Вверх

Вы здесь

Лапичский бой, Вера КОЗЫРЕВА

Вера КОЗЫРЕВА

Лапичский бой

Недалеко от поселка Сосновый Осиповичского района есть скромный обелиск, посвященный Великой Отечественной войне. На нем 12 фамилий. В центре деревни Лапичи стоит монумент, на котором отмечены 36 имен солдат – освободителей и 2 партизана. По данным Осиповичского военкомата в этой могиле похоронено 68 воинов – 30 воинов - неизвестных.

На шоссе Гомель – Минск, около автомобильного моста через р.Свислочь, установлен памятник неизвестному солдату.

Память войны… Если спросить у жителей - старожилов окрестных деревень, после каких событий появились на их земле эти памятники, они могут и промолчать. Просто сражение, которое произошло здесь на протяжении 29 июня-1 июля 1944 года, стало для всех кошмаром, который страшно вспоминать и через шестьдесят пять лет.

…Внимательное изучение скупых строк мемуаров и архивных документов, многолетняя поисковая работа позволила краеведческому кружку Лапичской средней школы детально реконструировать ход того далекого жестокого боя – трехдневной танковой битвы, в которой, по существу, решалась судьба окруженной в «Бобруйском котле» крупной группировки немецких войск, а также была открыта дорога для быстрого наступления наших войск для освобождения г.Минска, ведь от Лапич до Минска всего 80 км, и уже 3 июля танки 1-го Донского корпуса освобождали столицу Белоруссии.

Предлагаю вниманию читателей рассказ о событиях, которые произошли 65 лет назад в июне-июле 1944 года  во время освобождения д.Лапичи.

В бою у д.Лапичи отличились многие воины. Двоим из них:

старшему сержанту Власенко С.П.,

сержанту Перьфирьеву Н.А.

было присвоено звание Героя Советского Союза.

Из журнала боевых действий 1-го Гвардейского Донского танкового корпуса

Продолжая наступление на Минск, части корпуса встретили упорное сопротивление на рубеже р.Свислочь на участке м.Лапичи, Орешковичи. Здесь противник занял оборону разбитыми частями пехотной дивизии и подошедшими частями 12 немецкой танковой дивизии. 12 т.д. 27.06.44 г. разгрузившись в районе г.Минска, имела задачу прорваться к окруженной группировке в Бобруйске, но, встретившись на рубеже р.Свислочь, перешла к обороне, имея на этом участке 90 танков. Моторизованный батальон автоматчиков17 гв.т.бр. вброд форсировал р.Свислочь и захватил плацдарм на западном берегу.

В ночь на 30.06.44 г. саперами корпуса была построена переправа для колесного транспорта и брод для танков через реку в районе Лапичи.

С утра 30.06.44 г. 17 гв.т.бр. под прикрытием артиллерии всех средств начала переправу. Противник 9 раз переходил в контратаку, стремясь прорваться на минское шоссе и захватить нашу переправу. В этих боях было уничтожено 31 танк и 14 самоходок противника.

17.гв.т.бр. подошла к реке Свислочь к железнодорожной ст.Лапичи. Мост был взорван, переправу начали вброд, и первым переправил свой танк лейтенант Симаков, а затем вся рота Губанищева. Танковая рота Губанищева с ходу ворвалась в военный городок Лапичи и дер.Лапичи. Противник оказал яростное сопротивление. 17.гв.т.бр. заняла оборону и в течении трех суток отбивала яростные контратаки противника. Танк Губанищева был подбит, из экипажа в живых остался один Губанищев. Он выскочил из танка, залег в окоп и из автомата отбивался от немцев. У него вышли боеприпасы, ему угрожал плен, но живым не сдался и пал смертью храбрых. Немцы труп Губанищева искололи кинжалом, разули его, сняли ордена и взяли у него документы. Танковая рота Губанищева дала возможность переправиться танкам бригады через р.Свислочь и овладеть железнодорожной станцией и дер.Лапичи.

Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации.

   Ф. 3399., оп.1.,д.423., лл.9,73.

Работая в Лапичской средней школе, руководителем краеведческого кружка, постоянно интересовалась  военной историей Осиповичского района. Ребята и я неоднократно  работали с книгой «Память» Осиповичского района, прочитав  выписку из журнала боевых действий 1-го Гвардейского Донского корпуса, в которой говорилось о бое в районе д.Лапичи, заинтересовались этими событиями.

