Вверх

Вы здесь

Комплекс Николаевской церкви

Могилевская обл., г. Могилев

212020, г. Могилев, ул. Сурты д.19, тел. (0222) 22-83-30

До нашего времени сохранился единственный в Восточной Белоруссии комплекс Николаевской церкви архитектуры белорусского барокко.

Основание Свято-Никольского монастыря в Могилеве связано с историческими особами, имевшими непосредственные отношения к церковной жизни города. В апреле 1636 года Киевский митрополит Петр Могила получил от польского короля Владислава IV разрешение на постройку в Гривлянской сотни Свято-Никольского храма с помещениями «для особ духовных и чернцов». В 1646 году мещане Могилева получили королевскую привилегию «на строительство каменной Николаевской церкви на грунтах, купленных гривлянскими мещанами, не униатами». Королевская грамота обеспечивала православным спокойное существование церкви и монастыря от насилия униатов и замковой администрации. Мещанам позволялось иметь в год два канона и две ярмарки при церкви «на зимнего и весеннего Николу». Копия этой грамоты с печатью находилась в Никольском храме еще в 1848 году. Строительство Никольского летнего собора началось только в 1669 году и закончено в 1672 году, когда он был освящен. В 1697 году царский стольник П.А. Толстой, в подорожных записках отмечал: «За городом — монастырь Николаевский, в нем живут инокини благочестивой греческой веры. В том монастыре церковь каменная, изрядного строения. Апреля 5 день, в понедельник святой недели, был у обедни в Николаевском девичьем монастыре, там церковь каменная, иконостас великий,золоченный...»

Женский монастырь существовал до 1719 года, затем в него были водворены монахи. В 1754 году мужской монастырь был закрыт. С тех пор Николаевская церковь стала приходской. Кроме главного престола во имя св. Николая, церковь имела еще два придела: правый — во имя усекновения главы Иоанна Крестителя, левый — во имя св. Дмитрия Салунского. В 1708 году из церкви были забраны шведами риза с иконы Дмитрия Салунского и серебряные предметы культа. Во время пожара города 8 сентября 1708 года обгорели купола, сгорели колодки колоколов, хоры, двери, но алтарь удалось сохранить. Резной иконостас работы могилевских резчиков и позолотчиков XVII столетия, также иконописцев в середине XVIII столетия был реставрирован. К 1855 году в разных местах внутри храма был виден ряд стенных росписей до 10 сюжетов, а также в правом и левом боковых алтарях, на стенах, в куполе, на его своде. В 1823 году был подновлен иконостас, а в 1857 году вызолочен. Настоятелем храма в 1901 году стал молодой священник Михаил Тимофеевич Плещинский. О состоянии церкви свидетельствует акт от 20 октября 1901 года, составленный Плещинским совместно с дьяконом Керножицким и старостой церкви Подгородниковым. В акте отмечалось ветхое состояние частично поломанного иконостаса с опавшей позолотой, требовавшего разборки и перепозолоты, а иконы — подновления. Замене и ремонту подлежали части престола. Цоколь внутри храма и боковых пределов осыпался. Оконные переплеты, главы церкви и кресты на них, как и вся крыша и наружные стены, требовали перекраски, а ограда церкви и трое ворот — ремонта. Внутренний ремонт стен затянулся до 1906 года. При проведении работ по старым росписям в ряде мест была сделана новая.

Храм функционировал до 1924 года. После смерти его старого настоятеля Плещинского, 34 года прослужившего храму и прихожанам, его закрыли. Заброшенная могила настоятеля на Машековском кладбище заслуживает того, чтобы о ней заботились. После войны в церкви была расположена книжная база. В 1954—55 годах стены и своды были перетерты цементным раствором и оштукатурены. Во время реставрационных работ в наше время частично были вскрыты прежние ранние росписи второй половины XVII века на своде купола, в алтарной части. Погребенные под слоем масляных красок, последующих побелок и штукатурок XIX—XX веков, эти вскрытые фрески, исполненные по сухой штукатурке, предстали ныне в свете своих малиновых, золотистых, изумрудно-зеленых тонов.

На монастырской территории находится и зимняя церковь 1793—96 гг. постройки, освященная во имя св. Преподобного Онуфрия Великого (Онуфриевская церковь).

В советское время монастырь был закрыт. 6 июля 1989г. Могилевская епархия была восстановлена. Управляющим епархии был назначен высокопреосвященный Максим (в миру Борис Иванович Кроха). В 2002 г. владыка Максим, архиепископ Могилевский и Мстиславский, умер (похоронен в монастырском дворе), новым управляющим епархии назначен епископ Софроний.

Сегодня мы можем видеть отреставрированный архитектурный комплекс, который сложился из каменных зданий Никольской и «теплой» (зимней) Онуфриевской церкви, 2-х этажного жилого дома, колокольни. Окружает территорию каменная ограда с въездными воротами. Никольский храм — самый древний памятник нашего города. Основан в 1669 году. Главный фасад собора отличается ярусным построением, выделяется своей нарядностью. Такой прием был характерен для архитектуры костелов. Две башни на фасаде — это тоже элементы культовых зданий западноевропейской архитектуры. Однако художественное оформление фасада основано на местных белорусских приемах, оно далеко от архитектуры костелов и находится в родстве с декорацией памятников московского зодчества. Каждый ярус оформлен пилястрами и колоннами, которые покрыты лепным орнаментом, изображающим растения.

