Вверх

Вы здесь

Николай БОРИСЕНКО, «Был первый и умелый агентурщик…»

Николай БОРИСЕНКО

«Был первый и умелый агентурщик…»

Об этой спецгруппе в художественной и исторической литературе известно немного, хотя героических дел на оккупированной территории Могилевщины за ней числится немало.

Диверсионная спецгруппа старшего лейтенанта Григория Яковлевича Сороки и сержанта Никифора Никифоровича Дрозденко активно действовала в Осиповичских, Кличевских и Белыничских лесах. Заброшенная в глубокий вражеский тыл разведотделом штаба Западного (с 24 апреля 1944 года переимено-ван в 3-й Белорусский) фронта, она занималась диверсиями на железной дороге, громила полицейские гарнизоны, добывала разведывательные сведения о вражеских укреп­лениях в районе Мо-гилева и по Днепру, боролась с немецкой агентурой, засылаемой в партизанские отряды. Несмотря на небольшой состав, ее бойцы совершили немало славных дел.

Через своего маршрут-агента Любовь Баянкову (Дрозденко) спецгруппа поддерживала тесную связь с могилевской агентурой: Николаем Макаровым, Евгенией Захаренко, Людмилой Смирновой и другими. Из города ценные сведения о дислокации и перемещениях вражеских войск поступали в лес, а оттуда на Большую Землю. Именно эта группа в 1944 году через своих агентов смогла достать подробный план немецких укреплений в окрестностях г. Могилева по р. Днепр, который впоследствии оказал неоценимую помощь нашим войскам при штурме города.

В сохранившемся наградном лис­те на заместителя командира разведывательно-диверсионной группы сержанта Дрозденко Никифора Никифоровича говорится: «Дрозденко Н.Н., находясь в группе с пулеметом, никогда не отставал и своим пулеметом лично застрелил 5 немцев. При выполнении задания на железной дороге в пути нарвался на засаду, не растерялся, залег с пулеметом и своим огнем разогнал засаду и вывел людей. Три раза участвовал в подрыве эшелонов. При получении задания занимался агентурой. Был первый и умелый агентурщик. Умело вел агентурную работу. В гор. Могиле-ве им была создана целая агентурная сеть, которая освещала все положение города: расположение складов, штабов, аэродромов. Достал план укреплений г. Могилева по р. Днепр…»

Приказом войскам 3-го Белорусского фронта от 8 сентяб­ря 1944 года № 0685 Дрозденко Н.Н. награжден орденом Оте­чественной войны I степени. Через два месяца он же за геройские разведывательно-диверсионные действия уже в Восточной Пруссии был удостоен еще одного боевого ордена – Красного Знамени…

К сожалению, время неумолимо. В 1986 году отважный разведчик-диверсант ушел из жизни, а через 16 лет не стало и его жены – Любови Михайловны Дрозденко. Сейчас в Могилеве живут их дети – Петр, Галина и Ольга.

С трудом сдерживая слезы, Галина Никифоровна вспоминает: «Родители много рассказывали о войне. Когда она началась, маме было 14 лет. Жила она в д. Куты Могилевского района. Зимой 1942 года стала связной партизанского отряда Тарасова, а через год – маршрутным агентом заброшенной из-за линии фронта десант-но-диверсионной группы старшего лейтенанта Г.Я. Сороки.

В деревне она проживала с матерью и младшей сестрой, которой в то время было 8 лет. В их доме и была база спецгруппы. Отсюда уходила она на задания в Могилев, до которого было 39 километров. Через сутки возвращалась назад. Шла с донесениями связных и агентов через немецкие посты, а иногда и засады.

В семейном архиве сохранились донесения, написанные агентами, проживавшими в Могилеве, – пожелтевшие листки из тетрадей, блокнотов. В одном из них написано: «…в ночь на 22.06.43 г. была бомбежка нашей авиацией района Ямница – разъезд на железной дороге Могилев – Осиповичи. Потери немцев – 12 танков, 75 автомашин, много бочек с горючим, убито и ранено около 500 фашистов… С 1.07.43. предполагается проческа немцами деревень Могилевской области силами местных гарнизонов…»

В донесениях были и другие ценные сведения: о перемещении немецких войск, строительстве оборонительных сооружений вдоль Днепра, о движении эшелонов на железной дороге, о положении в городе, прибытии новых частей или их уходе из города и многое другое. Правда, донесения эти в то время она не читала, не хотела знать, кто писал и что писали. Думала – если арестуют, то она ничего не знает и никого не выдаст.

