Вверх

Вы здесь

Наталья ЕРМАКОВА, «Ежедневно, прячась на чердаке или в поле, он писал о том, что видел своими глазами»

Наталья ЕРМАКОВА

«Ежедневно, прячась на чердаке или в поле, он писал о том, что видел своими глазами»

(Дневники Леонида Ржендинского)

«Бабуся, помнишь? –

Вопрос – ответ. Вопрос – ответ.

Звонила я по телефону

в далекий век, минувший век.

Но трубка повисает, пискнув

И обрывая провода.

Мне век минувший пишет письма.

Они доходят. Иногда»

Майя Борисова

…Моя первая учительница разрешила мне прочитать дневники ее деда, которому было 13 лет в начале войны. Родители его (отец родом из деревни Зайцева Слобода Кричевского района, мать – из деревни Александровка Шкловского района) незадолго до начала войны были репрессированы. Мальчик остался у бабушки по матери в д. Александровка и прошел все ужасы оккупации. С первого дня войны в этой местности он вел дневник событий.

Ежедневно, прячась на чердаке или в поле, в своей землянке или в лесу, он писал о том, что видел своими глазами. Дневники прятал в собачьей будке, закапывал в землю, возил с собой, переезжая с места на место. Если бы дневники попали в руки врагов, он бы погиб. Поэтому этим подлинным документам каждого дня военного лихолетья нет цены. Они – исторические факты, они – жизнь следующих поколений семьи, они – память на века!

Семейный архив. Двенадцать тоненьких тетрадей… Папка с вырезками из газет военной поры, письма. Обгорелые странички, расплывшиеся буквы…

Тетрадь 1-я. «Ржендинского Леонида на 41 год».

Почти детский почерк…

Запись 1-я от 10/VII 1941 года.

«Утром я проснулся в овсе далеко за конюшней, где лег вчера. По шоссе шли немецкие части. Все на машинах и мотоцик­лах. Эти машины шли день и ночь. Машины очень хорошие, мотоцикл и тот в двадцати шагах уже не слышно, огромная скорость. Я утром достал из сажалки два диска и 110 патронов…».

Факты, факты. Без эмоций и боли…. Наблюдения как бы со стороны. Кинолента ужасов войны. Мальчику нет еще и 13 лет (родился 12 августа 1928 года). Он один со старенькой бабкой в деревне Александровка Могилевской области. С родины и от родителей нет вестей. А впереди – долгие дни и ночи войны и лишений. И никто не знает, что ждет завтра. И будет ли это завтра. Но нужно жить. Надеяться… Верить… Любить… Иначе, зачем все это: лес, река, поле, пение птиц и вкус земляники? И он живет. Каждый день – маленький подвиг, маленький шаг к Победе и встрече с семьей, к мечте о взрослой жизни. Он сильный, он все сумеет, все выдержит, он дождется освобождения от оккупации, перенесет набег грабителей и вернется к родителям.

Он будет счастлив. Почти… Его большая мечта о профессии авиаинженера не сбудется. Одна справка с бывшей в оккупации территории закроет дорогу в небо. Недоверие, проверки, запросы… и отказ! «В ЧЕМ Я ВИНОВАТ?» – вопрос, который долгие годы не давал ему покоя. Но время лечит старые раны…

Леонид Николаевич стал педагогом от Бога. Дети его любили. А он отдавал им все, что сам знал, умел и любил. Учился на Урале, куда в военные годы занесло его родителей. Там встретил свою любовь, построил дом и посадил сад. Охотился, рыбачил, занимался фотографией, играл на баяне, строил лодки, знал всю технику и английский язык в совершенстве. Собрал большую библиотеку, рисовал, чертил, слушал классическую музыку, любил театр. Ему предлагали преподавать в Пермском государственном университете, а он выбрал сельскую школу и реку, где по утрам купается солнце.

Любил одиночество. Всю жизнь вел дневники. Там были только скупые строчки о погоде, природе, урожае. Никаких эмоций. Жизнь текла спокойно и размеренно. И вдруг все резко меняется….

В 1972 году он бросает работу, продает срубленный своими руками красавец-дом, великолепный сад, лодки, снаряжение и увозит семью в Белоруссию.