Начался поиск …

В школе были найдены материалы из Центрального архива Министерство обороны СССР:

  ЦЕНТРАЛЬНЫЙЙ   Директору Лапичской средней школы

ОРДЕНА КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ  213728 БССР, Могилевской обл,

  АРХИВ    Осиповичского района, п/о Сосновый

Министерство обороны СССР

«15» февраля 1990 г.

№ 2/ 29329

142100, г.Подольск Московской области

 В книге памяти Героев Советского Союза значится: «Власенко Сергей Платонович, родился 26.06.1909 в с.Яблонево, Полтавской обл…..Участник Великой Отечественной войны с 1942 года. Командир орудия 280 гв. истребительно – противотанкового артиллерийского полка (3-я гв. истребительно – противотанковая артиллерийская бригада) гв. сержант Власенко 29.6.44 г. с передовым отрядом форсировал р.Свислочь в р-не д.Лапичи (Осиповичский р-н, Могилевской обл.) и захватил рубеж. При отражении вражеских контратак уничтожил 2 танка, орудие противника. Был ранен, но продолжал вести бой, подбил еще одну противотанковую пушку противника. Звание Героя Советского Союза присвоено 22.8.44 г. Награжден орденом Ленина, Отечественной войны 2 степени...»

В книгеГСС значится: «Перфирьев Николай Алексеевич – родился 18.12.1921 г. в деревне Кузьмадино ныне Юрьев Владимирской обл. в семье крестьянина, русский …. Заместитель командира орудийного расчета 280 гв. истребительно – противотанкового артиллерийского полка (3-я гв. истребительно – противотанковая артиллерийская бригада 65 Армия, 1 Белорусский фронт)

гв.сержант  Перфирьев, занимал с батареей огневую позицию на западной окраине деревни Сычково вблизи шоссейной дороги Бобруйск – Минск, 27.6.44 отбил все попытки гитлеровцев вырваться из окружения в районе Бобруйска. 30.6 в боях за овладение плацдармом на левом берегу р.Свислочь в районе станции Лапичи (Минская обл.) находился в боевых порядках наступающих, участвовал в отражении контратак. Звание Героя Советского Союза присвоено 22.8.44 года….»

Начальник архивохранилища  подпись /Зязин/

исп.Лукьянова.

Письмо брата и сына Перфирьева:

«… Родился Николай в 1921 году в простой крестьянской семье. У отца с матерью нас было четверо: 2 сестры и 2 брата. С детства нас приучали к труду. Учился Николай немного, закончил семилетку и по семейным обстоятельствам пришлось  идти на работу... в 1942 году мобилизовали на фронт, защищал вашу землю и был награжден. Николай был сильный, смелый, серьезный и красивый, хорошо играл на гармошки. После окончания войны жил в Риге. У него есть сын и дочь живут тоже в Риге. 

Николай в 1972 году, умер… С уважением Перфирьев Александр. 14 апреля 1989 года. Посылаю вам фотографию. »

«Рига 23.03.1989 г…На ваше письмо адресованное маме отвечаю я, сын Николая Алексеевича – Евгений…О боевых подвигах моего отца Вы узнаете прочитав статью, которую я Вам высылаю, из газеты «Советская молодежь» от 17 августа 1965 года. Так же, я слышал что, об отце написано в книге, «Герои Владимировцы».После войны отец жил в Риге, работал шофером. Умер 22 августа 1972 года, похоронен на гарнизонном кладбище в г.Риге. До свидание. С уважением к вам Евг.Перфирьев.»

В школе была найдена и фотография. Весь этот материал собирали пионеры школы с пионервожатой Кандаловой Натальей Леонидовной.

Нас заинтересовало, почему в книге «Память» Осиповичского района ВласенкоСергей Платонович – герой освободитель, а Перфирьева Николая Алексеевича – нет, ведь звание Героя Советского Союза было присвоено им одним указом в один день за один бой. 

Краеведы продолжили поиск.

Внимательное изучение скупых строк мемуаров и архивных документов, длительная напряженная поисковая работа позволила детально реконструировать ход того далекого жестокого боя – трехдневной танковой битвы.

