Рус Бел Eng

У кого и сегодня ключи от комнаты-сейфа?

Счастливое возвращение Слуцкого Евангелия из пропавшего в Могилеве Антикварного фонда СССР наталкивает на мысль: остальные ценности тоже здесь, в Беларуси...

В начале Великой Отечественной войны в Могилеве пропали ценности, которые входили в состав Антикварного фонда СССР. Спустя семьдесят три года их судьба так и не прояснилась. Многие белорусские, да и не только, историки, исследователи, журналисты уже не раз пытались выяснить, куда исчезли могилевские реликвии. Удивительно, но за эти десятилетия всплыла только одна из тех ценностей, что находились в комнате-сейфе: Слуцкое Евангелие, не иначе как чудесным образом, вернулось на родину благодаря щедрости одной из верующих. Впрочем, этот факт ни на шаг не приблизил к остальным экспонатам.

Комната-сейф, где до Великой Отечественной войны и хранились антикварные ценности, находилась в здании обкома партии. Сегодня там располагается областной художественный музей, но та уникальная комната сохранилась. Правда, она давно лишилась бронированной двери и использовалась для хранения инвентаря. Лишь недавно в комнате разместили голограмму знаменитого креста Евфросинии Полоцкой, который вместе с другими ценностями тоже, как известно, исчез в годы войны.

Сам музей по улице Ленинской вместе с экспонатами сгорел еще в первые военные дни. Так что почти все из того, что хранится в отстроенном здании сегодня, появилось уже после освобождения. Исключение составляют лишь четыре иконы Боровиковского, которые по чистой случайности в июле 1941 года находились в другом месте, да и «слиток» из расплавленных монет, найденных на пепелище.

— А вот про ценности в комнате-сейфе до сих пор ничего не известно, — рассказывает старший научный сотрудник Могилевского областного краеведческого музея Людмила Кондратьева. — Что до счастливого воскресения Слуцкого Евангелия, которое якобы передала прихожанка одному из священников Минской епархии, то у меня в последнее время возникает все больше сомнений, что оно вообще находилось в комнате в тот момент, когда из нее вывозили ценности.

К такому выводу Людмила Федоровна пришла не случайно: раз все реликвии пропали вместе, то у них и история общая. Но после чудесного появления Слуцкого Евангелия об остальных ценностях так ничего и не слышно.

Впрочем, появление Слуцкого Евангелия может говорить и об обратном. Если через несколько десятков лет оно объявилось на территории Беларуси, значит, следы других пропавших ценностей тоже следует искать здесь. И у этой версии есть вполне логическое обоснование.

— Сразу после начала войны директор музея Иван Мигулин обратился в Могилевский обком партии с предложением спрятать ценности у местных жителей. Но директора тогда назвали паникером и пригрозили тюрьмой. Иван Сергеевич оставил музей и ушел в ополчение, — продолжает Людмила Кондратьева.

Он забежит на бывшую работу через десять дней, когда в городе уже вовсю будет идти эвакуация, чтобы выяснить судьбу содержимого комнаты-сейфа, но часовые в здание его не пропустят, заверят только, что все эвакуировали. Правда, не объяснят, как смогли открыть дверь. После войны в разговорах с Людмилой Федоровной бывший директор не раз утверждал: ключ от сейфа был только у него.

В конце 90-х годов прошлого столетия вдруг активно стали появляться свидетели, которые заявляли, что лично на машинах вывозили из обкома ценности комнаты-сейфа. В частности, могилевчанин Петр Поддубский (в живых его уже нет) рассказывал, что был водителем одного из четырех грузовиков, на которых эвакуировали национальные реликвии. Причем сопровождал груз сам первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Пономаренко. Правда, назвать точный московский адрес водитель не смог — на здании, к которому они подъехали, по его словам, не было никакой вывески.

Ходили и разговоры о том, что довести ценный груз до пункта назначения не удалось, и его зарыли в лесах или Могилевского, или Краснопольского районов.

Но самая популярная версия исчезновения содержимого комнаты-сейфа — крест и другие ценности захватили немцы, следовательно, искать экспонаты нужно в Германии.

— Мигулин, с которым мы не один раз поднимали эту тему, всегда, как по заученному тексту, утверждал: все досталось немцам, — дополняет Людмила Кондратьева.

Впрочем, эта версия вполне логична. Нашелся даже свидетель — учитель Луковников, — который рассказывал, что немцы, предположительно это было в октябре 1941 года, вскрыли комнату-сейф, а он сделал ее опись. Затем экспонаты вывезли в Германию. Непонятным остается одно: как немцы добрались до сокровищ? После войны на дверях не найдено никаких следов вскрытия. Значит, открывали их все тем же одним ключом, который, как говорилось выше, был только у директора музея…

За десять дней эвакуации из Могилева уйдет 900 (!) вагонов с материальными ценностями. Нашлось бы в них место для содержимого комнаты-сейфа? Вполне. Стоит учитывать, что даже зоопарк, который в Могилев прибыл накануне войны, и тот уместили в вагоны. А тут речь идет о ценностях, входивших в Государственный антикварный фонд СССР.

