Вверх

Вы здесь

Размышления о войне. Владимир Якубовский.

Размышления о войне.

Разговор на эту тему назрел давно. Да все не получалось сосредоточиться на главном. То внешние обстоятельства мешали — не хотелось накануне очередной юбилейной даты военной истории тревожить души заслуженных ветеранов. То внутренние — никак не находилось удовлетворительного ответа на вопрос: почему же война и спустя почти 65 лет после ее окончания не уходит из нашей жизни? Подчеркиваю, не из памяти, а из жизни! А вот с памятью о войне происходит нечто иное.

Поясню на примерах. В стране широко отмечаются памятные события Великой Отечественной. Нет недостатка в книгах, фильмах, посвященных ей, — как художественных, так и документальных. Во всю разрабатывают военные темы и сюжеты средства массовой информации.

Это понятно. Земля Беларуси обильно полита кровью солдат, ее защитников и освободителей. Нет в стране семьи, которую не опалил бы пожар войны.

Не понятно другое. Как на этой многострадальной земле сегодня может происходить то, о чем время от времени сообщает пресса? О разрушении и осквернении памятников защитникам Отечества. О глумлении над могилами несчастных жертв фашистского геноцида. О пренебрежительном отношении к тем участникам войны, кто дожил до наших дней…

Сошлюсь на собственные впечатления. Уже довольно давний случай — группа румяных подростков делает  под руководством учительницы физкультуры спортивную разминку. Но где! В сквере по ул.Лазаренко, в глубине которого обелиск на месте расстрела последних защитников Могилева в июле 1941 года. Здоровенные ребята по команде наставника отжимались от земли, водрузив ноги на … ограждение памятника.

Другой сюжет. В лесу недалеко от деревни Каличонка Кличевского района есть скромный обелиск на месте, где фашисты в годы оккупации уничтожили еврейскую семью. Недавно довелось увидеть его безжалостно разгромленным. Причем это не была случайная выходка какого-то придурка. Чтобы нанести такие повреждения, нужно было основательно потрудиться.

Поделился своими соображениями с коллегой, которого тоже занимают подобные вопросы. «Слишком много лишней болтовни о войне кругом!» — таков был его вывод, опирающийся на какие-то собственные наблюдения.

Первым побуждением было желание возразить, опровергнуть эти слова, показавшиеся глубоко несправедливыми. Однако поразмыслив, решил не торопиться. Попытался представить, что он имел в виду, и почему-то вспомнил о появившейся как раз незадолго до         65-летия освобождения Беларуси компьютерной игре «Операция Багратион». А заодно и других «стрелялках», а также о некоторых телефильмах, которые по своей содержательности недалеко от них ушли. Что это: память о войне? Или наоборот — популяризация войны? Или даже ее профанация…

Дело не только в этих развлекалках, где виртуальные враги валятся как снопы, а вместо крови — реки клюквенного морса. Есть вещи и посерьезнее. В спектакле об обороне Могилева по пьесе известного драматурга едва ли не центральный эпизод — распитие трофейного французского коньяка, захваченного защитниками города на ж/д станции. Ныне покойный полковник Лежнюк, служивший комендантом станции Могилев в июле 1941 года, с негодованием отвергал существование даже малейшего повода для подобного вымысла. Тем не менее этот сюжетный ход был признан весьма удачным и перекочевал в художественный фильм по сценарию того же автора, посвященный героической обороне.

«Много войны!» — это ответ не на вопрос — сколько? Какой войны — вот в чем суть. И когда в рассказах о Великой Отечественной вновь слышится отзвук пресловутых «10-ти славных сталинских ударов», невольно задумываешься о том, все ли необходимые уроки извлечены из того кровавого опыта.

И здесь самое время адресовать этот вопрос себе. У каждого, кто пишет на эту тему, кто общается с участниками, свидетелями военных событий, в блокнотах найдется немало эпизодов, которые принято называть «не для печати». Так и не поднялась рука использовать рассказ женщины-фронтовички, бойца отдельного батальона ВНОС (аналог современных войск ПВО). Ей за время службы пришлось стрелять дважды. Один раз — по вражеским диверсантам, напавшим на их наблюдательный пост. Второй раз — по своим уже после 9 мая 1945 года. Когда пьяные солдаты, не раз смотревшие в глаза смерти, узнав о расположенном рядом посту, на котором дежурят женщины, решили компенсировать то, чего их лишила война. Правда, все обошлось стрельбой в воздух и ветеран просила об этом не писать: нетипично!

