Вверх

Вы здесь

Принимай нас Суоми-красавица... Костеров А.

  К 70-летию начала советско-финляндской войны

 Костеров А.П.,  кандидат исторических наук

 (г. Могилев)

Принимай нас, Суоми-красавица…

Советско-финляндская война продолжалась 105 дней с 30 ноября 1939 г. до 13 марта 1940 г. Великая Отечественная война, последовавшая за ней, всецело затмила своим трагизмом ту зимнюю, по словам А.Твардовского, «незнаменитую». В советский период исследования историков и воспоминания её участников были ограничены по идеологическим причинам. В последние десятилетия появились многочисленные статьи и монографии российских учёных, в том числе совместные с финскими историками, в которых на основе широкого пласта документов проанализированы причины, ход и итоги войны, даны более объективные оценки, раскрыты подробности событий [1]. Автор статьи ставит задачу - осветить участие наших земляков в военных действиях, раскрыть влияние войны и её последствий на повседневную жизнь могилевчан.

Согласно нового Закона о всеобщей воинской обязанности осенью 1939г. Красная Армия значительно увеличилась и многие призывники и мобилизованные, кто участвовал в походе в Западную Беларусь, в составе воинских частей БОВО вскоре были направлены в Ленинградский военный округ к границам Финляндии. Тем временем в стране развернулся пропагандистский психоз, в котором формировалось массовое сознание народа. Преддверие войны было озвучено с чрезвычайно крикливой театральностью. На митингах в трудовых коллективах штатные ораторы убеждали массы в том, что нужно, наконец, покончить с тем «адом», в котором 20 лет мучились финские трудящиеся. Политическая риторика соединенная с партийными решениями вела страну в последующую трагедию. Одна из сводок военного отдела ЦК КП(б)Б сообщала: «В районные и городские военкоматы от патриотов социалистической Родины подано свыше 4 тысяч заявлений с просьбой о зачислении в ряды РККА и посылке на финляндский фронт. Их просьба удовлетворена: послано 4190 человек» [2]. Под воздействием революционных заклинаний и, естественно, прямых указаний властей эшелоны уносили на север воинов-резервистов и добровольцев-могилевчан, желавших сражаться за свободу финского народа.

Сохранился документ с отчетом Могилевского областного совета Осоавиахима, в котором сообщалось: «Из 6-ти районов области ушло на финский фронт 76 человек, среди них снайперов- 27, ворошиловских стрелков - 29, лыжников - 23 [3,л.98]. Еще один документ того времени более красноречив. На имя руководства республики командование БОВО 7 января 1940 г. направило письмо с просьбой организовать вербовку добровольцев в лыжные батальоны. Прилагалась разверстка их количества в разрезе областей (Могилевская - 300 человек). Добровольцев следовало формировать из военнообязанных запаса, прошедших военную подготовку в кадровых частях и умеющих ходить на лыжах с сохранением за ними среднемесячного заработка по месту работы. Рекомендовалось производить «кампанию» без шумихи и опубликования в печати и закончить к 20 января 1940г. [4,с.567]. В Орше добровольцы-белорусы, в том числе и могилевчане, вошли в лыжные батальоны №102 и №103 (по 750 чел. в каждом) и были направлены в 9-ю армию (комкор Чуйков В.И., будущий герой Сталинградской битвы), находились на фронте до конца войны. О боевых действиях данных формирований можно прочитать в российском журнале «Родина» №12, 1995г., целиком посвященный событиям войны.

Автор статьи беседовал с участником обороны Могилева, военным комендантом ж/д станции Лежнюком А.Е., который получил боевую закалку на финском фронте. Будучи курсантом Ленинградского военного училища военных сообщений, он вместе с другими учащимися был вызван к начальству и командирован в действующую 7-ю армию в самое пекло войны на Карельский перешеек для организации перевозок военных грузов в войска. Андроник Емельянович с горечью рассказывал, как они, молодые курсанты, в сложных условиях выполняли приказы, вместе с бойцами испытали все тяготы фронтовой жизни, наблюдали неимоверные усилия по прорыву финских укреплений, образно говоря, неделями «бодали» линию Маннергейма [5].

