Вверх

Вы здесь

Жизнь, какая она была

Год 1937-й... Волна массовых репрессий, охватившая страну, не обошла стороной и город Могилев. Аресты тех лет совершались по цепочке. Из одиночных дел в НКВД создавали групповые. Мало кто был уверен, что за ним не придут, что любое неосторожно сказанное слово не обернется арестом. «Гостей» с тревогой ждали каждую ночь.

В Беларуси в целом и в Могилеве, в частности, процент репрессированных был очень высоким. Особенно он был велик среди старых большевиков с дореволюционным и послереволюционным стажем. Хотя они верой и правдой служили партии и в подавляющем большинстве искренне верили в правоту своего дела.

Поводом для начала террора послужило убийство 1 декабря 1934 года члена Политбюро, секретаря ЦК С.М. Кирова. Вслед за этим в газете «Правда» была опубликована статья «Умение распознать врага». Согласно изданной после покушения на руководителя Ленинградской партийной организации директивы, неограниченные полномочия получили органы НКВД». «Террористы и шпионы» выявлялись во всех сферах народного хозяйства, партийных и комсомольских организациях. Суды были скоротечными и судили обычно созданные в стране так называемые «тройки». В их состав входили по одному представителю НКВД, милиции и прокуратуры.

«Заговорщиков» и «врагов народа» выявляли повсеместно. В своем большинстве после избиений и пыток они признавались в инкриминированных им преступлениях. Допросы продолжались днем и ночью. После них заключенные возвращались в камеры избитыми, с поломанными ребрами, выбитыми зубами. Им не давали сидеть, лишали воды. Многие просто не доживали до суда. Следователи НКВД говорили: «Раз к нам попал, значит, виновен, а раз виновен - от кары не уйдешь».

Своим беспощадным крылом коснулись репрессии и моей семьи. Дядя, брат мамы, Михаил Френкель, секретарь комсомольской организации Могилевского мелькомбината, был арестован по ложному доносу осенней ночью 1937-го года. Он родился в 1914 году в деревне Гайшин Славгородского района. После окончания школы пришел работать на мелькомбинат, стал активно заниматься комсомольской работой, и молодежь предприятия избрала его своим лидером. Молодой, активный юноша был настоящим патриотом, любил Родину. Незадолго до ареста Михаил женился. Но планы на счастливую семейную жизнь не сбылись. Жена, испугавшись за свою жизнь, после ареста мужа подала на развод.

Вместе с Михаилом были арестованы еще несколько комсомольцев-рабочих мелькомбината. Обвинение гласило, что, создав на предприятии вражескую троцкистскую группу, они подсыпали в зерно ядохимикаты и тем самым собирались травить советских людей. По такому обвинению следовала, так называемая, расстрельная, 38-я статья.

Их привезли на суд в «черном вороне», закрытом грузовике. Все свидания накануне суда были запрещены. Мать, сестры, мой отец часами выстаивали у ворот тюрьмы в надежде увидеть Михаила. А он и его товарищи верили в то, что произошла чудовищная ошибка. Ведь никакого преступления они не совершали, а значит, их скоро освободят. Но этого не произошло.

«Черный ворон» подогнали вплотную к зданию суда. Мама с грудным ребенком (моим братом Гришей) на руках стояла у входа в здание суда, ожидая, когда конвоир поведет Михаила и его товарищей из машины в здание. Когда он вышел, мама впервые увидела его со дня ареста. Он тоже заметил сестру и за этот короткий промежуток времени, пока шел от машины до суда, как-то успел жестами показать, что их не кормят и избивают. Шел дождь. Мама смотрела на брата и понимала, что больше не увидит его никогда. Слезы, смешиваясь с дождем, текли по щекам, душили рыдания.

На заседание суда родных не пустили. Михаил не признал выдвинутые против него обвинения. Его приговорили к 25-и годам исправительных лагерей. К различным срокам заключения были приговорены и его товарищи. Адрес, где Михаил отбывал срок заключения, так и не сообщили. Хотя мама постоянно обращалась в НКВД. Как ей потом сказали, у него не было права переписки.
В конце 1950-х годов мама обратилась в прокуратуру СССР с просьбой узнать о судьбе ее брата Михаила Френкеля. В официальном письме, полученном из прокуратуры, было указано, по какой статье осужден ее брат, приводилась дата ареста и дата реабилитации. Свидетельства о его смерти она не получала. Было также сказано, что если при аресте конфисковывалось имущество, то по вопросу его возврата следует обратиться в Управление КГБ БССР по Могилевской области.
Эти несколько сухих официальных строк – все, что осталось у мамы о брате. И воспоминания. К сожалению, сегодня еще не так много говорят и пишут о том страшном времени, которое пришлось пережить моей и сотням тысяч других семей. Но, на мой взгляд, говорить об этом нужно, и для нынешних, и для будущих поколений... Чтобы подобное никогда не могло повториться.

Нелегкими дорогами жизни прошагал и мой отец – Мота Сахрай. Он родился в 1915 году в деревне Селец Могилевского района. Семья была многодетная, бедная. Каждый старался найти хоть какую-нибудь работу, принести домой кусок хлеба. После окончания 4-классной начальной школы родители упросили местного парикмахера взять маленького Мотика (так его называли в детстве) в подмастерье. Отец рассказывал, как ему, чтобы он смог достать во время стрижки до головы клиента, ставили маленькую табуреточку – настолько он был мал.

Летели годы. В 1936 году юноша женился, а в 1937 году, накануне ареста маминого брата Михаила, в молодой семье Мотика и Раи родился первенец, сын Григорий. В 1939 году отца призвали в Красную Армию, он участвовал в освобождении западных областей Белоруссии и присоединении их к СССР.