Разведчикам-диверсантам в лесу нужна была помощь местного населения. Вот и ходили к ним и от них каждый день связные или, как их называли, маршрутные агенты. В дождь, жару и стужу наматывали по 100 км, петляя, путая следы. Мама рассказывала, что обычно в путь они отправлялись по двое, но разными дорога-ми, чтобы, в случае чего, хоть один донес сводку. Одного мамино-го напарника рассекретили и расстреляли. Мама тоже не один раз попадала в сложные ситуации. Как-то летом 1943 года несла она в Могилев английские мины, замаскированные под куски мыла, питание к рации для радистки Любы Сухановой. Сверху яйца, сало, лук. Молоденькая, невысокого роста девочка не вызывала интереса у немцев, к тому же одевалась намеренно неряшливо, пальто на спине застегивала, ботинки драные – ни дать ни взять сельская дурочка. Но в тот раз ей не повезло. На переезде ее остановили и хотели проверить, что у нее в корзинке. Мама прикинулась душевно больной, и немцы не стали ничего смотреть и отпустили. Она прошла несколько метров и упала в обморок. Постовые подошли, дали ей понюхать нашатырь, подняли, дали пинка и отпустили.

Осенью того же года ей поручили купить на Быховском рынке в Могилеве зимние вещи для командира. Она продала на рынке коня и подводу, переданные ей разведчиками, и стала искать обувь, варежки, тулуп. К ней подошел молодой человек и предложил свои вещи и планшет. Он разделся, отдал одежду маме. А в это время какая-то торговка закричала, что партизанка раздевает власовца. Началась суматоха, маме удалось убежать…

Мамины воспоминания о войне записаны и хранятся у нас. «Когда я стала работать у Тарасова (в 1942 году – командир партизанского отряда в Могилевском районе – авт.), в деревне заметили, что я часто хожу в город. И когда в деревне появились разведчики, стали наводить справки о жителях, соседи навели их на меня. К тому времени я уже знала в Могилеве человека, связанного с партизанским отрядом Османа Касаева. Это был офицер Красной Армии лейтенант Николай Макаров. Я свела его с командиром группы Сорокой Г. Я., а сама стала маршрутным агентом в подчинении Дрозденко Н.Н. Два раза в неделю я передавала ему сведения от Макарова и других агентов».

Николай Макаров познакомил ее с другими своими связными: Смирновой Л.Н., Захаренко Е.Н., Ритой Броневицкой, ее братом Анатолием и другими. Эти люди, кроме сведений о немцах, доста-вали для партизан и разведчиков необходимые немецкие документы.

В 1944 году агентам в городе было поручено достать карту Могилевского укрепленного района. Это задание было выполнено Смирновой Людмилой, которая работала на бирже труда. Карту она передала маме, а та вынесла ее из Могилева и дос­тавила Сороке Г.Я.

Эти сведения впоследствии оказали огромную помощь нашим войскам при освобождении города. «Сорока обещал представить Люду и меня к ордену, но почему-то так и не сделал этого». Он не представил к наградам никого из маршрутных агентов, это не-сколько обижало и маму, и Смирнову, и Захаренко, но, тем не менее, они сохранили дружеские отношения как между собой, так и с командиром группы.

После освобождения Могилева группа ушла с войсками и продолжала работать уже на территории Восточной Пруссии. Мама в 1944 году поступила учиться в медицинское училище, папа после демобилизации уехал к себе на родину в Кокчетавскую область, а в 1946 году приехал за мамой. Они поженились и до 1953 года проживали в Казахстане. Папа работал там директором школы, мама – учительницей младших классов.

В Могилеве папа продолжал педагогическую работу, он окончил учительский институт в Петропавловске, а затем педагогический институт в Могилеве. С 1962 по 1979 год работал директором средней школы № 17 г. Могилева, откуда и ушел на пенсию. Мама стала бухгалтером и долгое время работала в бухгалтерии УВД Могилевского обл­исполкома, а затем в одном из его подразделений.

«Помни меня и моих друзей», – еще будучи женихом, в авгус­те 1944 го писал Никифор Любе на обратной стороне групповой фотографии. Никого из них уже не осталось в живых.

Совет ветеранов воинской части № 9903 в Москве ныне готовит к изданию книгу о судьбе группы Г.Я. Сороки и других диверсионных групп. Надеемся, что эта книга станет своеобразным памятником людям бесстрашным, самоотверженным, беззаветно любившим свою родину и жизнь.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.