Вверх

Вы здесь

Михаил Кривоносов

Беспокойные ночи

В этом году человеку, завоевавшему самую первую олимпийскую медаль в истории белорусского спорта, исполнилось бы восемьдесят лет.

… Далёкая и неведомая Австралия… Мельбурн. До вылета в эту страну ещё неделя, а Михаил Кривоносов уже не находил себе места. Иной раз подхватывался среди ночи преисполненный волнующими чувствами, не дающими расслабиться, заставляющими снова и снова прокручивать в сознании возможные ситуации предстоящих олимпийских стартов.

В спортивной биографии Михаила их было уже немало, но эти, австралийские – особенные. Ведь к сборной СССР, как всегда будет приковано внимание тысяч болельщиков во всём мире. И он, 26-летний метатель молота не имеет права выступить неудачно, ведь на него надеются не только руководство, тренеры сборной… На него надеется небольшой городок Кричев, что на берегу задумчивого, рассудительного Сожа.

– Миша сильно волновался перед стартами Олимпиады, – вспоминает его сестра Нина Петровна Котлярова, по сей день живущая в родном Кричеве. – Ему очень хотелось достойно выступить, он всегда настраивался на самый лучший результат. Я была на три года его старше, казалось бы, должна его опекать. Но он отличался самостоятельностью, характером. И внимательностью. Возвращаясь с соревнований, всегда привозил мне какой-нибудь подарок, пусть даже незначительный. Он был чутким, заботливым братом.

Восемнадцать сантиметров…

А противостояние Михаилу в секторе для метания молота мельбурнского стадиона было обеспечено действительно сложное.

Американец Гарольд Конолли уже не один год вёл заочный спор с нашим спортсменом за право называться лучшим. С одной стороны состязательность двух атлетов, а с другой – соревновательность двух политических систем, двух супердержав. Какой уж тут сон накануне Олимпийских игр.

Отношения между Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки в то время были напряжёнными. Холодная война. Накануне Олимпиады, в апреле 1956 года, из-за океана прозвучали слова одного из американских сенаторов – запретить СССР участвовать в XVI Олимпийских играх в Мельбурне. Был призыв и к тому, чтобы спортсменам США не ехать в Австралию, в случае, если Советский Союз пошлёт на Зелёный континент свою команду.

Тем не менее в конечном итоге и Советский Союз, и Штаты приняли участие в соревнованиях, а вот некоторые страны – Ливан, Египет, Ирак, Китай (из-за независимой команды Тайваня), Голландия – в Австралию не поехали. Естественно, цена медали в таких непростых условиях значительно возрастала. Это понимали и участвовавшие в состязаниях спортсмены.

К примеру, легендарный гребец Вячеслав Иванов после победного финиша своей академической лодки-одиночки так радовался золотой медали, что выронил её в озеро. Пришлось нырять за трофеем, но – безрезультатно.

Суровая стычка произошла в бассейне во время полуфинального матча по водному поло между командами СССР и Венгрии, основными фаворитами в этом турнире. Ведь совсем недавно подразделения советских войск подавили антикоммунистическое восстание в Венгрии.

На протяжении всей игры ватерполисты обеих команд не отличались джентельменским отношением друг к другу, то и дело возникали столкновения.

При счёте 2:0 в пользу венгров автору двух мячей в ворота советской команды рассекли бровь. Естественно, это увидели многочисленные болельщики, которые прямо-таки бросились к воде, чтобы проучить русских. Полиция с трудом не допустила драки.

Вот в таких непростых условиях пришлось выступать спортсменам.

В СССР Михаилу Кривоносову не было равных в течение пяти лет – с 1954 по 1958 годы. Он 11 раз устанавливал рекорды СССР. Но здесь – совсем другая ситуация.

В Мельбурне финальная дуэль между Кривоносовым и Конолли поначалу складывалась в пользу нашего земляка. Во второй и третьей попытках Михаил посылает снаряд за отметку олимпийского рекорда. Стадион притих, когда для своей решающей, пятой попытки вышел американец, отстававший до этого от Кривоносова. После приземления молота стадион взрывается овацией. Конолли выигрывает золотую олимпийскую медаль с результатом 63,21 м. Всего лишь 18 сантиметров уступает ему Кривоносов, завоевавший серебро. И это была первая олимпийская медаль белорусских спортсменов в истории их участия в Олимпиадах. Это была та искорка костра побед, которые последовали позже.

После Олимпийских игр в Мельбурне Кривоносов и Конолли ещё встречались, и не раз. И остались, не поверите, друзьями. Всё-таки действительно искренние человеческие отношения не приемлют искусственных ограничений, препонов, которые создаются политическими исполнителями самых разных уровней.

За серебро Олимпийских игр Президиум Верховного Совета СССР наградил Кривоносова орденом Ленина. После завершения спортивной карьеры Михаил Петрович Кривоносов не ушёл из спорта, а продолжал тренерскую и преподавательскую деятельность в Белорусском институте физической культуры, который, кстати, закончил ещё в 1953 году.