Так же, под грифом «не для печати», старый партизан из Могилева поведал о случае из жизни своего прославленного командира. Во время выхода отряда из вражеской блокады он приказал утопить в болоте 2-недельного младенца. Да, накануне прямым попаданием осколка мины была убита его мать, партизанская связная. Да, отец погиб еще до его рождения. Да, больной ребенок и так был обречен. Да, своим криком он мог погубить все партизанское соединение, ведь совсем рядом по лесу рыскали патрули карателей… Но писать все равно не надо — современники не поймут!

И они действительно не понимают. Но не конкретный эпизод, а всю отвратительную мерзость войны, ответственность тех, кто ее развязал. Для многих современников война — всего лишь романтическое приключение, источник адреналина…

Si vis pacem para bellum! — говорили древние. — Если хочешь мира, готовь войну! И готовили, а получали ее в конечном счете со всеми страшными последствиями.

Сегодня подобный лозунг услышишь разве что от историков и профессиональных военных — единственной среде, где он уместен. В обществе в целом декларируется другой ориентир: Si vis pacem para pacem! — Если хочешь мира, готовь мир! А что происходит на самом деле?

Непосредственным поводом для этих заметок стали многочисленные сообщения СМИ о ведущихся кем-то против кого-то газовых, молочных, сахарных и прочих войнах. А что, неплохо звучит! Сахарная — это когда рафинадом кидаются друг в друга?.. А в рыбной войне, наверное, шпротами… Интересно, а бывает ли война колбасная?

Кого-то из читателей, видимо, покоробит подобное ерничанье. К сожалению, есть поколение, в сознание которого понятие «война» впервые приходит именно в такой связи. Так вот что такое война! Ни убитых, ни раненых. И никаких лагерей для пленных не видать… Лишь потом, в школе, их, возможно, пошлют подметать и наводить порядок у братских могил и памятников Великой Отечественной. Порой не очень привлекательных, хорошо, если не облупленных. И совсем не похожих на компьютерную «войнушку». У многих ли представителей «поколения Next» хватит терпения вчитаться в длинные, скучные списки фамилий на каменных плитах? Или даже обнаружить среди них похожую на собственную и задуматься… А вот появление свастики или оскорбительного антисемитского лозунга исключать нельзя.

Есть давно проверенная временем истина: война становится реальностью тогда, когда в сознательную жизнь входит поколение, которое не помнит ужасов предыдущей войны. Кажется, что в нынешнюю эпоху, когда доступна любая информация, правду утаить нельзя, и это определение уже не работает. Однако жизнь опровергает любые логические схемы. Так было во время афганской войны. Помню, довелось прочитать в «Комсомольской правде»         80-х годов поразившее меня тогда выражение «воевавшие дети не воевавших отцов». Люди послевоенного поколения, которым, казалось бы, советская пропаганда навсегда привила миролюбие и гуманизм, оказались не в состоянии постичь чувства своих сыновей, прошедших испытания афганских ущелий. Чиновничье-казенное: «Я тебя туда не посылал!» — тоже из этого корня.

Помню и собственное недоверие к студенту, который явился сдавать экзамен в неурочный час. Объяснение — лечил язву. «Пивком, наверное, злоупотребляешь?» — обидел его тогда. Причина оказалась другой: в составе контингента военных специалистов он несколько месяцев провел в джунглях Анголы. Кстати, в кубинской форме и под вымышленным кубинским именем. Питаясь только консервами из солдатского сухого пайка, он, как и многие его однополчане, нажил не только язву, но еще и малярию. Но что мы знали тогда об этой войне?

В том, что на протяжении десятилетий военно-патриотическое воспитание велось по шаблону, в далеких от жизни формах и часто было основано на дезинформации, убеждают и примеры совсем недавнего времени. Еще в годы перестройки можно было услышать жестокий упрек в адрес отцов и дедов, которые одержали победу в войне, но не смогли обеспечить себе такое благополучие, как проигравшие в войне. И злобная рекомендация, замаскированная под анекдот: чтобы лучше жить, надо объявить войну Швейцарии и на второй день капитулировать перед ней. В молодежной среде она имеет хождение до сих пор. В этом тоже показатель эффективности антивоенной пропаганды.

Ради будущего детей не стоит скрывать правду о войне, какой бы суровой она ни была. Каждому поколению нужна своя прививка от патологического милитаризма и «ястребиного» клекота. И уж в любом случае не стоит зря растрачивать высокий пафос по поводу «молочных войн с кисельными берегами…».

Владимир Якубовский, кандидат философских наук

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.