Итогом этой работы стали список и картотека погибших, установлены районы их гибели, собраны фотоматериалы, документы военной поры; почти полностью восстановлена хронология событий того периода; установлены наименования воинских подразделений, участвовавших в боях за Лапичи: 17-я гвардейская танковая бригада (1-го Донского корпуса), 280-ый гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский полк (3-я гв. истребительно – противотанковая артиллерийская бригада, 65 Армия, 1 Белорусский фронт), батальон 1-ой отдельной мотострелковой бригады, 121 отдельный саперный батальон, подразделения зенитной батареи, военно-полевой госпиталь (полевая почта 51038).

Посетив десятки очевидцев боя, происходившего в июне-июле 1944 года в районе Лапичей, удалось установить имена и места рождения воинов, погибших в этом бое (более 120 имен); после окончательного уточнения информация о погибших отправлена в военкоматы Оренбургской обл., Алтая и Башкирии (большинство погибших воинов – родом из этих мест). 3 июля 2009 года был установлен памятник Герою Советского Союза Перфирьеву Николай Алексеевич в г.Осиповичи в аллее Героев.

Лапичский бой.

День первый.

«… В середине дня (28 июня 1944 года) стало известно, что из Минска на выручку бобруйской группировке спешно продвигаются значительные силы гитлеровцев. В этой обстановке использование танкового корпуса в условиях боя за Бобруйск вряд ли было целесообразно. Но отвести корпус от Бобруйска было нельзя, так как стрелковые части еще не подошли.

Мною было принято решение: 17-ю гвардейскую танковую бригаду, усиленную полком истребительной артиллерии, самоходно-артиллерийским полком и саперным батальоном выслать в качестве передового отряда в направлении Осиповичи – Пуховичи с задачей захватить рубеж Пуховичи – Марьина Горка и удерживать до подхода главных сил корпуса, не допустив врага к окруженным войскам. Мотоциклетному батальону приказывалось продолжать разведку в том же направлении…»

Это – отрывок из мемуаров генерал-лейтенанта танковых войск Михаила Федоровича Панова, командира 1-го гвардейского Донского корпуса, который принимал участие в освобождении Бобруйского и Осиповичского районов летом 1944 года.

Вывод с поля боя целой бригады (приблизительно 60 танков и 1300 человек) был делом непростым и рискованным, однако выбора не было: по узкому шоссе в тыл корпуса стремительно неслась 12-я немецкая танковая дивизия – около 170 средних танков, 42 самоходных артиллерийских установок, десятки противотанковых и полевых орудий – которая имела категорический приказ командующего группой армии «Центр»: деблокировать окруженные части вермахта и прикрыть их отход к Минску.

Первыми во второй половине 29 июня двинулись навстречу немецким танкам саперы 121 саперного батальона 1-го гвардейского танкового корпуса, батальон 1-ой особой мотострелковой бригады и 280-ый гвардейский истребительно-противотанковый полк. К месту, где шоссе Минск-Бобруйск пересекается с речкой Свислочь, они добрались буквально за несколько часов. Однако дальнейшее движение было невозможно: мост через реку был взорван. Тем не менее, в районе Притыка (там, где недавно был детский санаторий «Лапичи») передовому отряду пришлось сходу форсировать реку вброд и закрепится на небольшом плацдарме, на левом берегу реки, между военным городком и деревней Лапичи. Способствовало стремительной переправе сухое лето: Свислочь была шириной в несколько метров, и перейти ее было не сложно.

Плацдарм был взят с боем. Закрепится на плацдарме, удалось благодаря тому, что немецкие танки подошли одновременно с передовым отрядом наших войск.

Ночь прошла в лихорадочной подготовке к бою.

Противник развернул, свои такни в две линии. Широкой дугой – между деревнями Ручей и Жорновка – разместился подвижный резерв, а две ударные группы замаскировались около Большой Гравы и железнодорожной станции Лапичи. В военном городке установили противотанковые пушки, а на самых высоких точках местности – водонапорной башне в военном городке и колокольне Лапичской церкви – противник организовал наблюдательные пункты. Нужно быть объективными: фронтовые части немцев к мирному населению вели себя корректно: немецкие солдаты предупреждали жителей деревень, что будет страшный бой, и предлагали прятаться в лесах.