Географ-могилевчанин Лярский П.А. , 1918г. рождения, окончил в 1939 г. Могилёвский пединститут и вскоре был призван в ряды Красной Армии, начал службу в 141-ом стрелковом полку 85-й сд (Уральский военный округ). О перипетиях посылки на финскую войну он свидетельствует: «Казалось, потребуется несколько дней, чтобы заставить маленькую страну с населением, как в Ленинграде, капитулировать и принять предъявленные к ней требования. Но компания затянулась, превратилась в настоящую мясорубку. Наш полк, состоящий из необученных новобранцев, отправляют на войну. Для экипировки едем в г. Слободской Кировской области. Расположились в здании бывшего монастыря. Началась усиленная подготовка, занятия по 12 часов в день – в поле, на снегу, а снег – толщиной 70-80 см. Прошло около 2-х недель. Из наркомата обороны приезжает комиссия проверить нашу боеготовность. Выясняет, что в войне с финнами мы можем представлять лишь пушечное мясо. Нас раздевают, дают обмундирование 4-й категории. В нём мы выглядели как последние оборванцы. Теперь дорога в Курган. Мы едем вдоль Урала. В Кургане простояли около 3-х месяцев. При батальоне был создан миномётный взвод. Туда попал и я… Жили опять же в богоугодном заведении – бывшей церкви. Нередко выходили в поле. И там был снег около 70 см глубины, несмотря на то, что Курган лежит в лесостепной зоне. Крепко донимали сильные морозы.

Наступил март 1940 г. Война с финнами затянулась, и наш полк снова отправляют на фронт. За 2 дня домчались до Москвы и вдруг остановились. Простояли сутки, потом снова тронулись в путь. В Бологое узнаём: позорная война с северным соседом закончилась.

Полк повернул обратно».

Следует заметить, что многих могилевчан, разбросанных по дивизиям необъятной страны, данная война обошла стороной, их ждала более страшная военная трагедия впереди. Тем временем, войска прибывали на фронт, к концу войны там их будет сосредоточено около 50 дивизий. В воспоминаниях участников обороны Могилёва из 172-й сд утверждалось, что её войны получили боевой опыт на финском фронте. Это не совсем верно. Из документов и исследований, которые фиксируют дислокацию советских войск на театре военных действий видно, что 172-я дивизия из Тульской области прибыла на фронт в последней волне войск, незадолго до подписания мира и находилась в резерве на одном из второстепенных направлений, в боях практически не участвовала.

Вряд ли можно узнать точные цифры участников войны в Финляндии уроженцев Могилёвщины. В нашей памяти остались лишь славные страницы их подвигов и списки многочисленных жертв. 412 воинов Красной Армии получили за мужество и отвагу высокое звание Героя Советского Союза, среди них 20 человек из Беларуси, в том числе – 3 уроженца нашей области. Их подвиги подробно освещались в печати, встречах, в коллективах, в те годы, благодарные потомки сохранили память об их ратных делах в книгах Памяти [7,с.126,160,168].

Соломонников Иван Михайлович родился 20 февраля 1918г. в д. Калиновая Могилёвского района. В 1934г. окончил семилетку в г. Могилёве и до призыва в армию в 1938г. работал на стройках города. В войне участвовал рядовым 142-й сд на перешейке. Утром 20 декабря 1939г. его 7-я стрелковая рота, атаковала позиции финнов. Смысл состоял в том, что главные силы имитировали атаку, а 2-3 группы бойцов обходным манёвром с тыла просачивались в оборону врага и забрасывали гранатами огневые точки. Когда первая атака захлебнулась, комсомолец Соломонников возглавил новую атаку, первым ворвался в атаку, навязал рукопашный бой и обеспечил успех всей операции – захват высоты 65.5. Звание Героя получил по указу правительства 15 января 1940г. В дальнейшем он закончил артиллерийское училище, участвовал с первых дней в Великой Отечественной войне, командовал батареей, полком. Погиб в Венгрии 22 декабря 1944г.

Кучерявый Виктор Дмитриевич, уроженец г. Черикова, 1898г. рождения, получил звание Героя посмертно по указу от 7.04.1940г. В 1939г. он был мобилизован в Красную Армию и участвовал на войне в качестве политработника в звании батальонного комиссара. В бою за населённый пункт Кираки-Муалаа 12.02.1940г., будучи раненым, он возглавил наступление красноармейцев, однако плотный огонь врага на открытой местности заставил атакующие цепи залечь. Создалась угроза срыва операции. В критический момент комиссар личным примером увлёк бойцов в атаку и в ходе боя погиб.

Телешев Андрей Григорьевич 1906г. рождения, уроженец д. Колесянка Чауского района звание Героя получил по указу 7.04.1940г. посмертно. До призыва работал в колхозе, в армии окончил полковую школу младших командиров и курсы подготовки комсостава РККА. В звании ст. лейтенант командовал развед-ротой. В ночь на 14.02.1940г. получил боевое задание выявить огневую систему обороны финнов на мысе Патаниели. Разведчики сумели сделать проходы в заграждениях и ринулись в атаку. В ходе боя командир был смертельно ранен.

