Вверх

Вы здесь

НЕ ПО ГЕГЕЛЮ

Уверен: в ближайшие дни, в 20-ю годовщину «пуКча», в прессе и в теле­ящике будет мильон сочинений на тему «Как я геройски провел август 1991-го» и 358 обсасываний афоризма: «Главный урок истории заключается в том, что люди ничего не извлекают из уроков истории».

Опровергаю. Может, когда Гегель брякнул про «урок истории», он и был прав, но теперь цена афоризму — 100 белорусских рублей в базарный день. Наши люди, как известно, философию учили не по Гегелю и шустро соображают, где бутерброд маслом намазан, а где — нары на северной стороне. Да, эти соображения порой дурно пахнут, но житейски весьма практичны. И наукой подтверждаются.

Биологи говорят: некоторые насекомые наловчились мастерить себе броню из … В общем, из собственных фекалий. Аромат у «доспехов» — тот еще, но букашку дерьмовая броня спасает: а) маскирует, б) дает время драпануть от не в меру чувствительного хищника. По-моему, многие наши «уроки из уроков истории» — из той же оперы.

Михаил Горбачев, может, и не знаток биологии, но в ситуации с ГКЧП с самого начала сварганил себе надежную кольчугу из … Ну, скажем деликатно: из собственных слабостей и сопутствующих субстанций. Помните? Никого не трогаю, «лежу на пляжу» в Форосе, а тут — пуКчисты! Налетели, напужали, я их послал, они меня блокировали, связь обрезали, радио отобрали. А я по старенькому приемничку чужие «голоса» слушал и смело заявлял. А потом смело прилетел в Москву и еще смелее осудил!

Конечно, те, кто в августе-91 видел по ТВ выпавшего в осадок «смельчака», лишь брезгливо поморщатся. Прожженный аппаратчик, Горби и прежде-то «Александром Матросовым» не был, а на Олимпе власти ужом вертелся, стараясь усидеть не на двух — на дюжине стульев, елозил в угоду и Тэтчер, и Лигачеву, и ортодоксам, и «р-р-еволюционерам», и «рыночникам», и популистам. К лету-91 он был уже президентом-«картонкой», «неуловимым ковбоем Джо», который никому не нужен. Экономика валилась в пропасть, страна трещала по швам, каждое сельпо провозглашало суверенитет, жрать — нечего… А Сергеич — про «новое мЫшление» да про плюрализм. Один мужик, хоть и по другому поводу, верно заметил: «Импотент способен только женщину измучить»… По Бисмарку, «Любая политика лучше политики колебаний». Вот и доколебались мы до оперетки про ГКЧП и до «жертвы Фороса».

На днях Горбачев признал то, о чем эксперты говорили и 20 лет назад: в курсе он был насчет «заговора»! И сподвижники предупреждали, и американская разведка. Но верный себе карьерист, видно, решил: выгорит у пуКчистов — и я весь в белом на троне, провалится — законный президент всех прищучит. Только третью силу — Ельцина — недооценил... Но урок из тех событий Горби извлек мудрый: чем меньше людей помнят август-91, тем эпичнее должен быть образ форосского Ильи Муромца. Если раньше Михаил Сергеевич просто ругал гэкачепистов «муд…ми», то сейчас акцент иной: я, мол, предотвратил кровопролитие. Одно забыл «богатырь»: запашок от брони все не выветрился…

Не больно благоухает нравственностью и урок, извлеченный из пуКча самим народом. Если кратко: «Чума на оба ваших дома». Во время августовских событий народ большей частью безмолствовал, хихикая над трясущимися гэкачепистами и пытаясь раскумекать, что там в Москве за бардак? Хотя нутром чуял: впереди — большая беда. Потом ляснулся Союз, уровень жизни уперся в нужду и талоны, победившая «элита» стала прибирать к рукам добро. Потом былинный «защитник Белого дома» Ельцин расстреливал из танков Белый дом, вчерашних соратников и завтрашние надежды. Ушлый и оголодавший народ смикитил: когда в столицах шум — это не борьба за демократию и справедливость. Это вой­нушка за власть. Чужая войнушка. Ибо кто б ни победил в ней — плевать хотел на твои простые житейские интересы. Народ устал быть «движущей силой истории», потому как история почему-то всегда норовит проехаться чугунными колесами по конкретным судьбам, по семьям, по жизням. Большинство предпочло уйти в быт, в дым пьянства и суету выживания. За 20 лет мало что изменилось? Хрен с ним, хватило б бульбы на зиму... Такая броня.

А Любовь Комарь, мать одного из троих погибших в августе-91 в Москве «защитников демократии», спустя десятилетия убеждена: «Власть у тех, у кого есть деньги, и чихать они хотели с высокой колокольни на простой народ. Поэтому я считаю, что мой сын погиб зря...» И что — клеймить ее за «аморальность»?

Я не буду вспоминать, как провел август-91. И Гегеля не буду больше цитировать. Процитирую лучше один из «Законов политической клоунады»: «Если на арене 12 клоунов, а вы станете в центр и начнете цитировать Шекспира, публика увидит в вас только   13-го клоуна».

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.