В 1965 году ему присвоено звание «Заслуженный деятель физической культуры БССР», а в 1971 году Михаил Петрович защитил диссертацию и стал кандидатом педагогических наук.

Кирпич на проволоке

«Впервые я встретился с Михаилом Петровичем Кривоносовым в родном Кричеве, – вспоминает Валерий Воронцов, заслуженный тренер Республики Беларусь, воспитавший олимпийскую чемпионку по метанию молота Оксану Менькову. – Это было давно, ещё в 1958 году. Учитель физкультуры нашей кричевской школы пригласил прославленного спортсмена, приехавшего на родину, метнуть молот перед школьниками, чтобы нас, 12-13-летних пацанов заинтересовать этим видом спорта.

Помню, Михаил Петрович с одного оборота метнул молот, который перелетел через футбольное поле школьного стадиона, упал и сломал скамейку. Нас это необыкновенно впечатлило – вот это сила, вот это бросок.

На следующий день, – продолжает рассказ В. Воронцов, – вся детвора уже искала подходящие для молота детали. Кирпичи, камни, железяки привязывали к проволоке. Однажды кто-то нашёл кузнечный молот, его тоже приспособили для этой цели и метали, метали. Естественно, что как только в Кричеве открылась секция по лёгкой атлетике, мы все дружно в неё записались».

В 1964 Валерий Воронцов поступил в Минск в институт физической культуры и там он уже тренировался под руководством Кривоносова, который работал тренером общества «Спартак».

«Михаил Петрович был добрейшим интеллигентнейшим человеком, – говорит В. Воронцов. – Никогда не пользовался ненормативной лексикой, очень тепло относился к землякам, всегда старался им помочь чем мог. Это я испытал на себе. Верность корням, что ли, была у него очень развита.

Кстати, а спортсменом он был очень разносторонним. Отлично плавал, ходил на лыжах. И даже в своё время, когда учился в Москве в физкультурном техникуме, выиграл дистанцию у знаменитого потом советского лыжника Павла Колчина.

Тренировки у Михаила Петровича тоже были не совсем обычные. Он тренировал своих подопечных скорее в области ощущений, чувств. Не пытался детально разобрать весь процесс метания по движениям, но если мы просили – всё показывал. У него самого техника метания была уникальная, сейчас так никто даже похоже не метает. Его мастерство заключалось прежде всего в умении владеть своим телом, а не в силовой работе.

А знали б вы, – продолжает В. Воронцов – как он любил рыбалку. Когда приезжал в Кричев, никогда не упускал возможности порыбачить, в том числе и зимой. К сожалению, это увлечение стало причиной того, что однажды он подстыл, заработал воспаление лёгких… Во многом из-за этого он так рано ушёл из жизни.

А ещё Михаил Петрович очень любил белорусскую песню «Бацька мой Нёман». Могучая песня, гимновая…»

Настоящий атлет

Очень примечательный факт – в Бресте живёт патриарх белорусской лёгкой атлетики Евгений Михайлович Шукевич, тренировавший Михаила Кривоносова. В этом году легендарному тренеру исполняется 95 лет.

В девятнадцать лет Миша Кривоносов начал метать молот у Евгения Михайловича. Через четыре года он был уже чемпионом Советского Союза, принимал участие в Олимпийских играх 1952 года, но чрезмерное волнение не позволило ему выступить достойно.

– Евгений Михайлович, как тогда расценили серебряную медаль Миши Кривоносова?

– Как успешное выступление. И это действительно было так.

– Вспомните, пожалуйста какая была погода в день соревнований.

– Солнечный день, но не жарко. Дул прохладный ветерок.

– Как вы считаете, какие качества – спортивные и человеческие – привели Михаила Кривоносова на олимпийский пьедестал?

– У Миши были хорошие данные – рост, вес. Отличная координация движений. Он был способным спортсменом. Учился в нашем институте физкультуры в Минске. Учился хорошо, любил жизнь, был добрым, отзывчивым.

– Вам, как тренеру, приходилось иногда его ругать?

– Его незачто было ругать. Он был очень старательным.

– Вы вместе с ним летели в Австралию?

– Нет, по отдельности. Он – самолётом перед самой Олимпиадой. А мы, весь тренерский состав плыли на параходе «Грузия». Через Суэцкий канал, через Красное море… Почти месяц в одну сторону.

– Спасибо за беседу, Евгений Михайлович! Будьте здоровы, живите ещё долго!

Тайны задумчивого Сожа

И всё-таки есть что-то символичное в том, что по сей день в добром здравии находится тренер Михаила Кривоносова и что Валерий Воронцов, в своё время настроенный на волну первого белорусского олимпийского медалиста, щедро почерпнувший от него той необходимой для уверенности в своих силах энергетики, воспитал олимпийскую чемпионку в метании молота Оксану Менькову.

Что это? Всего лишь передача трепетных устремлений, заветных желаний, победной страсти через поколения, сквозь временную толщу событий, потрясших континенты, страны, города, заставивших человека изменить стиль, ритм своей жизни? Разве такое возможно?

Наверное, только старый Сож знает точные ответы на эти вопросы. Вот только скажет ли?

 

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.