На фронте многие наши земляки были отмечены наградами. Например, в списке награждённых медалью «За отвагу» по г. Могилёву 2 работника Могилёвского сушильного завода: Башаримов Марк Осипович и Ткачук Харлампий Ипатович[8,л.318]. По подсчётам автора в книге «Гордость и Слава Могилёвщины. Ч.1» 17 уроженцев области, которые получили в годы Великой Отечественной войны звание героя Советского Союза, свой боевой опыт приобрели в войне в Финляндии: Антоненко А.К. (Славгородский район), Болбас А.К.(Бобруйский), Горелик С.А. (г. Бобруйск),Рябчевский М.Ф.(Климовечский) и другие. На финском фронте командовал танковой ротой будущий дважды Герой Советского Союза, уроженец Горецкого района Якубовский И.И.

В отношении советско-финляндской войны и сегодня остается расхождение цифр прямых и косвенных потерь. В 90-е годы 20-го века цифра безвозвратных потерь остановилась на отметке в 126875 чел., на считая раненых, обмороженных, попавших в плен. В ряде работ современных историков фигурируют цифры жертв в пределах 200 тыс. чел.[9,с.10]. В книгах « Память. Историко-документальные хроники городов и районов», по Могилёвской области опубликованы списки жертв войны, однако, по мнению автора, выборка из архивов была явно неполная, наблюдаются неточности и искажения. В книгах отсутствуют воспоминания участников, тем более что на момент создания книг «Память» многие из них были живы. Количество жертв войны, согласно списков, колеблется: Могилёвский район – 18, г. Могилёв – 28, Бобруйский район – 24, г. Бобруйск – 29, Мсциславский – 41, Славгородский – 61, Чериковский – 44, Хотимский – 21 чел. и так далее. По Шкловскому, Кричевскому, Климовическому выборка жертв отсутствует. Есть частичные упоминания мест захоронений (под Выборгом, д.Кайсляхта, у реки Куусы), название соединений ( 8-я, 71-я, 138-сд), по которым можно определить, где воевал погибший наш земляк. По возрасту военнообязанные, 1900 – 1920гг. рождения, однако есть и представители 19 в., т.е. те, кому уже было за 40 лет. Даже эти разрозненные данные наводят на грустные размышления. Например, среди жертв войны, уроженцев Могилёвского района – 9 чел. из д. Бушково; 30.01.1940г. сложили свои головы 2 воина из Мсциславского района, 1904г. рождения: Красильщиковы Арон и Сергей. Кто знает, может на двоих братьев в семью пришла похоронка с той далекой непонятной войны? О трагедии белорусов говорит такой факт. В составе 8-й армии, воевавшей чуть севернее главного плацдарма (Корельского перешейка), находилась 155-я сд, набранная из резервистов на территории БССР. В бой вступили наши земляки 12 декабря 1939 г. на реке Айтта-Йоки. Слабообученная, не имевшая опыта зимних боев дивизия никакого продвижения не добилась, потеряв с 12 по 15 декабря 177 убитыми, 710 ранеными, 210 пропавшими без вести. Кто знает, сколько среди них было могилевчан? [10, с. 453]. Не случайно, после войны из уст ее участников родилась злая шутка: «Завоевали земли финской ровно столько, чтобы похоронить своих убитых».

Внутри страны война осложнила проблему снабжения населения, вызвала перебои в торговли товарами первой необходимости. Ситуация в восточных областях, в т. ч. на Могилевщине, усугубилась и тем, что поставки товаров в республику из союзных фондов были перенацелены в значительной мере во вновь присоединенные западные территории БССР. В докладной записке начальника главного экономического управления НКВД СССР Кабулова З. Б. в адрес наркома торговли Любимова А. В. от 14. 02. 1940 г. отмечены факты перебоев с хлебом и другими товарами по БССР. Отмечено, что в торговле нет сахара, круп, махорки, мыла, керосина, фонды хлеба ниже на 50% от потребностей. В Мстиславском районе в декабре 1939г. израсходовано 215 тонн муки, в январе 1940г. в торговлю поступило всего 160 тонн. [11, с. 162-164]. 1. 02. 1940г. в Могилевский обком партии была переправлена для разбора на месте копия письма гр. Гельмана из г. Бобруйска в адрес И. Сталина. В письме адресат сообщал факты отсутствия товаров и разные безобразия в торговле, где, по его словам, очереди за хлебом занимали с 5-ти часов утра, при его продаже ломают стойки и двери магазинов. [12, л. 58].