В начале июня 1941 года отца призвали на военные сборы. Их часть находилась на полигоне, под Минском. Отец рассказывал, что еще до начала войны они видели немецкие самолеты-разведчики, а 22 июня прилетели бомбардировщики со свастикой на крыльях и обрушили на них смертоносный груз. Кто-то начал стрелять по ним из винтовки, так называемой трехлинейки.

И надо же – один немецкий самолет задымил, вошел в последнее пике и врезался в землю. Возможно, красноармеец попал в мотор или просто отказал двигатель. Но уже через несколько минут на полигон въехала машина, в которой сидел офицер и двое солдат в форме НКВД. Офицер спросил: «Кто стрелял?» Красноармеец выступил вперед, не сомневаясь, что за сбитый немецкий самолет он получит благодарность или награду. Но произошло то, чего никто не ожидал. Офицер закричал, что солдат не выполнил приказ Верховного Главнокомандующего – не поддаваться на провокации и огня не открывать. Красноармейца отвели в сторону и на глазах у всех расстреляли.

Такой стала первая встреча с войной. А впереди были жестокие бои, отступление, окружение, плен, побег из концлагеря, находившегося в Могилеве на территории завода им. Димитрова (з-д «Строммашина»), после которого зимой 1943 г. в 30-градусный мороз отец долгое время скитался в лесах Кличевщины. Ни в одной деревне его никто не хотел брать к себе. Ведь за укрывательство беглеца грозил расстрел, а за его выдачу немцы награждали пачкой махорки. И если бы не семья Силиных из белорусской деревни Закупленне Кличевского района, отец бы погиб. Рискуя собой, эти добрые люди долгое время прятали его, лечили, одевали и кормили.

Однажды в деревню пришел партизанский отряд. Командовал им Игнат Изох. Так отец попал в партизанский полк 277, который базировался в Усакинских лесах Кличевского района.

Сегодня уже не осталось в живых никого из семьи Силиных. Ушли из жизни и мои родители. Вспоминается рассказ мамы Раисы Сахрай, как она разыскала отца.

С первых дней войны родители ничего не знали друг о друге. Когда отец находился в партизанском отряде, разведчики сообщили ему, что дом на Большой Гражданской улице, где жила его семья до войны, в первые дни обороны города разрушен немецкой бомбой и все его близкие погибли. К счастью, это было не так. Трудно понять, как маме удалось сесть с 4-летним сыном Григорием в воинский эшелон и эвакуироваться на Урал. С ними спаслись сестра матери, ее племянница, мать отца, его сестры и дети. Старший брат отца был на фронте и в первых же боях погиб.

Мама и все родственники оказались на станции Вязовая Челябинской области. Она не прекращала поиски отца. На запросы в военные инстанции в лучшем случае получала лаконичную отписку: «В списках не значится». Какой-то человек высказал предположение, что ее муж мог попасть к партизанам и посоветовал написать в Центральный штаб партизанского движения. Она не поверила своему счастью, когда из Москвы пришел ответ: «Ваш муж Сахрай Мота Гиршевич находится в партизанском отряде, дислоцирующемся на территории Белорусской СССР». Сообщался номер его полевой почты.

Можно представить, какие чувства испытал мой отец, когда прибыл самолет с Большой земли, доставлявший грузы для партизан, и ему вручили письмо от жены. С мамой они встретятся в родном Могилеве, после освобождения Белоруссии от фашистов, чтобы больше никогда не расставаться.

Трудными дорогами жизни прошли герои моего повествования. Мы войну изучаем по учебникам, а в них по известным причинам правда зачастую вытесняется домыслами. И все же правду о беспощадных репрессиях довоенного периода и о Великой Отечественной войне нам довелось узнать из первоисточников. Многое мы узнали из рассказов тех, кто пережил то время, от фронтовиков и бывших партизан, которых еще застали в живых.

Зямля і людзі

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также в категории «история»:

08.12.2017 - 09:54 | Могилевская область 15 января отметит 80 лет со дня основания. По страницам истории

15 января 1938 года на карте огромной тогда страны - Советского Союза - появилась Могилевская область. Решение об ее образовании приняла первая сессия Верховного Совета СССР. Начался отсчет современной истории Приднепровского края.

07.12.2017 - 11:12 | В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси

В Могилеве отметят 100-летие со дня образования органов ЗАГС Беларуси.

22.11.2017 - 10:53 | В Кировском районе поисковики обнаружили останки советских самолетов, сбитых летом 1941-го

В Кировском районе в ходе поисковой экспедиции могилевские историки и краеведы обнаружили фрагменты одного из советских самолетов, сбитых здесь фашистами летом 1941 года. Всего между деревнями Зеленая Роща и Забуднянские Хутора в самом начале Великой Отечественной немцы уничтожили 4 бомбардировщика СБ-2… Благодаря воспоминаниям очевидцев-старожилов поисковикам удалось установить уже несколько имен погибших летчиков.

14.11.2017 - 11:53 | Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года

Мемориальную доску в честь известного ученого-краеведа Петра Лярского установят в Могилеве в январе 2018 года. Об этом сообщили в МГУ им. А.А. Кулешова.

10.11.2017 - 11:28 | Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова»

Могилевчан приглашают принять участие в викторине «Жизнь и творчество К.М. Симонова». Мероприятие приурочено к 102-летию со дня рождения писателя, сообщили корреспонденту сайта в общественном объединении «Русское культурно-просветительское общество».

Рубрики

Работа с обращениями граждан и юридических лиц
Электронные обращения