Вверх

Вы здесь

ОСТАВЬТЕ В ПОКОЕ КАТЕРИНУ

Слушайте, кто у нас составляет школьные программы? Они там о чем­нибудь думают?

Маленький тест на сообразительность. Что общего у Джордано Бруно, Пушкина, Катерины из «Грозы» Островского, молодогвардейцев, быковского Сотникова, академика Николая Вавилова?.. Все они с достоинством отстаивали свои взгляды — убеждения ученого, честь жены, право на любовь, на свободу, право человеком зваться. И все они погибли. Подспудный вывод школяра: достоинство — штука замечательная, но — не для живых… А живым надо уживаться, приспосабливаться, пусть себе и ценой морали. Это ж скольким поколениям мозги скособочили?!

Главный грех большевиков, по­моему, — не узурпация власти (что там было узурпировать — она под ногами валялась) и национализация собственности, а узурпация морали и национализация достоинства. Нравственно все, что на благо революции. Ум, честь и совесть эпохи — сами помните, кто. Остальные — «винтики». «Лес рубят — щепки летят»… А уж  царям, дворянам, буржуям изначально отказали в праве на достоинство, поскольку те были «искплутаторами» и не читали Маркса.

Кстати, против экономиста Маркса я ничего не имею. Я таки имею немножко против Маркса­моралиста. В одной анкете на вопрос: «Чего бы вы не повторили в своей жизни?» Карл Генрихович брякнул что­то типа: «Не женился бы на нынешней жене». Нехорошо­с, батенька. Неприлично­с. Особенно для человека, который жил в основном как раз за счет супруги — верной баронессы  Женни фон Вестфален, и друга — Фридриха, понимаешь, Энгельса. Того Энгельса, который, выжимая пот и душу из рабочих на своих фабриках, наживал капиталы и отдавал их другу Карлу. А Карл на эти деньги учил пролетариев бороться с эксплуататорами… Вы тут наблюдаете высокую мораль? Но про Маркса с Энгельсом в школах говорят.

Зато про князя Александра Михайловича Горчакова нынешние школяры слыхом не слыхивали. А ведь мудрый дипломат был еще и человеком с «хребтом весьма не гибким». Полтора века назад людей с независимым характером власти тоже не любили. Как­то в Вену, где Горчаков возглавлял российское посольство, приехал всесильный шеф жандармов граф Бенкендорф. Вызвав к себе в отель Горчакова, он после нескольких фраз приказал заказать для себя обед. Горчаков позвонил в колокольчик. «Что сие значит?» — возмутился Бенкендорф. «Ничего более, граф, как то, что с заказом об обеде вы можете сами обратиться к метрдотелю гостиницы», — спокойно ответил Горчаков. После чего на него навесили ярлык «вольнодумца», а вот орденов ему на мундир не вешали очень долго…

За последние 150 лет вы много еще знаете примеров таких ответов чиновника всемогущему хаму­вельможе? Или чувство собственного достоинства отменили вместе с титулом князя? Кстати, реальный князь Горчаков с чувством достоинства не только выжил в «проклятой царской России», но и стал великим канцлером. Но попасть в наши хрестоматии он не сподобился. А мы «проходим» достоинство на примере придуманной покойницы Катерины в «Грозе»…

Сталин любил арестовывать друзей и близких своих соратников и наблюдать за реакцией. Жену Калинина — формального главы СССР! — бросил на 7 лет в концлагерь. И вельможный муж, зная о невиновности жены, даже не заикнулся перед вождем о ее судьбе! Все так же подхи­хикивал плоским шуткам Сталина, так же вертелся шутом на его вечеринках. Может, сказалось, что на заре трудовой юности Миша Калинин служил лакеем у помещицы? Когда Екатерину Ивановну в 1945­м выпустили на волю, она не вернулась к «главе СССР» — достойная была женщина. Но город на берегу Балтики носит не ее имя, не имя Горчакова, а имя трусоватого Калинина… И в школьных программах про Екатерину Ивановну — ни гу­гу!

У главы МВД СССР Николая Щелокова хватало «достоинства» оформлять цветы и венки на похороны собственному тестю как «возложенные к мавзолею Ленина и на могилу Неизвестного солдата». А с каким «достоинством» не так давно питерские власти заказали почти на 60 тысяч долларов 100 шикарных шапок и 139 безрукавок из элитного меха для … «пациентов психбольницы»!

В 1923­м поэт Осип Мандельштам, оценивая моральный уровень сограждан, писал:

«А вам, в безвременьи  летающим
Под хлыст войны за власть  
немногих, —
Хотя бы честь млекопитающих,
Хотя бы совесть ластоногих».

Спустя почти 90 лет писатель Даниил Гранин признал: «Я не помню такого состояния нашего общества с подобным разгулом бесстыдства и бессовестности, как ныне».

Достоинство личности нельзя национализировать или отменить. Оно или есть, или его нет — хоть у ластоногих, хоть у двуногих. Хоть у сгоревшего на костре Джордано Бруно, хоть у живущего на полусогнутых директора завода…

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.