Вверх

Вы здесь

ПИНОК К СМЕЛОСТИ

Представьте картину: вам в Глазго надо позарез, а с опостылевшего острова Менорка не улететь: «Боинг» сломался, рейс задержат на 8 часов! Хоть в петлю… Как быть пассажирам? В анекдоте бы американец выпил пива и пошел оформлять иск к авиакомпании на $1 миллион. Немец выпил бы пива и покорно поставил будильник на «плюс 8 часов». Русский - обматерил бы всю мировую авиацию, выпил литр водки и проспал на опоздавший рейс. А в реальной жизни на днях один пассажир злополучного «Боинга» от безвыходности взял и за полчаса починил самолет! Не знаю, кто по национальности тот пассажир, но права, выходит, дама с наганом Александра Коллонтай: «Когда нечего терять, человек становится особенно храбрым».

Примеров, когда от безвыходности или от отчаяния люди становятся пугающе смелыми -- сколько хочешь. Экстремальная ситуация – это не только депрессия, ахи, охи… Это еще и мощный допинг, мобилизующий силы. Как пинок. Как вражеская траншея, которую все равно надо взять, даже если сердце холодеет от страха. Как дно, от которого ты должен оттолкнуться, чтоб выплыть.

Помню телесюжет о совещании в Минске по сдаче Национальной библиотеки. Сроки безбожно срывались, но признать это вслух никто не решался: чиновники по очереди вставали и, опустив глаза, бубнили привычное: «Бу сделано!». На практике это означало бы штурмовщину и сдачу «храма книги» под дикие матюки. И тогда, за минуту до принятия решения, поднялась маленькая женщина (кажется, замдиректора библиотеки) и звенящим от волнения голосом выпалила: «Если утвердите эти сроки, перевозить ценные книги придется под мартовским дождем вперемешку со снегом. Погубим раритеты, а ради чего?». Сказала – и села обреченно. Но ее аргумент явно сработал, ведущий совещание обвел взглядом чиновников: «Согласны?». А те, чутко уловив перемену в настроении шефа, облегченно вздохнули и наперебой загомонили: «Конечно, надо сдавать летом!». Тут уж, по правде, захотелось матюкнуться мне, глядя на этих «храбрецов», выглядывавших из-за хрупких женских плеч…

Библиотеку-«алмаз» открыли в июне, книги уцелели, а я сохранил в душе огромное уважение к маленькой женщине, смелой от отчаяния: ведь за утрату раритетов с нее потом сполна спросили бы те самые «храбрецы»-чиновники… 

Кто б из нас еще год назад поверил, что в Беларуси предпримут такие смелые шаги по либерализации экономики, как нынче? Что найдем нетривиальные решения по «Восточному партнерству», по контактам с Евросоюзом? Что начнем льготировать кредиты населению: только покупайте отечественный товар! Но нынешний кризис – это такой экстрим для всего мира, такая смелость от безвыходности, такой «пинок», который придает ускорение всем – от токаря и пекаря до министра. И те же министры, которые, говоря о прогнозе «плюс 6% ВВП за полгода», еще три месяца назад привычно мямлили: «Бу сделано», ближе к часу «Ч» стали вслух (вслух!!!) храбро выдавливать из себя: «Бу, но не совсем», а потом и того хлеще: «Совсем не бу!». И директорский корпус, который прежде, как ни поджимало, покорно внимал на совещаниях «мобилизующим» лозунгам министров, сегодня все смелее поднимает голос. И по поводу бездумной погони за «валом», и по поводу дорогущих банковских кредитов, сводящих с ума экономистов на заводах, и по поводу планов поднять ставку НДС, что может «вырубить» у импортеров все остатки «оборотки». И уже высокие инстанции не только слышат эту «кризисную смелость», но и в чем-то соглашаются с ней! Да что говорить: уже лидеры стран «большой восьмерки», столкнувшись с обвалом производства, договариваются о «справедливой» цене на нефть в 70-80 долларов за баррель. Хотя еще год-полтора назад Германия считала для себя «справедливыми» 40 долларов, а Россия – 140! Но куда денешься: кризис пинает всех, может, и в разные места, но одинаково больно. И на борьбу с ним встает «смелость от отчаяния».

Кстати, в слове «отчаяние» нет ничего плохого и зазорного. Жан-Поль Сартр и вовсе считал: «Настоящая свобода начинается по ту сторону отчаяния». Потому что отчаяние – это отказ от чаяний, освобождение от иллюзий, свойственных сытному времени. Освобождение от иллюзий всегда болезненно, но дает силы, волю, решимость что-то поменять в жизни. 

Кстати, тому мастеровитому мужику, который на днях отчаянно смело за полчаса починил «Боинг», в салоне самолета устроили овацию и его коллеги-пассажиры, и экипаж. Уж больно всем осточертел этот остров Менорка.

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.