Если еще раз внимательно пересмотреть его дневники военных лет, видно, что они перечитывались последний раз в 1970 году. Видимо потом два года вызревало решение вернуться туда, где малая родина, где каждая пядь земли помнит его взросление через боль, ужас, пот долгих лет рабства. Что-то такое важное сильно тянуло туда, где яблоневый рай и льняное раздолье…

Он долго искал место для своего дома. В 1974 году в д. Лобковичи Кричевского района напротив новой школы появился новый дом и новый сад. Перед домом зашумела березовая аллея. Выросли дети. Поманили за собой лесные дороги, полные дичи, ягод, грибов. Загудела пасека, появились на подворье многочисленные пушистые кролики. Очень любил путешествовать, мечтал побывать в Англии, но … Выезд в капиталистическую страну с бывшей оккупационной зоны?! Еще одна мечта не сбылась.

Он очень любил жизнь, радовался каждой былинке. Мечтал написать книгу о себе. Но война догнала его на 53-м году жизни. Сердце не выдержало и остановилось. Это была боль, которую невозможно выразить словами! Она живет до сих пор в душах тех, кто его знал и помнит.

Маленький герой большой войны … Мужественный мальчик из далекого 1941 года, вечная тебе память!

Родился Ржендзинский Леонид Николаевич 12 августа 1928 года в деревне Зайцева Слобода Кричевского района в семье служащих, где начал учебу в местной школе. В 1937 году семья была выслана в город Кировск Мурманской области. Леонид жил с семьей недолгое время, так как суровые климатические условия Кольского полуострова отрицательно влияли на здоровье мальчика. Летом ребенка отвозили к бабушке по матери в деревню Александровку Шкловского района. Летом 1941 года в дни школьных каникул Леонид опять поехал к бабушке и попал в оккупированную зону. Потерял связь с семьей. Родители были эвакуированы на Урал, сменили несколько мест жительства (г. Лысьвя, пос. Б. Соснова, Красноярск, г. Чердынь, пос. Талица).

После долгих поисков, запросов, переписки семья в 1944 году воссоединилась.

Леонид хорошо учился, был секретарем комсомольской организации, участвовал в художественной самодеятельности. В 1949 году пытался поступить в Молотовский авиатехникум. Был отчислен из-за нахождения на оккупированной территории в годы войны.

В том же году поступил в Чердынское педучилище, где учился до середины 1952 года. Был направлен на работу в школу леспромхоза – пос. Талица, где в 1954 году создал свою семью. Здесь же в 1955 году у него родилась дочь. Вместе с женой поступил в Молотовский государственный университет (заочно) по специальности «экономист-географ». Успешно окончил учебу, было предложено продолжить учебу и преподавание на кафедре госуниверситета, а также жить и работать в Ленинграде.

Леспромхоз к тому времени ликвидировали. Но Леонид решил работать в сельской школе и начал поиски нового места жительства для своей большой семьи.

В 1960 году семья переезжает в с. Сеньшино Добрянского района Молотовской области. Здесь рождается сын. Семья строит свой дом и планирует остаться навсегда. Работает в сельской школе учителем, завучем, директором. Но опять не сложилось… В 1972 году семья переезжает в Белоруссию, в д. Лобковичи Кричевского района. Работает с женой в новой школе учителем, завучем. Досрочно уходит на пенсию. Переносит два инфаркта.

12 сентября 1980 года – третий инфаркт, который его сердце не выдержало.

Хроника событий по дневниковым записям

(События происходят в д. Александровка Шкловского района, в 17 км к западу от Шклова по дороге на Круглое – ред.) 10. 07. 1941 года. Проход немецких частей по шоссе через деревню Александровка. Общение с немецкими переводчиками.

Сбор продуктов по дворам, забой скота. Ночевка немцев в деревне.

11.07.1941 года. Убили Савитского Ганора, который ночевал в ямке. Забили в доме кабанчика.

12. 07.1941 года. Начал изучать немецкий язык.

13. 07.1941 года. В деревне машина – мастерская с токарными станками.

15. 07.1941 года. Машины стояли 5 дней и ушли из деревни. По шоссе весь день шли автоколонны.

16. 07.1941 года. Ходили в лес за земляникой. В лесу очень много оружия, собирали для себя.

17. 07.1941 года. Стали переходить на единоличные хозяйства. Всех коней раздали бывшим хозяевам.

18. 07.1941 года. Вели по шоссе пленных около четырех тысяч, били плетями. Весь день ехали конные немцы.

19. 07.1941 года. В деревне – конные немцы. Меняют лошадей, забирают еду, полотно для портянок. Убили вторую корову. Скосили весь овес и ячмень на корм.

20. 07.1941 года. Пасли оставшихся лошадей. Нашли птенцов сизоворонка, взяли себе.

21. 07.1941 года. Сенокос. Ходили за грибами. Много земляники, черники, лисичек.

22. 07.1941 года. Опять в лесу. Здесь благодать. Вечером от-рыли спрятанную соль.

23. 07.1941 года. Расцветают маки. Делаю будку, пасу кобылу. Метрах в 150 – воздушный бой: шесть русских и пять немецких самолетов. Один русский бомбардировщик упал, сбросив бомбы. Летчик приземлился на парашюте. Вернулись 2 немецких самолета, на высоте 200 метров от земли искали летчика.

24. 07.1941 года. Нашли 3 бомбы. Цветет картофель. Ели много огурцов.

25,26. 07.1941 года. Окучивали картофель. Вернулся из плена Бронька. Бежал.

27. 07.1941 года. Ходили за ягодами, пасли коней. Из леса вы-бежали два подростка. Угнали коня. Одного из подростков избили, пустились в погоню, но в кустах поджидали взрослые. Коня не вернули.

28,29. 07.1941 года. Сенокос.

30. 07.1941 года. Пришел Олик, был две недели у немцев в плену.

31. 07.1941 года. Ночью с Оликом пошли спать в сено. Всю ночь смотрели на самолеты, прожекторы со стороны Шклова и Могилева и красные ракеты. Самолетов пролетает очень много.

Август 1941 года.

Ездили в Шклов к коменданту. По дороге много могил. Хорошие немецкие с крестами, мотоциклами, касками, винтовками, красноармейские – в канаве. Много оружия, ящиков со снарядами, мешков пороха, шин, гранат, сожженной техники. Взорваны мосты, воронки, ямы. Больше половины Шклова сожжено. По улицам ходят голодные, мокрые евреи, их никуда не пускают. Все разграблено. Собрали себе немного книг.

4. 08.1941 года. Исполнилось 2 месяца со дня отъезда в деревню. Брали лен, собирали малину.

7. 08.1941 года. Прошла сильная гроза, град с куриное яйцо. Сбило много яблок, прошел смерч, картофель и рожь полегли. Убирали хлеб, взрослели, втягивались в тяжкую работу. «Урожаи большие, бери, сколько хочешь, да некому брать….»

12. 08.1941 года. «Это был самый, печальный день в моей жизни» (день рождения). Научился варить еду на костре в консервной банке, стрелять из винтовки. Я все стараюсь найти револьвер. Деревня убирает лен. В праздники организуется «вечеринка». Собирались и пленные – батраки. Играли на гармошке, потом ночью сыграли «Интернационал». Верили в победу! Вручную палками молотили жито. Учились метко стрелять. Разъезжается последняя одежда. Комендант предложил хлеб ссыпать вместе, немцы возьмут не меньше половины. В Могилеве открыли столовые, обед стоит 6 р. 30 коп., только не дают хлеба. Деньги ходят советские. Много листовок с противоречивыми воззваниями. За провинности – расстрел! Стало холодать, одежда не спасает от ветра. Болит зуб, уши. Очень грустно, вспоминается уютный родительский дом (гитара, велосипед, Мурзик, мама, папа). Собираю учебники для шестого класса. Учебники нашлись, кроме геометрии и географии. Плохо, что большая часть на белорусском языке.

Есть программа уроков, составлено расписание. Знания будут! Школа организована на чердаке.

Сентябрь 1941 года.

С 1 сентября началась самостоятельная учеба вопреки всем и всему… Сбор грибов, орехов, работа в поле. Со старостой Олю-сем пришлось идти переписывать «всю деревню». В лесу можно петь. Но жить очень трудно. Иногда приходят мужчины, которых взяли в армию (8 человек). Приходят плохие вести о взятии Ленинграда, Ворошилова. Нет продовольствия. Ходят немецкие по-езда, на дорогах работают евреи, им дают 400 г хлеба на день. Страшно за родителей, где они – неизвестно. В деревне закончилась уборка, а в соседней – все стоит посеревшее… некому убирать. Начались заморозки (с 23. IX.) В деревне Черные людей очень избили и обещали расстрелять, если не уберут хлеб. Одна девочка испугалась, убежала в сено, провалилась в яму головой вниз и погибла.

Немцы приезжают в деревню и собирают яйца для лазарета. Переписываю в дневник все объявления немцев. Гонят много самогона. Холодно, простудился, нет обуви. Староста выдает специальные справки. Много работы. Октябрь 1941 года.

Копали картофель, готовили дрова. Ходят противоречивые слухи. Приходят вести из Смоленска, Могилева, Шклова. Хочется верить, что Советские войска готовят освободить оккупированные земли, но бояться навредить мирному населению. Праздника революции не будет, очень жаль! Огненная полоса разделила родных. Отмечают католические праздники. Выучил белорусский язык за 4 месяца. Вышел новый указ немцев: сдать весь лен и семена, всю коноплю, по 13 пудов с души бульбы, по два яйца каждую не-делю, 3 кг муки, до нового года 39 литров молока с коровы, 150 кг ржи и еще много чего… «Деревне нравился колхоз, а теперь все заохали». Спичек и керосина нет, а также соли, сахара, обуви, материи. Питание скудное с огорода.

10.10.1941 года. Выпал первый снег в 3 см, все копают бульбу, ходили за калиной. Вспоминали стихи Некрасова. Хочется фотографировать красоту леса, нет реактивов.

14.10. 1941 года. Тяжело заболел, нет одежды. Температура 39, 70С, никто не знал о болезни. Работал в кузнице, многому научился. Перебирали бульбу, чистили семена льна, конопли. Докапывали бульбу под дождем и снегом. Дневник пишется в потемках, чтобы не пропустить события. Хочется написать много, но некогда.

25.10. 1941 года. Прошел эшелон машин с пойманными партизанами, шли ночью с мотоциклами и танками примерно 0,5 часа. От каждодневной езды – изжога. Молотьба, вечером можно читать и латать дыры в одежде. Снег выпал в 0,5 метра. Ноябрь 1941 года.

Приходят сбежавшие пленные. Новости: работают школы, все евреи уничтожены, везде голод, в Могилеве виселицы на улицах, с 1-го числа в Белоруссии военное положение. Тока опустели. Наложен оброк на скот в рублях, «наложили немецкое ярмо». Пришлось крыть хлев. Я верю в победу! Запрещено забивать скот. Достали пуд соли. Готовили дрова.

17.11. 1941 года. Узнали, что немцы отступали, взяты города Вязьма, Брянск, Орел. Пришел с плена еще один человек. Узнали подробности о расправе в Шклове (31.10.) над евреями. Немцы выписали на деревню 283 кг соли, разделили на всех (8 кг 900 гр. в дом). Немцы отступают, слышны взрывы. Немецкое правительство в Варшаве. Декабрь 1941 года.

Мелкий дождь, грязь. Работы окончены, длинные ночи. Наезжают немцы, забирают свиней, дают деньги. Достали газету «Новый путь», читали речь Сталина. В Могилеве разбежалось 200 тысяч пленных.

22. 12. 1941 года. Много самолетов, слышен бой. Немцы приказали праздновать праздники. Рождество – 25-го числа, сдать 3 коровы от деревни. Сдали 18 овец.

Январь 1942 года.

В Могилеве опять закрыли школы, здания отдали под госпитали «помороженных немцев». Пленных заставляют окапывать Могилев, свирепствует тиф и дизентерия. Немцы собирают теп­лую одежду. Приходят листовки, газеты с хорошими новостями.

25. 01.42 года. Мороз – 42 градуса холода, я очень радуюсь, немцы все сдохнут!

Немцы приказали завезти в Шклов 4 куб. метра дров с хозяина и расчистить шоссейные дороги, окопы.

Февраль 1942 года.