Наши саперы за короткую июньскую ночь успели навести понтонный мост для колесной техники  и разведать переправу для танков, а артиллеристы и автоматчики укрепили свои позиции на плацдарме. Одновременно на правом берегу сосредоточились основные силы 17-й танковой бригады – танки, зенитная, самоходная и полевая артиллерия.

День второй.

С восходом солнца танковая рота, которой командовал лейтенант Павел Губанищев, первой переправилась на плацдарм и, развивая успех, двинулась в сторону Лапичей. Вторая группа танков повернула в направлении к железнодорожной станции. Немцы такое развитие событий предусмотрели: атака Губанищева под фланговым артиллерийским обстрелом быстро захлебнулась, а машина командира, которая вырвалась вперед, была подбита. Из экипажа уцелел один Губонищев. В окружении врага он боролся в одиночку и геройски погиб.

А танки, которые стремились захватить станцию, попали под такой плотный огонь вражеских самоходок и умело замаскированных противотанковых орудий, что были уничтожены буквально за несколько минут.

В довершение ко всему над полем боя появились немецкие самолеты – началась бомбежка захваченного плацдарма и лесного массива, в котором заняла исходные позиции 17-я бригада.

Гибель 14 наших танков и поддержка авиацией придала немцам уверенность, и они рванули в контратаку. Однако плацдарм удар выдержал, и после короткой передышки опять началась танковая атака на Лапичи. В течение дня деревня переходила из рук в руки 9 раз. 

За один день деревня, станция и военный городок, которые образуют местечко Лапичи, были буквально стерты с лица земли. Дома, по большей части переоборудованные в импровизированные огневые точки, весь день утюжила артиллерия. Отступающие и наступающие танки рвали гусеничными траками огороды, ломали сады, а временами довили землянки, где прятались женщины и дети. Вперемешку горели немецкие и наши танки, дома, сады. Поле перед плацдармом было сплошь покрыто трупами фашистских и наших солдат, идущие в атаку, не один раз  бросались врукопашную.

Огромные потери убитыми и ранеными понес батальон мотопехоты, который поддерживал 17-ю бригаду: гибли почти дети – пополнение из Оренбургской области, Алтая, Башкирии, которым едва исполнилось 18 лет. Эти солдаты защищали маленький клочок белорусской земли. Это был их первый бой, но необстрелянные пареньки не дрогнули, стояли насмерть под непрерывным огнем немецкой артиллерии и танков, под бомбежкой вражеской авиации и атаками пехоты.

Особое мужество проявили артиллеристы, которые держали оборону на плацдарме. Временами, чтобы отстоять свои позиции. Им доводилось отбиваться от наседающих немцев гранатами.

...И снова – рокот танков. Они вырвались из-за леса и шли прямо на артиллеристов. 36 часов длился этот бой. 9 раз шли в атаку гитлеровцы, но не прошли. 8 их машин и огнемет сгорели в зеленой ржи…(из воспоминаний сержанта Н.А. Перфирьева).

Против наступающих частей Красной Армии немцы бросили и артиллерию, и танки, и пехоту. Наши артиллеристы метким огнем уничтожали врага, но обстановка складывалась не в их пользу. Силы были явно не равны. Вот в поселке прямой наводкой разбиты две пушки и танк противника. Гитлеровцы бросили против расчета новую технику. Наступил критический момент…(из воспоминаний ст.сержанта С.П. Власенко).

В самый острый момент, когда немецкие танки буквально прорвали нашу оборону, по противнику дала залп батарея «Катюш». Удара реактивных минометов противник не выдержал и на время остановился.

В памяти уцелевших жителей Лапич и прилегающих деревень, в то время детей, этот страшный бой запомнился в виде мало связанных между собой, однако очень эмоциональных фрагментов.

Зоя Каноник (1927 года рождения):  «Один из наших танков прорвался в деревню Елцовка, где все-таки был подбит. Уцелевшие члены его экипажа побежали через дворы в сторону ржаного поля, однако увидели вход в погреб, где сидела Катерина Сидоренко с детьми. Танкисты спрятались в землянке и приготовились к обороне. Немецкие танки «проутюжили» все поле в поисках уцелевших танкистов. После того, как контратака немцев в очередной раз захлебнулась, они быстро выскочили из погреба и побежали к своим…

Экипаж другого подбитого танка все-таки добежал до того поля, но немцы всех танкистов расстреляли».

