Рус Бел Eng 中文

В лесу могилевского микрорайона Казимировка найдены останки 58 мирных жителей, погибших здесь в годы Великой Отечественной войны

В лесу могилевского микрорайона Казимировка, где гуляют люди, строятся коттеджи, где расположен один из корпусов Белорусско–Российского университета, военные 52–го специализированного поискового батальона Министерства обороны подняли останки 58 мирных жителей, погибших здесь в годы Великой Отечественной войны.

Зрелище, от которого мороз по коже: горки человеческих костей, резиновые сапоги, галоши, детские ботинки... Кто эти люди, как их звали, сколько им было, когда их, живых еще, бросали в этот ров? Ответов, похоже, уже не найти. По официальной статистике, только в деревнях Казимировка (ныне вошедшей в городскую черту), Пашково и Полыковичи немцы загубили около 10 тыс. человек.

Сколько стариков, женщин, детей, зверски замученных фашистами, по сей день лежат в казимировском лесу, получившем трагическое имя «расстрельный», доподлинно не известно. Местные жители рассказывали: в войну он превратился в одно большое кладбище. Сегодня отыскать могилы невинно убиенных непросто: нет на них ни памятников, ни крестов. Но военные, на время передислоцировавшиеся на Быховщину, обещают сюда вернуться. На поиски у них есть еще месяца полтора. Останки мирных жителей, поднятые в Казимировке, торжественно перезахоронят. Где именно, определит специальная комиссия по увековечению памяти, созданная при Могилевском горисполкоме.

«То, что творилось на нашей земле в годы войны, забывать нельзя, — в этом, как и все бойцы батальона, убежден заместитель командира второй специализированной поисковой роты капитан Сергей Дашкевич. — Мой дед тоже воевал, командовал группой разминирования. Дважды его во время Великой Отечественной расстреливали немцы. Уцелел чудом. И до 1956 года по всей стране мины искал и обезвреживал. В его группе после войны в основном женщины были. Спасая нас, уже в мирное время они гибли, подрываясь на минах. Боеприпасов и сегодня в земле хранится немало. Вот и в казимировском лесу мы наткнулись на гранату, вызывали саперов. Мы работаем по всей Беларуси. Основанием для начала поисковых работ служит информационный лист, который составляют местные поисковики, направляют в свой военкомат, оттуда — в Министерство обороны».

По словам Николая Борисенко, информационный лист в военкомат он направил 2 года назад. «Не будь той публикации, поисковые работы в «расстрельном» лесу начались бы еще позже, — отмечает историк. — Если вообще бы начались. А ведь подобных мест не только на Могилевщине — в стране еще немало. Люди фактически гуляют по кладбищам, строятся на костях».

sb.by

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна