Вверх

Вы здесь

За одну ночь война забрала жизни 437 жителей местечка Шамово Мстиславского района

Есть события, над которыми время не властно, и чем дальше в прошлое уходят годы, тем выразительнее становится их масштабность. Великая Отечественная война оставила неизгладимый след в жизни многих людей в Беларуси и нанесла раны, которые не лечат даже самые опытные доктора.

Вид на еврейское кладбище Шамово, где расстреляли евреев местечка.

Местечко Шамово в Мстиславском районе Могилевской области существовало с 1777 года. С 1784 года — центр волости. Ежегодно здесь проводилась семидневная ярмарка. С 1865 года в Шамово работало народное училище. В 1924 — 1938 годах Шамово — центр сельсовета. В 1940–м в Шамово было 228 дворов, 920 жителей. Когда началась война, очень немногие евреи смогли покинуть местечко. Семьи многодетные, у всех хозяйство, имущество, нажитое тяжким многолетним трудом. Да и куда идти?

Морозный день 1 февраля 1942 года. В Шамово, как обычно, все занимались привычными делами. Но именно в этот день комендант Мстиславля капитан Шрадер объявил полицейским, что евреи, проживающие в Шамово, должны быть уничтожены. Сюда прибыла команда карателей во главе с немецким офицером Краузе, проводившим в октябре 1941 года расстрел евреев в Мстиславле. По его приказу бургомистр, который грабил и притеснял всех жителей, объявил евреям приказ собраться с вещами «для переселения в Рясно». Когда около 450 человек пришли во двор волостной управы, немцы и местные полицейские, пошедшие на службу гитлеровцам, стали выводить людей группами на еврейское кладбище, находившееся в 500 метрах северо–восточнее местечка, и там расстреливать в старой глубокой канаве. Стреляли всю ночь. И до утра слышались отчаянные крики и плач детей. Но самых маленьких детей не расстреливали, а бросали голенькими на снег, и они замерзали. Белорусы, которых утром согнали закапывать трупы, увидели много детей без ранений, просто замерзших.

Капитан Шрадер снова послал полицейских на кладбище — добивать раненых.

Затем полицаи обошли дома евреев, забрали хлеб, одежду, пороли шомполами огороды в поисках спрятанного добра и делили между собой добычу — вещи убитых.

На второй день после расстрела нелюди снова бегали по домам — проверяли, не остался ли кто живой. Нашли двух старых женщин и одного тяжелобольного. Вывели из дома и расстреляли.

Время уходит, но воспоминания о тех событиях навсегда останутся в нашей памяти и будут передаваться из поколения в поколение.

Рассказывает местная жительница Устинья Яковлевна Дивейкус:

«Молодая учительница Фаина Марковна Симкина с девятимесячным сыном приехала в отпуск к родителям, вернуться назад не успела: война. Так и пришлось дожить до страшных дней.

Во время расстрела молодая женщина потеряла сознание, а изверги думали, что она убита. Пришла в себя глубокой ночью, сынишка уже замерз. Превозмогая боль, поднялась и пошла с кладбища к подруге Жене Летенковой. Стучаться в дом побоялась, забралась в сарай. Там пробыла до утра, пока не пришел хозяин, который завел ее в дом. Летенковы укрывали Фаину Симкину несколько дней. Затем она ушла в лес, в партизанский отряд, где ей ампутировали пальцы рук и ног. После оккупации вернулась на родину, работала учительницей в Шамовской школе...»

Осталась в живых и Бройна (Броня) Левина.

Из воспоминаний Степана Гулешова. Записала Нина Дрыга, 1973 г.:

«Она шла на расстрел рядом с матерью. Пуля попала в ногу. В глубокую ночь, придя в себя, потеряв много крови, Броня поднялась. Нашла на снегу мать. Мать была еще жива, но тяжело ранена. Мать просила дочь бежать. Девушка ушла. Зашла к хорошим знакомым — Шевцову Егору — и там прожила тайно две недели. Она понимала, если полицаи случайно узнают — всю семью расстреляют. Поправилась и ушла в направлении станции Ходосы к подруге. Там осталась жить до освобождения».

«Жила у нас также семья Шелковских, в которой муж был русский, а жена еврейка. Было у них двое детей. Когда пришли немцы, они забрали жену с детьми на расстрел. Муж не смог бросить семью и пошел вслед за ними. И его также расстреляли», — вспоминает В.С.Осипенко.

Из воспоминаний Ф.Е.Радькова:

«Утром 3 февраля моему отцу и другим деревенским мужчинам полицаи приказали идти закапывать трупы в Шамово. Я пошел вместе с отцом. Но полицаи надолго нам не разрешили остаться на месте расстрела. Несмотря на это, в моей памяти осталась гора трупов и кровавые лица ни в чем не повинных людей».

Из воспоминаний Нины Максимовны Жемжуровой, жительницы деревни Нестерово (сейчас Нине Максимовне 90 лет):

«Среди убитых были моя одноклассница и подруга Роза Шевелева, а также ее сестра Бела. В ночь расстрела в наш дом пришли три еврея: Соломон и Руманд с братом. Сначала мы их укрывали в доме. В то время было очень опасно укрывать евреев, так как это грозило расстрелом не только евреям, но и всей семье. Отец предложил парням перебраться в находившийся за деревней колхозный погреб, и Руманд со своим братом ушли. Мы с сестрой носили им еду. А Соломон остался у нас. Он прятался на печке. Через некоторое время Руманд с братом решили уйти за линию фронта. Они пришли к моему отцу и попросили у него одежду. Отец стал отговаривать их, ссылаясь на то, что они еще малые и могут не дойти. Парни были серьезно настроены на уход, и отец дал им одежду. После этого о них ничего не было слышно. Узнав о том, что мы скрываем еврея, к нам пришли с обыском. Соломон к этому времени спрятался в другом доме через речку. Через некоторое время его выследили и расстреляли в д. Шамово».

Так Шамово — одно из крупных мест компактного проживания евреев в бывшей «черте оседлости» — перестало существовать как еврейское местечко. Только за одну ночь нацисты и их местные подручники забрали жизни 437 человек. После освобождения удалось установить имена и фамилии лишь 216 жертв. Сегодня, благодаря воспоминаниям Н.Жемжуровой, к этому списку можно добавить еще двух человек — Шевелеву Розу и ее сестру Белу.

На месте расстрела сегодня находится памятник жертвам фашизма, за которым ухаживают учащиеся Курмановской школы и местные жители. Сегодня мы живем не только за себя, но и за них, погибших 75 лет назад.

«СБ»

Наталья ТРЕПАЧЕВА, учитель Курмановской школы Мстиславского района.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

18.07.2017 - 11:45 | Абрад «Закліканне дажджу» са Старога Дзедзіна Клімавіцкага раёна

Абрад «Закліканне дажджу» са Старога Дзедзіна Клімавіцкага раёна летась трапіў Дзяржспіс аб’ектаў нематэрыяльнай гісторыка-культурнай спадчыны Беларусі.

17.07.2017 - 14:33 | Археологи нашли подтверждение, что битва при Песчанке в 984 году произошла под Славгородом

Могилевские археологи при раскопках в Славгородском районе обнаружили уникальные артефакты, подтверждающие, что описанная в «Повести временных лет» битва при Песчанке произошла под Славгородом. Об этом сообщил магистр исторических наук, старший преподаватель кафедры археологии и специальных исторических дисциплин Могилевского госуниверситета им. А.Кулешова Алексей Авласович.

17.07.2017 - 10:01 | Горецкие красоты

На пяти холмах, утопая в зелени, привольно раскинулись Горки. Впервые этот районный центр Могилевской области упоминается в документах «Литовской метрики» в середине XVI века. «Устав о вольностях», полученный в 1619 году, предоставил городу независимость от местных феодалов.

14.07.2017 - 11:37 | В Могилеве приступили к созданию областной организации общественного объединения «Защитники памяти и правды о Великой Отечественной войне»

В конференц-зале Могилевской городской библиотеки им. К.Маркса на «круглый стол» собрались историки, писатели, журналисты.

11.07.2017 - 11:02 | Живопись Абрама Рабкина все же вернулась на родину автора в Бобруйск

В конце прошлого года наследница Абрама Рабкина передала в дар Бобруйскому художественному музею большую коллекцию его живописных работ, этюдов, рисунков, набросков. Но выставка открылась только сейчас - музей берег ее к юбилею города.

Рубрики

 
Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения