Вверх

Вы здесь

«МУРКА» БЕЗ ГРЕХА

Четверть века назад был у нашей газеты нештатный автор — свежий на ум (изобретения имел!), острый на язык, язва по характеру… Над его материалами журналисты частенько поеживались и всегда чертыхались. Поеживались — от неординарных мыслей, чертыхались — от жуткой безграмотности и стилевого «ералаша». Но — правили и печатали, поскольку — интересно! Автор никогда правку не оспаривал, ибо: а) знал свой грех по части падежей, спряжений и прочих «прецеНдентов»; б) доверял профессионалам. Налицо было согласие — «продукт непротивления сторон», как говаривал монтер Мечников из «Двенадцати стульев». И все были довольны.

А недавно я выяснил, что мы, газетчики, злостно и цинично нарушали права чудаковатого мужика. Мы-то исправленные ошибки и стилистические выверты с ним не согласовывали! К счастью для прогрессивного человечества, многомудрые законодатели решили, наконец, поправить ситуацию. В наш парламент поступил законопроект, согласно которому сотрудники СМИ не смогут вносить коррективы в присланные материалы без уведомления автора. Написано в статье «прецеНдент» или «лОжит» — не смей трогать без письменного согласия создателя произведения! Иначе на штрафах разоришься!

То есть, каждый раз «продукт непротивления сторон» придется подкреплять кучей писем. Редакция — автору: просим согласиться на «прецедент» и «кладет». Автор – кочевряжится в ответ: с «прецедентом» согласен, а «лОжит» прошу оставить как мое ноу-хау. И — новый обмен посланиями с «входящими-исходящими»… Ух, как обрадуется почта дополнительным доходам! Ух, как взвоют редакционные бухгалтеры от дополнительных расходов! А, учитывая, что авторское право действует в период всей жизни автора и 50 лет после его смерти, «прецеНдент» может стать вечным!

Говорят, над законопроектом старательно корпела уйма авторитетов из Национальной библиотеки, киностудии «Беларусьфильм», Парка высоких технологий, Международной организации интеллектуальной собственности… Увы, боюсь, их нетленный труд редакции похерят простым, как лом, приемом: просто избавятся от шибко гонорливых авторов. Оставят таких, как наш чудак-изобретатель, который, хоть и язва, согласен был с нами в одном: в газете работают не дебилы, не враги народа, не агенты гондурасской разведки, а профессионалы. И они — союзники автора, ибо заинтересованы, чтоб неординарный материал увидел свет, не нарушая норм ни закона, ни языка, ни здравого смысла. А вот разработчики законопроекта почему-то априори подозревают всех сотрудников СМИ в ином…

Если правка — принципиальная, а не «грамотейская», солидная редакция непременно согласует корректуру с автором — из уважения к нему и к себе, да и из подстраховки: журналисты — не доки в деталях. Не согласен автор с правкой в публикации — он и сейчас вправе подать в суд на газету или журнал. Докажет, что его «белое» мнение сделали «черным» — суд заставит СМИ дать опровержение, да и материально может наказать шалопаев-газетчиков.

Тогда зачем новый законопроект, спросите вы? И почему среди его разработчиков нет представителей СМИ? И кто просчитывал последствия документа? И откуда этот заведомо обвинительный уклон в адрес журналистов? В многострадальной истории нашего общества были уже времена, когда любой «идейно правильный» селькор мог снять, засудить и даже «засадить» редактора, обвинив его в «отклонении от генеральной линии партии». Хотя чаще дело было лишь в малограмотности селькора… Надо ли наступать на те же грабли и потакать агрессивному дилетантизму?
Умнейший философ Александр Зиновьев когда-то вывел «закон социальной деградации». Это когда общество на новом витке воспроизводит черты отвергнутой эволюцией социальной организации более низкого уровня. Ну, к примеру, в современном едином государстве возрождает феодальные барьеры на ввоз товаров из одной области в другую. Или в семейных отношениях делает ставку на нравы «Домостроя». Или в угоду примитивизму официально признает право невежд говорить «лОжит» и «черное кофе». Или соглашается, что толпа, которая «академиев не кончала», всегда умнее «грамотеев в очках»… Или навязывает «ювенальную юстицию» как символ стукачества детей на отцов…

Между прочим, в «гениальном» законопроекте за халтурщиками-лабухами на свадьбе признается право исполнять на любой копыл чужую песню, не спрашивая соизволения авторов. То есть, выходит, по степени общественного доверия и непогрешимости безголосые лабухи с «Муркой» или «Шарманкой» — выше газетчиков! И что б сказал по этому поводу Зиновьев?

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.