Вверх

Вы здесь

ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ

Человечество топает вперед не по столбовой дороге (к коммунизму, капитализму, глобализму, кретинизму, алкоголизму – нужное подчеркнуть). И не по маршруту, раз и навсегда предначертанному Дарвиным (Лениным, Сталиным, Пугачевой, сессией райсовета, шурином – нужное подчеркнуть). Наш путь – это лабиринт, из каждого закоулка которого ухмыляется сюрприз. Наша цивилизация – как листок-вкладыш в упаковке с лекарством, где перечень побочных последствий порой куда длиннее перечня показаний к применению.

Вот, к примеру, что привезли американцы с Луны? Несколько центнеров лунной пыли и престиж, подмоченный вьетнамской войной. Только псих сочтет пыль достойной 25 миллиардов долларов, вбуханных в проект «Аполлон». Но побочный итог лунной программы — 25 тысяч полученных новых технологий и материалов — стоит уже 175 миллиардов. И этим мы с вами пользуемся поныне.

А взять войну, которую клянут 99 из 100 землян. Я – за мир во всем мире, но кем бы мы с вами были без военных разработок? Интернет, компьютер, нейлон, алюминий, самолет, СВЧ-печь, мобильник и сотни тысяч прочих вещей, без которых немыслима наша жизнь, — лишь побочные эффекты работы ученых на войну. Да что компьютер! За банальные консервы надо сказать спасибо Наполеону: не объяви он, готовясь к войне, конкурс на лучшую технологию хранения харчей для армии – фиг бы мы видели хоть «Кильки в томате», хоть «Ананасы в сиропе».

Белорусские фармакологи мозговали над лекарством для «сердечников», а – ух ты! — получили аналог виагры! Но побочные эффекты случаются не только столь приятные. Профессор Преображенский мудрил над собачками – получил Шарикова, от потомков которого мы никак не избавимся.

Американцы корпели в секретных лабораториях над биологическим оружием – здрасьте, мистер СПИД. Михаил Горбачев хотел придать социализму человеческое лицо – после «пластической операции» вышел такой Квазимодо, что весь мир содрогнулся… Кстати, на днях напомнило о себе еще одно негаданное последствие той, прежней, идеологии. И зовут это последствие Ангелой Меркель. Нет, в том, что бывшая активная гэдээровская пионерка и комсомолка, комсорг Института физической химии Академии наук, чуть только запахло жареным, вдруг стала «диссиденткой» и «голубоглазым ангелом» немецких консерваторов, — в том я ничего неожиданного не вижу. Конформизм и беспринципность – вполне прогнозируемые черты экс-коммунистической элиты. Удивил в г-же канцлерше «побочный эффект» в виде потери памяти, амнезии. А этот сюрприз очень опасен для вождей.

В сентябре член правления Бундесбанка Тило Саррацин рубанул публично: если Германия не заставит иммигрантов-мусульман интегрироваться в немецкое общество, стране – каюк! Какой тогда гвалт поднялся – «расист», «нацист»! Фрау Меркель сурово свела брови над голубыми глазами, дала отлуп Саррацину и потребовала его отставки из правления Бундесбанка. Ни сама Ангела, ни ее советники тогда не вспомнили, что 6 лет назад г-жа Меркель заявила: попытка создать в Германии мультикультурное общество потерпела полный провал. В переводе на русский это тот же саррациновский «каюк»: с чуждой культурой иммигрантов немцам не ужиться, без принудительных мер – дело швах! Но толерантность, которая была в моде на подиуме немецкой политики в сентябре, заставила канцлершу пригвоздить банкира. За месяц выяснилось: идеи Саррацина бешено популярны у германского обывателя! К тому же кризис, зараза, никак не уходит, на носу – выборы, электорату надо потрафить… Какая тут к черту толерантность! И фрау канцлер на голубом глазу решительно повторяет свой диагноз 6-летней давности: мультикультурному обществу в Германии – кранты! Или, иммигранты, шпрехайте по-нашему, или – гэть домой! Но и тут сказалась проклятая амнезия! Запамятовала Ангела, что шпрехать для интеграции в общество – мало. 20 лет, как шмякнулась Берлинская стена, а бывшие «гэдээровские» немцы так и не стали для «западников» полностью «своими». Миллиард евро потрачен на интеграцию немцев-иммигрантов из СССР – тот же результат. Хотя по-немецки шпарят – заслушаешься!

Число этнических немцев— уроженцев Германии в стране стремительно сокращается. Без притока рабочих рук экономика рухнет. Но вместе с рабочими руками иммигранты неизбежно привозят свои нравы, привычки, предрассудки, свою религию и культуру. Для них это – неотъемлемая часть жизни, а для Меркель – нежелательный «побочный эффект», от которого ее ясные глаза становятся стальными… Бывшей отличнице по марксистско-ленинской философии Ангеле Меркель не грех вспомнить: в многонациональном СССР уже создавали «мультикультурное» общество под названием «единый советский народ». Но, лишь рухнула скреплявшая общество идеология – тот единый народ расплевался и разбежался. А местами – и передрался. Выходит, та идеология была необходимым «побочным эффектом»?

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.