До леса 4 км. Деревня потеряла 4 коровы, 12 лучших коней, около 80 свиней, 32 овцы, кур без счета и одного человека. А сколько погибло на фронте? Теперь только деревня поняла и по-чувствовала тяжесть немецкой руки. А еще ведь все впереди… Советские самолеты делают налеты на Могилев и Оршу. Начали «ремесленничать». Потеплело с 20.02. Отметили Масленицу. Отелилась корова. 25.02 приехал карательный отряд. Собрали вечеринку. Гуляли до 2-х часов, развесили приказы, собрал себе на память.

Март 1942 года.

Неделю болели зубы. Врачу надо платить, дал только полоскания. 8 марта забрали еще одну корову, самолеты сбросили листовки с хорошими новостями. В лесу в глазах рябит от листовок. Много свободного времени на учебу. Дневники тщательно прячутся, иначе – расстрел! 20.03 – слышны жаворонки. Вербовка рабочих в Германию (с каждой деревни по 2 человека). Обострились болезни, строгий карантин. Одежда порвалась, мала. Хлеб пополам с овсяной мукой. Дороги пропали. Берут коров, одну за другой.

Апрель 1942 года.

Красивая Пасха. Бутылки самогона, красные яйца, нарядные одежды. Солнце припекает, много птиц. Разлив. Жизнь проходит бесцельно… В Могилеве Днепр разлился и снес железнодорожный мост и несколько деревень. В деревню немцы прислали 2-х беженцев, забрали и вывезли всех пленных. Скот пошел на выпас, стали раздавать землю. Май 1942 года.

Активизировались партизаны, гуляли 1 мая, вывесили флаги в деревне Уланово, обстреливали полицаев. Партизаны приходят за хлебом, полицаи мстят. В деревне Бращино партизаны разбили молочный завод. 5 дней искали пропавшую с хлева кобылу. Кобылу нашли в яме погибшей. Продолжаются стычки между партизанами, немцами, полицейскими из-за продовольствия. 25.05 в деревню прислали корову, в деревне объявились партизаны, полицаи с документами удрали в Шклов. В лес не ходят. Приезжали немцы за яйцами. Приходили партизаны, просили продукты, собрали хлеб и яйца. Был налет на Оршу, Витебск, Могилев. Немцы грабят деревни, убивают и сжигают жителей.

Июнь 1942 года.

Засеяно 3/4 земли. Немцы гонят полицейских из Шклова из-за налетов партизан. 3.06 партизаны забрали с выпаса 4 коней и сторожа. Через 5 км они вернули коней и ушли. Слышны звуки орудий. Ночью к старосте приходили партизаны, в лес никого не пускают, там засада. Они убили кабана, обедали в хатах, собирали оружие. Хорошие вести с фронта. Обещали, что немцев больше не увидим. Пора задуматься о дальнейшей жизни. Наступило полное безвластие. Деревня занялась посевной. Пришли партизаны, забрали 6 подвод. Мы знаем, что за связь с партизанами деревни сжигают. Нет хлеба и картофеля. Приказано немцами отвести всех коней в Шклов на проверку. Но партизаны вернули коней назад.

Июль 1942 года.

1 июля пришел отряд партизан в 40 человек с флагом, пулеметом, 10 автоматов, винтовки, гранаты. Говорили, что ночью возьмут Шклов. Собрали 1 бидон молока. Кончились весенние работы, начался голод. Собирают щавель, птичьи яйца, лук, яблоки…. Начался сенокос. С 10.07 немцы приказали каждой деревне в не-делю ходить в Шклов на проверку. В Шклов прибыла Русская Армия (добровольная из украинцев) для борьбы с партизанами. Каждый день по деревне проходят беженцы, голодающие. В Александровке 1/8 жителей без хлеба, у других гораздо хуже. Появились волки, съели жеребенка. С 27.07 едим новый картофель. Кражи. Дым пожаров, каратели.

Август 1942 года.

Партизаны забрали 6 овечек и 12 пудов хлеба. Но есть плоды, грибы, овощи. Все ждут новый хлеб. Дадут ли мне в этом году хлеб? В прошлом году не выделили. 12.08 – 14 лет, 2 года несчастья, хорошая школа жизни. Хлеб мне не дали… Поехали к коменданту в Шклов. На меня отмерили хлеба! Будет хлеб, будет и одежда. В партизаны уходят девушки и женщины, но есть и бандиты – «партизаны». 10.08 ели новый первый хлеб.

Сентябрь 1942 года.