Архивные документы 1940-41 гг. по области фиксируют немало решений республиканских властей, касающихся улучшения материального положения семей, на чьих судьбах отразилась война: выделение леса на строительство, снятие части госпоставок и т. д. Выплата пособий на погибших колебалась в зависимости от его звания или наград в пределах от 1 тыс. до 8 тыс. рублей. Не полагались пособия на тех, кто числился в плену или пропал без вести.

К СССР отошла финская территория, на которой проживало 450 тыс. чел. (12% населения) и все они практически переселились в Финляндию. В связи с созданием Карело-Финской ССР и проблемой экономического развития региона развернулась переселенческая компания. Из 5-ти восточных областей Белоруссии в КФССР следовало переселить по разнарядке 7 тыс. хозяйств и I сводка о переселенцах уже датирована 18. 07. 1940 г. Только в сентябре 1940 г. из Могилевской области предстояло отправить 2 эшелона переселенцев, однако в итоговом документе отмечено, что план с/х переселенцев по республике в т. ч. и по Могилевской области в 1940 г. не выполняется. Люди не горели желанием покидать родные места, тем более что демобилизованные красноармейцы красноречиво рассказывали, в отличие от официальной пропаганды, тяготы жизни на Севере. Переселенческая политика в КФССР проводилась параллельно с переселением белорусских семей в Сибирь (Омскую, Красноярскую и др. области).На 1. 11. 1940 г. из плана 7 тыс. хозяйств в КФССР переселилось 5053 хозяйства (72,2%) в т. ч. из Могилевщины 638 хозяйства ( план – 700 хозяйств). Небольшая цифра в соотношении с другими 4-мя восточными областями БССР свидетельствует лишь о том, что план переселения в восточные области СССР из Могилевщины был самый большой: 3284 хозяйства из общего плана 10998 хозяйств и он был выполнен могилевчанами под нажимом сверху на 81,3%. [13, с. 101, 114]. Информационная сводка переселенческого отдела при СНК БССР на 10. 02. 1941 г. сообщала, что в новом году из общего плана переселения в КФССР 6450 хозяйств – Могилевской области цифра доводилась в 1200 хозяйств. [14, с. 145]. К весне 1941 г. по директивам сверху переселение приостановилось в связи с угрозой войны, количество переселенцев из разных мест, в т. ч. и из БССР составило 188 тыс. чел. Автору довелось слышать воспоминания очевидцев, что кампания переселения была продолжена во II половине 40-х годов. Уезжали молодые семьи, вербовались отдельные жители Могилевщины. Причина: попытка вырваться молодежи из бесправной тяжелой колхозной жизни и в надежде заработать в чужих краях. Явно поощряла эту мечту и официальная пропаганда, призывы осваивать малозаселенные территории Севера, Сибири, Дальнего Востока наблюдалась в течении всей истории СССР.

После советско-финляндской войны среди молодежи, особенно призывников, под руководством военных отделов партийных комитетов, комсомольских органов, по линии физкультурных организаций и Осоавиахима развернулись массовые спортивно-военные мероприятия. 22 декабря 1940 г. состоялся военизированный лыжный переход молодежи с одновременной сдачей норм и разрядов на спортивно-оборонные значки. В феврале 1941 г. в городах и районах области проведен комсомольский лыжный кросс в честь 23-й годовщины Красной армии. Дистанция лыжников составляла от 3 до 25 км. Областная газета «Камунар Магілёўшчыны” 9 февраля сообщила, что в первый день в кроссе участвовало 26 тыс. чел. (в г. Могилеве – 500) в составе 239 команд. В отчете секретаря обкома комсомола Сурганова Ф. А. отмечалось, что в лыжном кроссе приняли участие 54147 чел. В составе 820 команд. Среди 10 областей республики «Могилевская заняла 8-е место»[15].

