Вверх

Вы здесь

«KUD Ljud» - не театр, «Мой бедный Марат» - слабая режиссерская работа

«KUD Ljud» - не театр, «Мой бедный Марат» - слабая режиссерская работа. Такой вердикт вынесли постановкам, которые прошли в пятый день VII Международного молодежного театрального форума «М@rt.контакт - 2012», критики.

«Электрическое чаепитие» словенцев состоялось в ночном клубе «CUBA». Группа розовых человечков, поведение которых не соответствовало каким-либо установленным нормам, оккупировало помещение, превратив его в «убежище для пришельцев».Зрителям же предложили покинуть «зону личного комфорта» и принять участие в интерактиве, правила и содержание которого определялись реакциями участников.

Критики сразу же отметили негигиеничность и даже противность происходившего действа. Хотя и признали, артисты работают на хорошем уровне, обладают отличной пластикой. Вот только как назвать увиденное? «Это яркое культурно-массовое шоу, - отметила столичный специалист Татьяна Комонова. – Не готова относить его к сфере театра, хотя и говорят, что он может быть разным.

Критик подчеркнула важность проблемы, с которой сталкивается постоянно, как только видит выступления словенского коллектива: «Вы ставите задачу разрушить стены внутреннего пространства людей. Сегодня это одна из болезненных тем, так как все вокруг – СМИ, политики - посягают на внутреннее. Говорят, нужно быть открытым, интегрироваться, хотя человек сам не всегда этого хочет. В итоге происходит вытаптывание пространства, благодаря которому он развивается как личность. Прилетели розовые инопланетяне, разрушили и улетели. А что остается?».

Татьяна Комонова привела яркий пример того, как не стоит поступать со зрителем. «Есть два метода научить плавать. Первый – рассказать и показать, чтобы человек сам захотел этого. Тогда не нужно будет ничего разрушать. А есть второй – насильственный, как в рассказе Тургенева «Му-му». Не хочется, чтобы людей, которые приходят в театр с готовностью открыться и ждут, что их внутренних мир будут беречь и уважать, вскрывали как консервную банку ножом».

По мнению критика, интерактив должен быть взаимным, так как к разным людям нужны разные подходы. В уличных мероприятиях (именно в этой форме зачастую проходят представления «KUD Ljud») у каждого человека есть выбор: уйти или остаться. В закрытом помещении такой вариативности нет, а это уже навязывание.

В свою очередь словенцы заметили: в разных странах - свои реакции. В Беларуси очень нравится молодежь. Интуитивно есть ощущение, что зритель открыт для восприятия такого рода интерактива. «У вас более образованная публика, - подчеркнули гости. – Люди не только смотрят, но и пытаются проникнуть в суть происходящего, понять. С итальянцами, например, все иначе. Они просто наблюдают, минимум эмоций, переживаний».

Не хватило последних и актерам Белорусского республиканского театра юного зрителя. История о любви «Мой бедный Марат» по пьесе советского классика Алексея Арбузова не тронула даже зрителей, хотя тема – вечная. Причина видна невооруженным глазом: противоречивая сценография, сочетающая элементы реалистического, бытового и психологического театра одновременно, недоработанные мужские типажи, ужасная пластика, штамповые подходы в подаче материала, некачественный перевод и многое другое.

По мнению критиков, налицо проблемы белорусского театра: нехватка режиссеров и низкое качество подготовки молодых специалистов - «недовложенность», недоученность. Утешает лишь одно: у минского режиссера Егора Легкина есть стремление совершенствоваться, желание сделать лучше, конструктивное восприятие замечаний, умение делать выводы.

«Режиссер – профессия творческая. И молодые люди должны искать новые современные формы и подходы», - подчеркнула критик из Витебска Татьяна Котович.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.