Вверх

Вы здесь

За одну ночь война забрала жизни 437 жителей местечка Шамово Мстиславского района

Есть события, над которыми время не властно, и чем дальше в прошлое уходят годы, тем выразительнее становится их масштабность. Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в жизни многих людей в Беларуси и нанесла раны, которые не лечат даже самые опытные доктора.

Вид на еврейское кладбище Шамово, где расстреляли евреев местечка.

Местечко Шамово в Мстиславском районе Могилевской области существовало с 1777 года. С 1784 года — центр волости. Ежегодно здесь проводилась семидневная ярмарка. С 1865 года в Шамово работало народное училище. В 1924 — 1938 годах Шамово — центр сельсовета. В 1940–м в Шамово было 228 дворов, 920 жителей. Когда началась война, очень немногие евреи смогли покинуть местечко. Семьи многодетные, у всех хозяйство, имущество, нажитое тяжким многолетним трудом. Да и куда идти?

Морозный день 1 февраля 1942 года. В Шамово, как обычно, все занимались привычными делами. Но именно в этот день комендант Мстиславля капитан Шрадер объявил полицейским, что евреи, проживающие в Шамово, должны быть уничтожены. Сюда прибыла команда карателей во главе с немецким офицером Краузе, проводившим в октябре 1941 года расстрел евреев в Мстиславле. По его приказу бургомистр, который грабил и притеснял всех жителей, объявил евреям приказ собраться с вещами «для переселения в Рясно». Когда около 450 человек пришли во двор волостной управы, немцы и местные полицейские, пошедшие на службу гитлеровцам, стали выводить людей группами на еврейское кладбище, находившееся в 500 метрах северо–восточнее местечка, и там расстреливать в старой глубокой канаве. Стреляли всю ночь. И до утра слышались отчаянные крики и плач детей. Но самых маленьких детей не расстреливали, а бросали голенькими на снег, и они замерзали. Белорусы, которых утром согнали закапывать трупы, увидели много детей без ранений, просто замерзших.

Капитан Шрадер снова послал полицейских на кладбище — добивать раненых.

Затем полицаи обошли дома евреев, забрали хлеб, одежду, пороли шомполами огороды в поисках спрятанного добра и делили между собой добычу — вещи убитых.

На второй день после расстрела нелюди снова бегали по домам — проверяли, не остался ли кто живой. Нашли двух старых женщин и одного тяжелобольного. Вывели из дома и расстреляли.

Время уходит, но воспоминания о тех событиях навсегда останутся в нашей памяти и будут передаваться из поколения в поколение.

Рассказывает местная жительница Устинья Яковлевна Дивейкус:

«Молодая учительница Фаина Марковна Симкина с девятимесячным сыном приехала в отпуск к родителям, вернуться назад не успела: война. Так и пришлось дожить до страшных дней.

Во время расстрела молодая женщина потеряла сознание, а изверги думали, что она убита. Пришла в себя глубокой ночью, сынишка уже замерз. Превозмогая боль, поднялась и пошла с кладбища к подруге Жене Летенковой. Стучаться в дом побоялась, забралась в сарай. Там пробыла до утра, пока не пришел хозяин, который завел ее в дом. Летенковы укрывали Фаину Симкину несколько дней. Затем она ушла в лес, в партизанский отряд, где ей ампутировали пальцы рук и ног. После оккупации вернулась на родину, работала учительницей в Шамовской школе...»

Осталась в живых и Бройна (Броня) Левина.

Из воспоминаний Степана Гулешова. Записала Нина Дрыга, 1973 г.:

«Она шла на расстрел рядом с матерью. Пуля попала в ногу. В глубокую ночь, придя в себя, потеряв много крови, Броня поднялась. Нашла на снегу мать. Мать была еще жива, но тяжело ранена. Мать просила дочь бежать. Девушка ушла. Зашла к хорошим знакомым — Шевцову Егору — и там прожила тайно две недели. Она понимала, если полицаи случайно узнают — всю семью расстреляют. Поправилась и ушла в направлении станции Ходосы к подруге. Там осталась жить до освобождения».

«Жила у нас также семья Шелковских, в которой муж был русский, а жена еврейка. Было у них двое детей. Когда пришли немцы, они забрали жену с детьми на расстрел. Муж не смог бросить семью и пошел вслед за ними. И его также расстреляли», — вспоминает В.С.Осипенко.

Из воспоминаний Ф.Е.Радькова:

«Утром 3 февраля моему отцу и другим деревенским мужчинам полицаи приказали идти закапывать трупы в Шамово. Я пошел вместе с отцом. Но полицаи надолго нам не разрешили остаться на месте расстрела. Несмотря на это, в моей памяти осталась гора трупов и кровавые лица ни в чем не повинных людей».

Из воспоминаний Нины Максимовны Жемжуровой, жительницы деревни Нестерово (сейчас Нине Максимовне 90 лет):

«Среди убитых были моя одноклассница и подруга Роза Шевелева, а также ее сестра Бела. В ночь расстрела в наш дом пришли три еврея: Соломон и Руманд с братом. Сначала мы их укрывали в доме. В то время было очень опасно укрывать евреев, так как это грозило расстрелом не только евреям, но и всей семье. Отец предложил парням перебраться в находившийся за деревней колхозный погреб, и Руманд со своим братом ушли. Мы с сестрой носили им еду. А Соломон остался у нас. Он прятался на печке. Через некоторое время Руманд с братом решили уйти за линию фронта. Они пришли к моему отцу и попросили у него одежду. Отец стал отговаривать их, ссылаясь на то, что они еще малые и могут не дойти. Парни были серьезно настроены на уход, и отец дал им одежду. После этого о них ничего не было слышно. Узнав о том, что мы скрываем еврея, к нам пришли с обыском. Соломон к этому времени спрятался в другом доме через речку. Через некоторое время его выследили и расстреляли в д. Шамово».

Так Шамово — одно из крупных мест компактного проживания евреев в бывшей «черте оседлости» — перестало существовать как еврейское местечко. Только за одну ночь нацисты и их местные подручники забрали жизни 437 человек. После освобождения удалось установить имена и фамилии лишь 216 жертв. Сегодня, благодаря воспоминаниям Н.Жемжуровой, к этому списку можно добавить еще двух человек — Шевелеву Розу и ее сестру Белу.

На месте расстрела сегодня находится памятник жертвам фашизма, за которым ухаживают учащиеся Курмановской школы и местные жители. Сегодня мы живем не только за себя, но и за них, погибших 75 лет назад.

«СБ»

Наталья ТРЕПАЧЕВА, учитель Курмановской школы Мстиславского района.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

18.09.2017 - 09:02 | После создания каталога еврейских кладбищ на Могилевщину в поисках могил предков потянулись туристы

В XVIII веке едва ли не половину городов и местечек Могилевской области населяли евреи. Одни покинули эти места до революции, другие погибли в годы Великой Отечественной, третьи эмигрировали в середине 90-х.

15.09.2017 - 08:42 | В Чаусах обнаружили боеприпасы и человеческие останки времен ВОВ

В Чаусах в поле вблизи улицы 60 лет СССР проводились дорожные земляные работы, во время которых обнаружились ценные исторические находки. Из земли извлекли скелетированные останки человека, фрагменты обмундирования, саперную лопату, ружье времен Великой Отечественной войны.

12.09.2017 - 10:22 | Фонды Магілёўскага абласнога краязнаўчага музея папоўніліся ўнікальнымі прадметамі ІХ стагоддзя

Фонды Магілёўскага абласнога краязнаўчага музея папоўніліся ўнікальнымі прадметамі ІХ стагоддзя. Іх у падарунак музею перадаў пісьменнік, лаўрэат Дзяржаўнай прэміі Расіі ў галіне культуры Валерый Казакоў.

11.09.2017 - 11:34 | В Быховском районе поисковики установили место падения советского самолета

Активисты Могилевского областного поискового клуба «ВИККРУ», руководит которым известный военный историк и писатель Николай Борисенко, вернулись из экспедиции в Быховский район с хорошей новостью.

01.09.2017 - 14:47 | Быховские археологи нашли нательный образок Барколабовской Божьей Матери

Быховские археологи нашли в агрогородке Глухи нательный образок Барколабовской Божьей Матери. Специалисты металлическую литую иконку предварительно относят к XVIII веку.

 

Рубрики

 
Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения