Вверх

Вы здесь

ПИНОК К ПОБЕДЕ

Прошла очередная Олимпиада – и опять негодующее бла-бла-бла про допинг. Ой, как неприлично! Ах, какие подлецы! Ух, как аморально! И в потоке междометий благородное человечество стеснительно зажмуривается на очевидный факт: в «спорте высоких достижений» фармакология – штука давно столь же банальная и привычная, как бег трусцой или гантели. Спортивные врачи всего мира рыщут в поисках новейших стимуляторов, еще не попавших в «черные списки» Антидопингового агентства. Кандидаты в чемпионы с юных лет назубок знают, какой «мухлежный» препарат выводится из организма за три месяца, а какой – за неделю, как ускорить или замаскировать этот процесс. Уже приходилось писать, что Олимпиады все больше превращаются в состязание мензурок с пробами мочи и крови спортсменов: чью не забраковали – тот и чемпион!
По большому счету, что такое допинг? Это пинок атлету, чтобы тот, наплевав на природные и натренированные способности, попробовал выиграть лишние секунды и сантиметры, обдурить пространство, время, законы физики, судей, соперников. В этом смысле под «допинг» годится все, что дает преимущество: махинации с переливаниями крови; «подгонка» момента зачатия у спортсменок, чтоб у них гормоны «правильно» заиграли аккурат к старту (этот метод вовсю использовали в ГДР); применение сверхскользких «рыбьих» купальников пловцами, сверхбыстрых кроссовок и сверхлегких байдарок, которых еще нет у конкурентов… А посулы атлетам баснословных призовых за выигранные медали – разве не «допинг»? Мы — 100 тысяч долларов за «золото», а мы — 300, а мы  — миллион!
Глядя на эту ярмарку тщеславия, называемую почему-то Олимпиадой, радуешься только одному: «допинговая» вакханалия пока не до конца задушила спорт. Лозунг «Быстрее, выше, сильнее!» пока еще с наслаждением показывает кукиш девизу «Богаче, круче, хитрее!». И стайеры из нищей Эфиопии опять, как стоячих, обходят европейцев, выдрессированных дорогущими методиками. И хвастливый, но гениальный спринтер Усейн Болт опять на финише заставляет любоваться своей задницей обескураженных конкурентов-американцев. И великий Майкл Фелпс опять шутя забирает в бассейне очередное «золото» — без стимуляторов, без «рыбьего» костюма, уверен: забрал бы и голышом! И хрупкая Ольга Каниськина с  тяжелейшей травмой опять «на зубах» протопывает нескончаемые 20 километров, отчего ее нынешнее «серебро», пожалуй, подороже ее вчерашнего «золота». И Вика Азаренко с Максом Мирным наперекор скептикам берут теннисное «золото» для Беларуси. И Великобритания, которая ни пенса не платит за медали своим олимпийским призерам, обходит в командном зачете Россию, завалившую своих олимпиоников долларами, дорогими машинами и дармовыми квартирами. И настоящие мужики из волейбольной сборной России «через не могу» выигрывают в финале кошмарный матч у бразильцев. Ветеран команды Сергей Тетюхин и совсем еще пацан Дима Мусэрский доказали: в истинном спорте все еще способны побеждать не только деньги, анаболики-стероиды, и даже не всегда техническое мастерство. Побеждают и воля, и сила духа, и чувство чести, и чувство долга перед товарищами, перед тренером, болельщиками, страной…
Кто-то покривится: «Фи, опять эти «совковые» понятия!» Выигрывать «через не могу», «на зубах», на «морально-волевых» приходилось великим Владимиру Куцу, Ларисе Латыниной, Галине Кулаковой, Александру Медведю, Александру Масейкову, легендарной советской хоккейной сборной 1970-х. Что ж, всех их, чохом, — в «совки»? Фигу вам! Это – человеческая психология, которая способна дать пинка самолюбию похлеще самой крутой фармакологии! Потому что в этом «допинге» — та сумасшедшая непредсказуемость, которая отличает истинный спорт от скучной  предрешенности соперничества долларов, пилюль, амуниции, продажности судей. Потому что мы поныне помним слезы фигуристки Ирины Родниной и добродушную улыбку гимнаста Виталия Щербо на пьедестале, яростный победный рык Александра Рагулина на хоккейной площадке и фантастический «золотой» пас Ивана Едешко Саше Белову в финальном баскетбольном матче с американцами в 1972-м.
И плевать нам, сколько эти спорт­смены заработали на своих победах и какие козни строили им конкуренты. Потому что спорт мы любим за бешенство эмоций, а не за химическое «волшебство» мензурок. Потому что без эмоций спорт умрет. И не только спорт.
Александр ТОРПАЧЕВ.

 
Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.