тут в июле 41–го...

Правда, немногие знают: урна с прахом писателя покоится не под валуном, а за сотни метров, по другую сторону Озера слез. Борисенко признается: мы говорили с Алексеем Симоновым, что урну надо перенести под камень. Однажды это произойдет.

О Буйничском поле пишут книги, снимают фильмы. Студенты и преподаватели Могилевского государственного университета имени Кулешова в фильме «23 дня из 41–го» показывают уникальные кадры из трофейной кинохроники вермахта. Немцы поражались мужеству и стойкости могилевских защитников, называли город неприступной крепостью.

3 июля, в День Независимости, на Буйничское поле будут нести цветы и венки. И снова прозвучат имена героев. Но так важно, чтобы тех, кто остался здесь навсегда, вспоминали не только в праздники, но и в будни...

Фото автора, Ольги ТКАЧЕВОЙ, Галины ГАВРИЛОВИЧ и из архива Николая БОРИСЕНКО.

Советская Белоруссия №120 (24257).

Автор публикации: Ольга КИСЛЯК

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

23.05.2018 - 10:24 | В Кричеве во дворце Потемкина открыли «Зал афганской славы»

Во дворце Потемкина в Кричеве открыли «Зал афганской славы». В торжестве приняли участие представители райисполкома, Совета депутатов, общественных организаций, ветераны пограничных войск, и, конечно, те, кто прошел Афганистан.

22.05.2018 - 09:06 | Памятный знак в честь 100-летия пограничных войск появился в Кричеве

В парке Победы Кричева открылся памятный знак в честь 100-летия образования пограничных войск. Мемориал появился по инициативе районной общественной организации «Белорусский союз ветеранов войны в Афганистане» при поддержке местного райисполкома.

21.05.2018 - 12:19 | Беларусь примет мото-автопробег «Победа без границ»

На территории стран СНГ, в том числе и в Республике Беларусь, проходит Международный патриотический мото-автопробег «Победа без границ» памяти всех воинов, погибших в годы Великой Отечественной войны, по местам боевой славы Панфиловской дивизии.

15.05.2018 - 09:41 | Поисковый клуб «ВИККРУ» нашел точное место легендарной битвы при Головчине 1708 года

Вышел 11-й выпуск военно-исторического сборника «Могилевский поисковый вестник».

28.04.2018 - 13:03 | В Славгородском районе проходит краеведческая поисковая экспедиция «Днепровский рубеж»

Поисковая краеведческая экспедиция «Днепровский рубеж» работает в Славгородском районе. Здесь, на берегах Сожа в 1941 году мужественно сражались воины 20-го стрелкового и 25-го механизированного корпусов Красной Армии. При попытке вырваться из вражеского окружения и штурме немецких укреплений в Славгороде в июле 1941 года сотни красноармейцев и командиров погибли, тысячи пропали без вести, попали в плен.