Никольский храм — выдающийся памятник белорусской архитектуры XVII века — предложено внести ЮНЕСКО в реестр наиболее ценных сооружений в стиле барокко.

Интерьер некогда был богато разрисован фресковыми росписями. Свод купола украшала фресковая композиция «Троица новозаветная» (XVIII ст.). Стены между оконными проемами разрисованы на 2-х уровнях на библейские и евангельские темы. Все они были созданы в 1-й половине XVIII-го столетия. Но жаль, обновить удалось только фрески на своде купола. Самое выдающееся художественное творение знаменитого храма — 4-х ярусный иконостас, выполненный могилевскими мастерами-резчиками и позолотчиками в XVII ст. в технике художественной деревянной резьбы с позолотой. Он сейчас полностью обновлен и отреставрирован в первоначальном виде. Его деревянные колонны покрыты удивительной резьбой — виноградные лозы переплетаются друг с другом в самых замысловатых узорах. По характеру резьбы он близок к иконостасу, выполненному для Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве белорусскими мастерами, среди которых работал и Клим Михайлов, уроженец Шклова и как предполагают создатель иконостаса Николаевской церкви. Как на новое чудо света, дивились могилевчане на творение Клима Михайлова. «Никогда еще с такой живостью и знанием природы не выполнялись в резьбе цветы, фрукты, травы... Масштабная связь колонн, покрытых ажурной резьбой, с фигурой человека придавала всему устройству человеческий характер», — писал о работе Клима Михайлова историк. В соборе монастыря находится одна из копий чудотворной иконы Божьей Матери Барколабовской. Эта икона, написанная в середине второй половины XVIII ст., вверху имела изображения ангелов, коронующих Божью Матерь (сейчас они частично утрачены) и серебряный оклад (не сохранился), создан в 1781 году могилевским ювелиром П. Слижиком. Находится в соборе монастыря одна из копий иконы Божьей Матери Белыничской. Оригинал чудотворного образа Божьей Матери (сегодня судьба неизвестна) находился в Белыничском монастыре. Каждый из паломников, кто с верой приходил в белыничский храм, по свидетельству очевидцев, получал избавление от болезни. В Могилевской епархии бытовал обычай: прежде чем совершить паломничество в Киево-Печерскую Лавру, необходимо было посетить Белыничский монастырь и, получив благославение, отправиться в путь. Одигитрия Белыничская для восточного региона Беларуси была такой же почитаемой святыней, как Божья Матерь Жировичская для западного края.

Имя царя-мученика Николая II и его трагическая судьба хорошо известны в Могилеве. Тут он находился в особенно тяжкие для него мартовские дни 1917 года после своего отречения от российского трона во имя предотвращения кровопролития и братоубийственной гражданской войны. В Спасо-Преображенском храме он в последний раз со слезами на глазах присутствовал на Святой Литургии. Отсюда начался его путь на русскую Голгофу: взятие под стражу, заключение в тюрьму и мученическая смерть в Екатеринбурге в ночь на 17 июля 1918 г. 14 августа 2000 года в Храме Христа Спасителя в Москве на Архиерейском соборе осуществилась канонизация императорской семьи. В этот день в Могилеве необычный случай помог найти парадный портрет императора Николая II в полный рост. Обнаружен он был в нише стены старой части здания по ул. Пионерской, где размещался филиал Белорусского коммерческого института. В помещении, где трагически закончил жизнь самоубийством один из предпринимателей, проводился ремонт. Мастера вскрывали доски пола и стен, за которыми и нашли тайник. Хотя изображение Николая II на портрете и не было каноничным, по просьбе владыки Максима портрет был перенесен в монастырь, где находится сейчас уже как почитаемая прихожанами и паломниками икона.

На территории монастыря находится молельная часовня. В ней под стеклом, ниже уровня земли, человеческие кости и черепа, обнаруженные здесь в конце прошлого века. Историк-краевед Е.И. Филиппович дает этому следующее объяснение. До середины XX столетия Днепр в районе Могилева разливался по весне очень широко. Однако и небольшая речушка Дубровенка доставляла горожанам большие хлопоты. Она известна в истории Могилева тем, что именно здесь произошло трагическое событие, получившее позднее название «Могилевское цунами». В числе зданий, пострадавших во время наводнения 10 апреля 1942 года, находилось каменное одноэтажное здание бани. От него после наводнения не осталось и следа. Следовательно, находившиеся в ней в то время мужчины, женщины и дети были снесены водяным смерчем Дубровенки. В свете этого страшного события находка человеческих останков под стеной Никольской церкви находит себе объяснение. «На найденных человеческих скелетах не было обнаружено остатков одежды или каких-либо связанных с нею предметов. На них не было видно следов насильственных физических повреждений. Люди были среднего возраста, мужчины, женщины и даже дети. Захоронение было не очень старое, глубина до 1 метра. Есть основания полагать, что во дворе Никольской церкви были захоронены неопознанные жертвы этого наводнения. Трупы в таких позах, естественно, не могли быть похоронены в гробах и даже в общей могиле, а только по отдельности, хотя и рядом. Неизвестно, почему они не были погребены на кладбище. Может быть потому, что утопленников на кладбище не хоронили. Но их, как русских православных людей, очевидно, с ведома немецкой комендатуры, городское управление решило упокоить под стенами храма. Таково, по моему мнению, объяснение происхождения найденных останков захоронения».
 

По материалам tour.mycity.by

 

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.