Вверх

Вы здесь

ОСТРОВИТЯНЕ

Томас Мор полтыщи лет назад восславил фантастический остров Утопия, счастливые обитатели которого оптимистично живут без частной собственности, а дни проводят в трудах, аки пчелки.

Василий Аксенов 30 лет назад восславил фантастический «остров Крым», обитатели которого счастливо отстояли частную собственность от большевиков и плевать хотели на их законы.

Мэр Москвы Юрий Лужков в наши дни невольно восславил абсолютно реальный «Остров фантазий», где счастливо соединились оптимизм героев Мора с закононаплевательством героев Аксенова.

Уверен: аборигены элитного поселка «Остров фантазий» предпочли бы тихую райскую жизнь негаданной славе, да с соседями им не повезло. А в соседях у островитян — тот дачный кооператив «Речник», на который с экскаваторами наперевес пошли московские власти. Мэрия именно там решила явить миру неподкупную законопослушность и снести «нелегальные» домики. Когда в 25-градусный мороз мощная техника под прикрытием ОМОНа начала насаждать верховенство закона, круша неказистые жилища, «речники» возопили и бестактно стали тыкать пальцами в сторону соседей-«фантазеров»: «А их пошто не сносите?!» Юрий-то Михалыч сперва сгоряча посулил принудить экскаватором к закону и «Остров фантазий»: мол, по проекту на месте коттеджей должны стоять объекты детско-юношеской спортшколы! Но тут выяснилось: хоть жильцы поселка явно выросли из детских штанишек, по утрам 100-метровку не бегают, а их шикарные коттеджи так же похожи на школьные спортзалы, как убогая сельская баня – на Кремлевский Дворец, только у островитян уж больно любопытные фамилии — вице-премьер Христенко, министр Голикова, миллионер Джабраилов и иже с ними… И мэрские клерки оптимистично объявили: «фантазеров» сносить нельзя, их строения — абсолютно легальны! Правда, клерки сболтнули лишнее, простодушно выложив механизм «узаконивания» коттеджей. Изощренности оного механизма позавидовали бы все средневековые иезуиты! Сперва элитные особняки зарегистрировали как «нежилые помещения», потом тишком перевели в «жилые помещения в домах временного проживания», а уж после оформили как нормальное жилье. Давайте вместе порыдаем над мытарствами бедолаги вице-премьера, который, видать, поначалу ютился в «нежилом помещении» типа склада для гантелей, потом ночами ворочался на жестком топчане в хибаре а-ля «дом временного проживания», пока не выстрадал право жить в приличном доме!

И упаси нас бог заподозрить в мздоимстве тех клерков, которые регистрировали особняки как ДЮСШ… И — да здравствует закон!

Конечно, копни чуть глубже тайну дивного превращения «гантельного склада» в роскошный дворец — и на «Острове фантазий» уже завтра ревели бы экскаваторы. Но до такой фантастики не дотумкали бы ни Томас Мор, ни Василий Аксенов, ни Жюль Верн. А где уж там Юрию Михайловичу…

Вот и получается, что истинные фантазеры — не островитяне из шикарных коттеджей, а те «речники» из снесенных дачных домиков, кто наивно полагает, будто закон — выше богатства. Призрачные «остров Утопия» и «остров Крым», выходит, — куда реальнее, чем вера в равенство всех перед законом.

Толстые пачки банкнот, похоже, не только Фемиде заменяют повязку на глазах, но и многим из нас — нормы морали. Гомельские гаишники провели на днях эксперимент: поставили на оживленной трассе возле заглохших убогих «Жигулей» мужика, который отчаянными жестами молил о помощи проезжавших водителей. За полчаса эксперимента не притормозила ни одна дорогая иномарка! Хозяин одной из них, остановленный инспектором ДПС, процедил сквозь зубы: владельцы дешевых машин не заслуживают внимания, что бы с ними ни случилось! Видимо, тоже – островитянин…

Нынешняя нелепая суета московских властей и прессы вокруг «Речника» и соседнего «Острова фантазий» напомнила старый анекдот.

Журналист спрашивает главврача психбольницы: как они определяют, кого из пациентов можно выписать?

— Мы наливаем полную ванну воды, кладем рядом на стул чайную ложку и ставим большую кружку. А потом предлагаем освободить ванну от воды.

— Ну, конечно, нормальный человек возьмет кружку, — радуется догадливый репортер.

— Вообще-то нормальный человек вынет пробку из ванны, — пожал плечами психиатр.

Попытки адаптировать закон к толщине кошелька — это выбор между ложкой и кружкой. Или я тоже — неисправимый фантазер?

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.