Иван Терещенко (1928 года рождения): «... Когда грохот боя немного стих, я выглянул из окопа и увидел советские танки, горящие возле железнодорожной станции и военного городка.

Во второй половине дня бой практически затих. Только в районе д.Лапичи слышались разрывы снарядов и выстрелы.

Я видел, как три наших танка, прорвавшиеся к станции, были подбиты немецкой артиллерией.

Вечером, когда стрельба стихла, несколько девчонок побежали в военный городок, где находилась немецкая пекарня. Здание было повреждено, однако несколько бочек с тестом осталось целыми. Чтобы дотянутся до них, маленьким девочкам пришлось идти буквально по трупам. Советские и немецкие солдаты лежали здесь почти рядом»..

Мария Володько (1932 года рождения): «…Через деревню Троицкая весь день нескончаемым потоком тянулись усталые, грязные и плохо вооруженные колонны немецкой пехоты. Они несли с собой много раненых и обращались к мирным жителям «Как идти на Пуховичи?»».  

Это остатки былых полков и дивизий вермахта, которые все-таки вырвались из окружения, спешили спасать свою жизнь.

В официальной хронике Лапичского боя таких деталей, разумеется нет. Однако не менее красноречиво свидетельствует о напряженности и значимости такой вот факт: за участие в овладении Лапичами сразу два воина-артиллериста получили звание Героя Советского Союза, имя старшего сержанта Сергея Власенко хорошо известна любителям родной истории, а вот подвиг сержанта Николая Перфирьева известен, только узкому кругу.

Кстати - Николай Перьфирьев- уже в мирное время сказал, что из всех боев, в которых он побывал, самыми кровопролитными были бой под Белгородом во время битвы на Курской дуге, бой под Сычковом и Лапичами в операции «Багратион».

День третий.

Пока под Лапичами шел смертельный встречный бой, части Донского корпуса, к которым постепенно присоединялись другие формирования, добивали немцев в «Бобруйском котле». Только 30 июня у танкистов появилась возможность перенаправить свои главные силы на помощь 17-й бригаде. 15-я и 16-я танковые бригады ускоренным маршем двинулись в направлении Цель-Теребуты.

Неожиданный удар по позициям противника в районе станции Талька позволил сломать не очень сильную оборону немцев и создать угрозу быстрого захвата линии Пуховичи – Марьина Горка.

Быстрый прорыв Донского корпуса вынудил 12-ю танковую дивизию немцев искать путь к отступлению. Однако до того, пока ее штаб успел разработать хоть какой-то конкретный план, удар уцелевших советских танков из захваченных наконец, Лапичей, рассек дивизию противника на две части. Меньшая, западная, успела через просеку в лесу выскочить на Минское шоссе и все-таки прорваться на север, а большая, восточная начала двумя колонами отходить в сторону Червеня. 37 танков, которые двинулись в сторону Лочина, около деревни Слободка попали в засаду. 25 из них были подбиты , 12 захвачены целыми.

Вот так и закончилась война в Осиповичском районе…

Евгений Злобич (1930 года рождения): «…После освобождения Лапичей дети снова пошли в школу. Сам я в то время жил в д.Цель. Дорога в школу пролегала через Притыку, по мосту через Свислочь в районе переправы. Лес и берег реки были искорежены взрывами, гусеницами танков. Мы, мальчишки, часто заходили в военный городок и на ст.Лапичи, где стояла часть наших сгоревших танков. Другая часть танков удалось восстановить сразу, и их отправили снова в бой.

 В центре военного городка между 1-ой и 2-ой казармами напротив солдатской столовой была братская могила, памятником на которой служил подбитый танк. Надпись на доске указывала, что в этой могиле похоронено  60 советских солдат. Рядом находилась одиночная могила, в которой был похоронен офицер, фамилию которого я не могу вспомнить…».

В бою под Лапичами 12-я немецкая дивизия потеряла около 30% боевой техники и значительную часть живой силы. Отступающая немецкая пехота подошла к Пуховичам в то время, когда дорога на Минск уже была перерезана нашими войсками. Через этот заслон не прорвался не один фашист.

Общие потери 17-й танковой бригады документально не подтверждены, однако по свидетельству очевидцев, они составляют около 30 танков и не менее 500 человек личного состава. Сегодня известны имена только около 100 погибших. Удастся ли когда-нибудь установить имена остальных погибших? Вероятно, нет.