Многие исследователи сходятся во мнении: искать реликвии нужно в Санкт-Петербурге. Коллекция ценностей, которая хранилась в Могилеве, состояла на учете не где-нибудь, а в Эрмитаже. Но на запрос туда сотрудники Могилевского музея получили ответ, что эвакуированных ценностей там не было и нет.

— А директору музея Ивану Константиновичу Скворцову, занявшемуся вместе с белорусскими историками поиском креста, по его словам, после нескольких попыток намекнули: не лезьте не в свое дело, — говорит Людмила Федоровна.

Впрочем, после отправленного запроса в Эрмитаж неофициально оттуда поступила информация, что, вероятнее всего, могилевские ценности находятся в коллекции Моргана. Судя еще по одной версии, которая активно распространялась в первые послевоенные годы, один из немецких офицеров, проходивший в годы оккупации мимо здания обкома партии, заинтересовался, что скрывается за бронированной дверью одной из комнат. По его приказу военнопленные вскрыли дверь, после чего офицер похитил все имущество, вывез его в Германию и продал частному коллекционеру из Америки.

В 90-х годах прошлого века в Моргановский фонд было направлено даже письмо-обращение из Беларуси. На него получили неоднозначный ответ: в фондах Пирпонта Моргана Креста Евфросинии нет, а вот за коллекции других Морганов совет директоров не ручается. Любопытен в этом случае такой факт: в коллекции Морганов точно были чешские и немецкие кресты времен Евфросинии Полоцкой, так что и белорусская реликвия могла заинтересовать американских коллекционеров…

Послевоенную опись пропавших ценностей директор музея Иван Мигулин (проработал на этой должности до 1967 года) составлял по памяти уже после освобождения. Этот акт, датируемый 22 декабрем 1944 года, хранится теперь в Могилевском областном краеведческом музее. Экспонаты перечислены коллекциями, лишь самые ценные — отдельно. Здесь же указана и примерная их стоимость. Среди самых дорогих потерь — коллекция риз, окладов, церковной и бытовой утвари XIV—XVIII веков (10 миллионов рублей по ценам того времени), коллекция икон XIII—XVIII веков (5 миллионов рублей), Крест Евфросинии Полоцкой (6 миллионов рублей), золотой и серебряный ключи от Могилева (1 миллион рублей).

Сам Мигулин стал и первым подозреваемым по делу пропажи ценностей. Правда, отделался директор музея, можно сказать, легким испугом: строгий выговор и временное отстранение от должности — не самое страшное наказание той поры.

Куда могли подеваться могилевские ценности? Да куда угодно. Могли пойти в виде платы союзникам по антигитлеровской коалиции за помощь. Чем антиквариат не деньги? Могли быть просто уничтожены. Приказ Сталина от 3 июля 1941 года четко гласил: ничего не оставлять врагу...

И все же хочется верить, что Крест Евфросинии Полоцкой и другие таинственно исчезнувшие реликвии когда-нибудь найдутся и мы снова увидим их.

«Белорусская нива»

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

15.05.2018 - 09:41 | Поисковый клуб «ВИККРУ» нашел точное место легендарной битвы при Головчине 1708 года

Вышел 11-й выпуск военно-исторического сборника «Могилевский поисковый вестник».

28.04.2018 - 13:03 | В Славгородском районе проходит краеведческая поисковая экспедиция «Днепровский рубеж»

Поисковая краеведческая экспедиция «Днепровский рубеж» работает в Славгородском районе. Здесь, на берегах Сожа в 1941 году мужественно сражались воины 20-го стрелкового и 25-го механизированного корпусов Красной Армии. При попытке вырваться из вражеского окружения и штурме немецких укреплений в Славгороде в июле 1941 года сотни красноармейцев и командиров погибли, тысячи пропали без вести, попали в плен.

11.04.2018 - 12:44 | 11 апреля по решению Организации Объединенных Наций отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей

11 апреля по решению Организации Объединенных Наций отмечается Международный день освобождения узников фашистских концлагерей.

23.03.2018 - 10:04 | Митинги-реквиемы к 75-летию трагедии Хатыни прошли на Могилевщине

Митинги-реквиемы к 75-летию трагедии Хатыни прошли 22 марта на Могилевщине.

21.03.2018 - 09:57 | К 75-летию трагедии Хатыни в Кировском районе состоится областной митинг-реквием у мемориального комплекса «Памяти сожженных деревень Могилевской области»

Областной митинг-реквием, посвященный 75-летию трагедии Хатыни, состоится 22 марта в 12.00 у мемориального комплекса «Памяти сожженных деревень Могилевской области» (д.Борки Кировского района).