Вверх

Вы здесь

ДЫБА В КОНТЕКСТЕ

И всем-то славен град наш губернский — и легендой о Машеке, и печатником Спиридоном Соболем, и прозвищем «Могилев, что под Шкловом», и полем Буйничским, и «Лавсаном», и редиской луполовской… Но завершенности образа не хватало городу, штришка величественного. Ну так нам поправить — пара пустяков! На днях республиканская газета обрадовала: «Тюрьма времен Магдебургского права откроется в Могилеве».
В старом здании рядом с новой ратушей хотят на 1-м этаже устроить гостиницу, стилизованную под ХIХ век, а в подвальчике — тюрьму. Обещают, что все будет чин чинарем — и палач, и дыба, и пыточный стол. Захочет турист фотку «Я в застенке» —получи, захочет себя в кандалах — любой каприз за ваши деньги! Уверяют, что «старое здание, полумрак и работа специалистов-декораторов позволят посетителям перенестись во времена, когда Могилев жил по законам Магдебургского права».
А чё, прикольно! Помню, с каким восторгом в малюсеньком немецком городке мы всей тургруппой снимались на «лобном месте», закованными в средневековые «железА» для неверных жен и мужей. Скудных своих евро на снимки не жалели! Так что я вместе с автором заметки искренне порадовался бы за креативных могилевских музейщиков.
Да контекст мешает…
Первый —контекст времени. В газетной заметке «гостиница ХIХ века» уютно соседствует с «тюрьмой времен Магдебургского права». Тут какой полумрак ни нагоняй — абсурд выходит: магдебургское право, дарованное Могилеву 435 лет назад, Екатерина II отменила еще в 1775-м. Я понимаю, что еще пару реформ в образовании —и молодежь начнет путать Чингисхана с маршалом Жуковым, а царицу Клеопатру — с певицей Мадонной. Но все ж к векам надо бы поуважительнее…
Второй —контекст пространства. Тот немецкий городок с «кандалами для изменщиков» был раз в 20 меньше Могилева по числу жителей и раз в 100 больше по числу туристов. Может, потому, что  музеев там — раз в 50 больше? И потому, что своей архитектурой, топонимикой, атмосферой он сам дышал историей — славной, трагической, курьезной? А загляни на часок немецкий турист в наш славный губернский град? К «гостинице ХIХ века» он пройдет либо от площади Ленина (по улицам Первомайской или Ленинской), либо от площади Советской, либо от площади Орджоникидзе (по улице Комсомольской). И в конце сего путешествия —«тюрьма с палачом»! Как вам контекст для воспоминаний о Могилеве при взгляде на фотку «Я в кандалах»?
Наше время — время стилизации и муляжей. Хоть — праздника Ивана Купала, хоть — калачей, хоть —палачей. Здесь успех зависит от контекста (по латыни это — сцепление, связь). Мы ж понимаем, что комплекс «Белорусская деревня» в Буйничах — сплошная стилизация и новодел. Но там «домик гончара» и «домик кузнеца» удачно сцеплены со всем антуражем этнодеревни, с меню корчмы, с медведем в зоосаде… А поставь посреди этнодеревни современный коттедж из агрогородка — и красивая сказка рухнет. Поскольку — вне контекста. Не к месту. Как имя Дженнифер Пупкина. Как маковка православного храма над египетской пирамидой. Как клип «Топлесс» на похоронах. Как вопрос Ксюши Собчак, заданный Чулпан Хаматовой на церемонии «Ники». Как разговоры про обед с осетриной — в приюте для бомжей…
Я совсем не против «магдебургской тюрьмы»! Только встройте ее не в абсурд контекста, а в логику контекста! Пусть на пути к застенку турист пройдется по стилизованной улочке вдоль торговых рядов (а в год дарования привилеи на магдебургское право в Могилеве было 157 торговых лавок!). Пусть купит поделки знатных ремесленников (а наш город славился на все Великое княжество Литовское гончарами, кузнецами, кожевниками, ювелирами). Пусть перекрестится на образа, написанные тогдашними 6-ю знатными могилевскими богомазами. Пусть посмотрит, как отливают старинную пушку специально приглашенные магистратом из Быхова немецкий мастер и его помощник Юрка. Пусть заглянет в православную братскую школу, где учили старославянский, белорусский, греческий, латинский и польский языки…
Да и, в конце концов, почему, как магдебургское право — так сразу муляж палача и муляж застенка?! Несправедливо! Вы уж, будьте любезны, поставьте тогда рядом муляжи городского самоуправления и выборного войта, имитацию независимого суда и привилегий торговцев и цеховых ремесленников, имитацию контроля за расходами бюджета… Ей богу, это больше было присуще «временам, когда Могилев жил по законам Магдебургского права», чем палач и дыба.
Вот тогда, в чудненьком контексте, и турист к нам попрет…
Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.