После боя трупы хоронили, где придется, в основном, где погибли: в летнюю жару разложение их было быстрым и могло привести к возникновению эпидемии. На спешно забросанные землей могилы не ставили никаких постоянных знаков, а многие из них сразу были безымянные. Еще часть имен исчезло в 1952-1956 гг., когда существующие захоронения были перенесены на кладбище и в братскую могилу в Лапичи.

Большинство погибших, в том бою, исполнилось всего 18 лет. Сколько матерей, что получила в то лето черную весть, до конца своей жизни так и не поверили в страшные слова похоронных листов: «Ваш сын погиб при освобождении белорусской деревни Лапичи»…

ПИСЬМО

  Уважаемые краеведы-поисковики Лапичской средней школы и их руководитель В.Г.Козырева, к вам обращается Кандалов Николай Сергеевич, житель пос.Переволоцкого, Оренбургской области, участник того самого боя. О котором вы пишете. 

  Я родился в пос.Переволоцком, Оренбургской обл. в 1926-ом году, 7-го декабря. Призван был Переволоцким райвоенкоматом в сентябре 1943 года на службу в 54 стрелковый полк курсантом-стрелком. Расположенным на ст.Алкино в Башкири. По окончании Алкинской стрелковой школы я был направлен в 17-ю танковую бригаду, и вся наша школа стала бойцами 1-го Гвардейского Донского Краснознаменного орденов Ленина и Суворова танкового корпуса, командовал которым наш генерал-лейтенант танковых войск Панов Михаил Федорович, проживающий в Москве.

  В честь 50- летия Великой Победы в Москве была организована Советом ветеранов нашего танкового корпуса встреча, и я был участником этой встречи.

Также 26-я школа г.Оренбурга (директор Виноградов, председатель секции Совета ветеранов – А.Лыков) организовала встречу ветеранов нашего корпуса 6-9 мая 1988 г. Я был на этой встрече.

  Теперь о том бое.

Для нас, молодых безусых мальчишек, этот бой был первым боевым крещением и потому памятным на всю нашу жизнь.

  К первому бою нас готовили. Когда мы из Башкирии приехали в Белоруссию, нас хорошо подкормили, провели с нами танковые учения. Утром нас подвезли на машинах к танкам, расселись на танки и …в бой.

 Хорошо помню весь состав своего отделения. Я – Кандалов Н.С., Пашков Николай, Русинов Александр, четверо Чалкиных: три брата и дядя их, но тоже молодой; Шинкарев Павел, Прохоров Петр и Ларин И.М., о котором вы пишете. Он погиб на моих глазах, в двух метрах от меня. Он только обратился к командиру отделения т.Шабалину: «Товарищ сержант, вон-вон немцы нас обходят», указывая пальцем в сторону ржаного поля, привстал… и был сражен пулей прямо в лоб, сразу упал замертво.

 С войны вернулись живыми пятеро: Я, Пашков, Русинов, Прохоров и Чалкин Александр. В одном из боев в Белоруссии я был ранен. После ранения – другая часть. Прошел Восточную Пруссию, участвовал в штурме Кенигсберга, который закончился 10-го апреля 1945 года, часть наша была поставлена на формирование, а 9 мая закончилась война, а нас, молодых оставили еще служить кадровую службу, и для меня она закончилась в 1950-ом году – срочная служба.

  Мой адрес: Оренбургская область, пос.Переволоцкий ул.Советская -11.

  На счет Ларина я не смог найти его родственников, ни каких. Так как при перестройке очень много сел распалось так же и Алексеевка. Но если вы напишете мне ответ, я постараюсь кой кого найти. Похоронок много пришло с этого боя, в наши села. Я ходил к учительнице, чтобы она мне написала эту заметку на Ваши вопросы.

ПАМЯТНИК НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ В ДЕРЕВНИ ЛАПИЧИ

 

ПАМЯТНИК НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ В ДЕРЕВНИ ЛАПИЧИ

 

ПАМЯТНИК НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ В ДЕРЕВНИ ЛАПИЧИ

 

ПАМЯТНИК НА БРАТСКОЙ МОГИЛЕ В ДЕРЕВНИ ЛАПИЧИ

 

ПЕРФИЛЬЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ

ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

ПЕРФИЛЬЕВ НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ
Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.