Вверх

Вы здесь

Геннадий Олещук

Победный кульбит

Своё победное сальто Геннадий Олещук впервые на людях продемонстрировал в Сиднее на Олимпийских играх. Успешно толкнул штангу и удивил болельщиков элементом из арсенала гимнастов или акробатов. Зрители, конечно зааплодировали.

Правда, борьба в весовой категории до 69 кг на австралийском помосте закончилась для бобруйчанина четвёртым местом. Хуже не бывает.

В тренировочном зале Геннадий плакал навзрыд. Обидно. Как же так… Ведь медаль была совсем рядом. Три тяжёлоатлета набрали одинаковую сумму в многоборье – 317 кг, но белорус оказался тяжелее каждого из них. Совсем чуть-чуть: на 60 и 120 граммов! Ну как тут не расстроиться?

Однако занявший поначалу второе место болгарский спортсмен был дисквалифицирован допинговой комиссией. Геннадию Олещуку вручают бронзовую медаль.

Геннадий, а если бы перед соревнованиями вы лишний раз в баньку заскочили? Может, тогда бы всё было проще?

– Перед Олимпийскими играми у меня было много стартов, я основательно «гонял» вес и боялся, что бы не переусердствовать. А то ведь можно было вообще «баранку» получить.

– Откуда у вас это знаменитое сальто?

– Из гимнастики, которой я занимался шесть лет.

– Вот уж не ожидал. Расскажите, пожалуйста, как там всё начиналось?

– Родители у меня из простых рабочих. Отец всю жизнь на лесокомбинате сварщиком проработал, мать – швеёй в Доме быта. Нас у них было три брата. Я – средний.

– И все спортсмены?

– Нет, только я один. Мама пыталась старшего и младшего приобщить к спорту, но они не захотели. А я, как только пошёл в первый класс Бобруйской СШ №14, сразу – в гимнастику. Шесть лет ей отдал.

– Так почему мы вас не увидели в составе нашей сборной по этому виду спорта?

– Надоела гимнастика. После неё я пошёл в секцию бокса. Правда, пробыл там совсем недолго, получил пару раз по носу и бросил. Потом попал в борьбу. Михаил Николаевич Бородин, тренер по борьбе, был знаком с моей мамой, вот я и попал в его секцию. Года два с половиной занимался.

– Так вас и в борцовской сборной нельзя было заметить…

– Потому что когда я поступал в Бобруйское училище олимпийского резерва, Бородин предложил тренеру по тяжёлой атлетике Михаилу Николаевичу Рабиковскому посмотреть меня. А в училище на борьбу уже не было мест… Одним словом, я в какой-то момент решил вообще оставить спорт и поступил в 73-е училище на обувщика. Но потом Рабиковский, а он меня всё-таки протестировал, встречает и говорит: «Парень, так мы же тебя зачислили, ты нам подходишь». Пришлось оставить 73-е училище.

«Таких, как он, единицы»

Здесь мы прервём беседу с олимпийским призёром и послушаем его первого тренера Михаила Рабиковского:

– Да, Геннадий мне сразу понравился. Отлично «ловил» технику, гибкий, прыгучий, хорошая силовая подготовка.

– И долго вы ждали от него каких-то результатов?

– В течение года он уже выполнил норматив мастера спорта. Через три года стал победителем Спартакиады СНГ по юниорам… Правда, в самом начале какое-то время у него были проблемы с постановкой ног при рывке – у нас идет разброс ног, а он их, наоборот, сводил вместе, как в гимнастике.

– Михаил Николаевич, как бы вы охарактеризовали Геннадия? Все-таки вы с ним долго работали, хорошо его знаете. – Таких спортсменов, как он, в мире единицы. Я имею в виду природные данные, способности, умение, талант. Уникальный спортсмен – скорость, сила, техника.

Борьба с самим собой

– Геннадий, что для вас тяжёлая атлетика, которой вы отдали так много сил и времени?