Убрали рожь, урожай плохой. Партизаны запретили сдавать немцам. Слышны звуки боев. Идет партизанская война. В Шклов прибыл французский эшелон подкрепления партизанам. Много работы в поле, на току. Плохие новости с Кавказа. Никто не знает, во что верить. С района ушло 12 отрядов партизан на соединение с большими силами. Отряд командира Аксенова остался, и еще один отряд в лесу. Начали копать картофель. Ночью приехали грабители, взяли, что могли, и тихонько уехали. По шоссе гнали толпу партизан. Кругом слышна пушечная стрельба. Ночью при-ходили партизаны, собирали хлеб. Приезжали «русские солдаты», приказали везти в Шклов сено и картофель. Немцы приказали сдать по 2 кг 500 гр. кур. Октябрь 1942 года.

Сегодня (04.10) повезли в Шклов 2 повозки кур. Зверства немцев в районе, описание собственных переживаний. Вести из окружающих деревень.

Декабрь 1942 года.

Идут бои с партизанами. Партизаны убили Володю Алехновича, который раскулачивал деревню на его свадьбе, оставив 5 детей от двух жен. В деревне делали засаду на партизан 15 полицейских с пулеметом, пили самогон. 26-го ночью партизаны взяли 7 овечек и 2 воза хлеба, воз одежды и обуви, были в белых халатах. 27-го ехал через деревню карательный отряд в белых халатах, гнали стадо коров, везли хлеб. В хатах взяли по курице.

Апрель 1943 года.

Беженцы, беженцы, беженцы… . Пришло 28 человек из Смоленска и Брянской (Орловской – ред.) области. Собрали хлеба, картофеля. Люди готовы принять любое правительство, лишь бы конец войне. Предсказатели, слухи, служебные дела, бандиты. Выехали в поле. Немцы приказали вырезать лес на 250 м от дороги. Убийства полицейских, поджоги деревень в округе, облава на партизан, расстрелы жителей. Партизаны собирают одежду, еду (сливки, сало, мясо). У Лени взяли сапоги и шапку. Посеяли картофель, пришел трактор.

Май 1943 года.

Пришел второй трактор. Засеяли половину земли. Приезжал бургомистр и 6 полицейских. Собрали собрание. В Германию с деревни надо 6 хлопцев и 4 девки. Каждую ночь бывают партизаны, вежливо берут скот. Днем приезжают полицейские, ищут пар-тизан. Бомбардировки Орши и Могилева. Прочитано 8 книг (3063 стр.). Много работы. В ночь на 26-е 1,5 часа бомбили Могилев, бомбы падали с интервалом 1 секунда. Немецкие зенитки сразу замолчали. Люди бросились в лес. За ними неслись мотоциклисты, стреляя на ходу. Много погибших и раненых. Высадился Советский десант в 2000 человек (за Днепром). В Шклов прибыло 10 000 немцев. Партизаны ведут войну.

Июнь 1943 года.

В Могилеве погибло 3900 человек после бомбардировки. Раз-бито 2 бомбардировщика, оружейный склад рвался 3 дня. Выросла хорошая рожь, в ней не видно человека. Часто бывают партизаны. Случайно сжег штабеля дров, выгорел лес в 1 га. 26-го по шоссе прошло 45 машин, оцепили лес, делали облаву на партизан. Тяжелая работа в поле. Нашел два ящика «технических» книг. Большая удача! 20 000 страниц, все о двигателях, машинах…

Июль 1943 года.

Очень трудное положение среди родственников и знакомых. Пришлось уйти жить к чужим людям. Скитания.

Январь 1944 года.

Не было бумаги. Батрак за угол и пропитание, обида на бабушку и ее родню. Выгнал самогон, продал, купил одежду. Деревня готовится в беженцы, связаны узлы. В декабре 42-го пытались угнать молодежь в Германию, полицаи зверствуют. Забрали 19 человек, через 2 недели их выкупили за самогон, деньги. Потом забрали еще 6 человек.

Февраль 1944 года.