Все жанры духовной культуры своевременно откликнулись на идеологический призыв освещать героику войны, внести вклад в патриотическое воспитание населения. Появились сборники воспоминаний участников боев, в которых однобоко лакировано, представлялась героика подвигов, в газетах печатались очерки о героических поступках танкиста Александрова, связиста В. Галахова, командира Ивана Люпена [16]. Для воинов в это время популярным в фронтовых газетах был образ бойца В. Теркина. Например, 20 марта 1940 г. в армейской газете «На страже Родины» за подписью поэта С. Михалкова появилось забавное стихотворение «Как Вася Теркин Чемберлену приснился». В I половине 1941 г. в кинотеатрах Могилева и области многоразово демонстрировался художественный фильм «Фронтовые подруги» (реж. В. Эйсмонт, сценарий С. Михалкова) о девушках-добровольцах, которые пошли на фронт медсестрами. Кстати, сценарий был практически переделан с более раннего фильма «Подруги». Как правило, после фильма в печати было проведено массовое обсуждение положительных качеств главных героев фильма, восхвалялась романтика подвига, жертвенности ради великой освободительной миссии, якобы возложенной на советских людей. Поэты шли в первых рядах, кто формировал сознание юных и старших поколений, кому предстояло вскоре столкнуться с фашистскими захватчиками. Окунемся в пафос строк тех лет: «Мы радостным путем побед по всей земле пройдем» (Я. Смеляков); «И если я домой вернулся целым, когда переживу 20-й бой, я хорошенько высплюсь первым делом, потом опять пойду на фронт. Любой…» (Копштейн). Следующие строки ближе к нашей теме: «Ты придешь в страну Суоми свой народ освобождать…» (поэт А. Прокофьев); «Суоми, только в нас живет твое спасенье, лишь мы трудящимся несем освобожденье» (В. Рождественский); «Уж, Выборг заревом дыша, сквозь дым встает вдали, и знаешь, как горда душа, что мы народу помогли» [17, с. 305,329,333]. В 1940 г. по радио звучала песня Д. Покрас на слова А. д’Актиль «Принимай нас, Суоми-красавица». Как и большинство песен того времени она воспевала решимость и уверенность в победе над любым врагом: «Мы привыкли брататься с победами, И опять мы приносим в бою по дорогам, исхоженным дедами, краснозвездную славу свою». Последний куплет очень красноречив: «Мы приходим помочь вам расправиться, расплатиться с лихвой за позор, принимай нас Суоми-красавица, в ожерелье прозрачных озер» [18, с. 301]. От писателей, композиторов не отставали художники. В экспозиции Могилевского областного музея появилась картина художника Львова «Крейсер «Киров» в боях против белофиннов».

Трудно ответить, насколько верили могилевчане0воины в заснеженных финских лесах и болотах в святые идеалы справедливой войны и свою освободительную миссию. Вполне, что многие уцелевшие более трезво почувствовали реальность будущей войны, частично освободились от пропаганды «шапкозакидательства», полученной из фильмов типа «Если завтра война». Война СССР с Финляндией имела продолжение после 22 июня 1941 г. и еще не один могилевчанин испытает там свою фронтовую судьбу. Маленькая война, запланированная, как победоносная компания, превратилась в длительную кровавую трагедию вплоть до осени 1944 г. В преддверии 70-летия советско-финляндской войны следует еще раз вспомнить ее черный страшный след в истории Беларуси, увековечить память погибших земляков, трезво оценивать реалии сегодняшней жизни.

 

Ссылки

1.  Аптекарь П. А. Советско-финские войны. –М.: Яуза. Эксмо, 2004; Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. –М.: Вече, 2002; Невежин В. Н. Если завтра в поход. –М.: Яуза. Эксмо, 2007; Соколов Б. В. Тайны финской войны. –М.: Вече, 2000; Солонин М. 25 июня. Глупость или агрессия? – М.: Яуза. Эксмо, 2008.

2.  Курков И. Белорусы и «белофинны».//СБ. Беларусь сегодня -1999 – 27 ноября. С. 6.

3.  ГАООМО. Ф.9,оп. 5а, д. 41.

4.  Накануне войны. Западный особый военный округ (1939-1941гг.). Документы и материалы. – Минск, НАРБ, 2007.

5.  Воспоминания Лежнюка А. Е. Личный архив автора.

6.  Лярскі П. А. Выбраныя навукова-педагагічныя працы. – Мінск, Тэхналогія, 2008.

7.  Гордость и слава Могилевщины. В 2-х ч. Ч. 1. – Могилев, облтипография, 2005.

8.  ГАООМО. Ф.9, оп. 5а, д. 54.

9.  Солонин М. 25 июня. Глупость или агрессия? –М.: Яуза. Эксмо, 2008.

10.  Захаревич С. С. Босфорский поход Сталина, или провал операции «Гроза». –Минск, Харвест. 2007

11.  Повседневная жизнь советской эпохи. Письма во власть: 1939 – 1944гг. –М.: Росспен, 2002

12.  ГАООМО. Ф.9, оп. 1а, д. 164.

13.  Минская область в документах и материалах. Вып. 1, -Минск, НАРБ, 2007.

14.  Там же.

15.  ГАООМО. Ф.9, оп. 5а, л.9; 7а, д. 159, л. 201.

16.  Камунар Магілёўшчыны -1940-23 лістапада; 1941-2 лютага, 1 мая.

17.  Никонов А. П. Бей первым! Главная загадка Второй мировой. – М.: Энас. Спб. Питер, 2008

18.  Там же.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.