– Для меня, в первую очередь, это борьба с самим собой. Я большого смысла не вижу в соревновательности. Это не судейский вид спорта, где судьи выставляют оценки как в гимнастике или в фигурном катании. В штанге ты преодолеваешь себя. Доказываешь себе – да, я могу поднять этот вес, да, я могу сделать это. Какая разница, какой вес поднял твой соперник. Во всяком случае лично я всё время боролся с самим собой. И на чемпионатах мира, Европы, на Олимпиаде.

– Возвращаясь к олимпийскому Сиднею, вас впечатлила Австралия? Я понимаю, что Бобруйск город красивый, но тем не менее…

– Да, получилось так, что было около недели свободного времени. Мы побывали в зоопарке, водном террариуме, погуляли по городу.

– Как Олимпийская деревня?

– На тот момент это было классно. Кстати, по соседству с нами жили Максим Мирный и Владимир Волчков. Ребята, возвратившиеся с Пекинской Олимпиады, рассказывали, что в Китае было тоже хорошо. Просто это уже другое время.

– Вы одинаково уверенно чувствовали себя и в толчке, и в рывке?

– Я скорее «толкач». Все свои мировые, европейские рекорды я устанавливал только в толчке. Толчок любит силу. Рывок любит взрыв и скорость.

– У вас непростая спортивная судьба. Очень непростая. Не каждый спортсмен выдерживал вначале одну дисквалификацию – на два года, потом другую – пожизненно. А чего стоит ситуация, когда дата окончания вынужденного отлучения от большого спорта всего на два дня перекрывала начало очередного чемпионата мира, который вы, естественно, вынуждены были пропустить. Честное слово, в этом усматривается прямо-таки мистика…

– А если сюда добавить и то, что факс с уведомлением о моей дисквалификации пришёл из международной комиссии только через пять с половиной месяцев… Это странно.

– Будем считать, что на вас отыгрались. Обидно. Но ладно. Кто из наших молодых штангистов произвёл на вас наибольшее впечатление? Хотелось бы услышать мнение человека, завоевавшего одну из первых медалей в истории суверенной белорусской тяжёлой атлетике.

Андрей Арямнов необыкновенно одарён, просто фантастически. Великолепный спортсмен. Главное, чтобы его молодой возраст не сыграл против него. Андрей Рыбаков молодец, очень трудолюбивый спортсмен.

– Хотелось бы что-нибудь узнать о той даме, которая вдохновляла вас в далёком Сиднее на успешное выступление.

– Эту даму зовут Наталья, любимая, неповторимая, единственная. Она домохозяйка. У нас двое детей, дочери Валерии 11 лет, сыну Глебу 5.

– Чем вы сейчас занимаетесь, где работаете?

– Инструктор по спорту команды «Динамо» в Минске, капитан милиции.

– Вы с рождения не изменяете родному Бобруйску, подарившему нам немало великолепных спортсменов…

– Я очень люблю свой город. И пусть не покажется высокопарным, но побеждал я тоже для нашей страны, для родного Бобруйска. У нас прекрасная площадь Ленина, прекрасный Ледовый дворец, благоустроенная территория вокруг него. И я уверен, что спортсмены Бобруйска в составе сборной Беларуси ещё не раз станут победителями Олимпийских игр!

Глас народа

Леонид Соловянчик, 50 лет, слесарь-ремонтник цеха вулканизации завода массовых шин ОАО «Белшина», г. Бобруйск:

«Я уже 28 лет работаю на «Белшине», родился и вырос в Бобруйске, всегда с интересом слежу за всевозможными спортивными соревнованиями. Сам в своё время активно занимался спортом, оба моих сына играют в футбол.
Мы всегда в цеху с ребятами обсуждаем разные матчи, турниры. Особенно Олимпиады. Нет, не в рабочее время, а в обед, до работы. Но я вам вот что скажу, когда ты вчера посмотрел по телевизору победное выступление нашего спортсмена, а тем более земляка, это придаёт и тебе силы, работаешь с утроенной энергией.

Я помню как успешно выступал наш Геннадий Олещук, помню его победное сальто. Молодец, не каждый тяжёлоатлет на такое решится. Лично мне было приятно, не скрою, что я живу в одном городе с призёром Олимпийских игр»

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.