Часто приходится прятаться в погребе во время стрельбы и наблюдать через щелки за действиями в деревне. Кто прячется и убегает, того избивают и увозят полицаи и «народники» с собака-ми. Пьют самогон, убивают деревенских собак. Убили в деревне девушку-партизанку, привели с собой и расстреляли разрывными пулями среди улицы. Заходя в избы, стреляют в потолок, грабят, разбивают все, что можно. Умерла от тифа старая бабка, еще болеют 8 человек. Когда копали ямку на кладбище, мужчин обстреляли немцы, чуть на забросали гранатами. Еле спаслись. Вернулись пять человек из лагеря Шклова, убежали по дороге. За побег заключенных расстреливают полицейских.10-го числа партизаны спилили 10 телеграфных столбов, немцы заставили нас восстанавливать связь. Порвали провода еще больше, но возили столбы на место спиленных партизанами. Столбы каждую ночь снова спилены. Сменили посты полицейских. Немцы засели в лесу у деревни, началась стрельба, пули летели по всей деревне. Насчитали 6 трупов полицаев в начале деревни. Сгорела дедова изба. Ночевали одетые, готовые бежать.

20-го проснулись от страшных взрывов и стрельбы в деревне. Утром немцы забрали трупы и уехали. Дома как решето, холодно. Пули в свежем спеченном хлебе (из теста). Забрали ночью деревенских мужиков, ездили их искать. Опять были партизаны, согнали со двора корову, искали хороших коней! Утром узнали, что взяли 15 коров и 4 коня. Из дома нельзя выйти, везде люди в белых халатах с оружием, с бронемашинами, обыскивают хаты, на дорогах проверяют документы – справки. Партизаны нарыли землянки в лесу, жители – за огородами. Немцы нашли одно убежище в окопе – 7 девушек и 1 парень. Отравили газом и закопали в братской могиле. Заставляют разбирать строения и возить бревна.

Апрель 1944 года.

Дневник было писать немыслимо, в любой момент грозила гибель. Нарисовал карту-схему фронта, написал стихи. Страшно жить. Живу в землянке, сам строил. Еда на пепелищах, посуда и инструменты там же. Можно с винтовкой охотиться на птиц. Убил белку, съел. Вкусно. Мешок вместо одеяла. Могилы, хоронят знакомых и убитых в плену.

Деревня сгорела 10 июня. Нас освободили 28 июня. Штурмовики день и ночь висят над дорогой. Зарыл ящик с дневниками и наган в собачей конуре. Сверху обгорели. Немцы притаились вдоль дороги в канавах, кустах.

Август 1944 года.

«Наступил второй месяц, как нас освободила наша Красная Армия. Оружие забрали, банд нет. Погибают люди от взрывов гранат, мин во время работы в поле. Подорвался друг Янок в лесу, хотел быть летчиком. Наконец-то нашлись родители, пришло письмо! 12.08 начинаю жить 17-й год жизни! Нашлись родственники, почти все живы! Отец серьезно болен, срочно нужна операция, его брат погиб на передовой. «В честь Антона Григорьевича Ржендзинского погибшего в боях…. Салют!!!» – дал шесть выстрелов подряд... Но его нет!!! Много работы в колхозе, нужно зарабатывать на дорогу домой!

Зовут к себе родственники из Ботвиновки около Кричева, Зайцевой Слободы. Еду в Шклов узнать, как добраться домой. Достал себе один новый ботинок, другой у меня был. Готовлюсь к отъезду. Как долго идут эти письма! Жду вызова! Собираю письма и от себя!

До встречи!

История состоит из фактов. Фактов, событий, находок, воспоминаний… Память стирается, находки гибнут, теряются через века. И очень важно сохранить документальные подтверждения нашей истории. Мы должны знать, помнить и любить наше прошлое, историю нашего народа. Наше сегодня могло бы не состояться, и мы могли бы не жить на земле, если бы наши предки не отстояли в годы лихолетья эту землю. Поэтому нужно хранить все крупицы народной памяти, переписывать стершиеся буквы, чтобы все смогли прочитать о том, что было с нами в прошлом веке.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дневник Л. Ржендинского.

2. Справочно-информационный материал о Кричевском районе. Могилев, 2005 г.

3. Мельников М.Ф. Шел край наш дорогой столетий / М.Ф. Мельников. – Мінск: Полымя, 1987. – 175 с.: ил.

4. Гарады і вёскі Беларусі. 3-я кн. – Мн.: Беларуская энцыклапедыя імя П. Броўкі.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.