Вверх

Вы здесь

Режиссер и актер Могилевского областного драматического театра Владимир Петрович

Праздник Международного дня театра (27 марта) объединяет тех, кто служит великому искусству, и тех, кто его любит и ценит. Могилев по праву может гордиться своим театральным прошлым и настоящим. В городе работают два замечательных театра - кукольный и драматический. Последнему этой весной исполняется 122 года.

За это время на его подмостках сыграны тысячи спектаклей. Здесь выступали Федор Шаляпин и Вера Комиссаржевская, давали представления русские труппы Петербуржского литературно-художественного театра, кабаре "Летучая мышь".

За свою историю этот храм Мельпомены видел не только театральные постановки. Здесь устраивались регулярные просмотры военной кинохроники для Николая II. А чуть позже с балкона перед солдатами и рабочими выступал Председатель Всероссийского ЦИК Калинин.

Сегодня театр живет не менее активной жизнью. Молодежь учится у мэтров сцены, и в то же время вносит в творческий процесс что-то свое. Детищем такого симбиоза стал международный молодежный театральный форум "М@рт.Контакт". В этом году он в пятый раз с огромным успехом прошел в Могилеве.

В Международный день театра корреспондент сайта побеседовала с режиссером и актером Могилевского областного драматического театра Владимиром Петровичем.

- Владимир Алексеевич, как и когда жизнь связала вас c Могилевским драмтеатром?

- Это были 80-е годы. Я закончил Белорусский государственный театрально-художественный институт и по направлению попал в Могилев. С тех пор работаю здесь. Правда, был двухгодичный перерыв, когда трудился в Витебском академическом драматическом театре им. Я.Коласа.

- Сколько сейчас актеров в театре и хватает ли их?

- Сегодня в театре работает 30 человек. Конечно, не хватает мужчин среднего возраста, как, впрочем, и молодежи. А вообще, такие проблемы существуют во всех театрах. Время такое, молодые парни, мужчины стремятся зарабатывать, ведь нужно содержать семью, а театр, к сожалению, не может предложить больших денег.

- Театр радует зрителей столько лет. Наверняка, есть традиции, которые сохранились с давних пор, и те, которые появились совсем недавно?

- В жизни театра случались разные периоды. Даже такие, когда совсем было не до традиций. Но День театра – особенный праздник, который мы всегда делали сами для себя: организовывали капустники, что-то придумывали. Последние пять лет 27 марта проходит закрытие молодежного театрального форума "М@рт.Контакт". Совместить одно с другим как - то не получается, потому что весь театр работает только на фестиваль. В то же время, благодаря форуму, получается двойной праздник. Единственное, что ушло – это творческое озорство, ведь когда придумывали капустники, приходилось сочинять что-то необычное и веселое.

- Режиссерскую работу в театре организуете не только Вы, но и гости из других городов. Откуда приезжают к нам творческие люди и сложно ли работать коллективу с такими режиссерами?

- Есть ряд режиссеров, которых мы приглашали не единожды. Это минчане Александр Гарцуев (спектакль ”ЛЮТИ + КАПИТАН=”), Андрей Гузий (“Свободная пара”, “Чествование”, ”Двое с большой дороги”, “Мадонна, как я устала!”). Борис Гуревич, режиссер из России, ставил на нашей сцене спектакль «Безумный День, или Женитьба Фигаро». Над последней постановкой, комедией-фарсом в 2-х действиях «Тарелкин», представленной зрителю в рамках нынешнего "М@рт.Контакта", трудился литовский режиссер Саулюс Варнас. Хорошо это или плохо? Думаю, хорошо. Знаю, во многих театрах режиссеры не хотят приглашать коллег, если чувствуют, что те сильнее. Я же уверен, что для труппы такой опыт просто необходим. Актеры видят разные школы, разный подход к работе. От этого, в конечном итоге, выигрывает сам театр. Только нужно понимать, кого и с чем приглашать. Но это уже зависит от репертуарной политики.

- Театральный зритель в Могилеве – какой он сегодня? Отличается ли от того, что был несколько лет назад? Какие изменения произошли в зрительской аудитории?

- По моему ощущению, сейчас очень много случайных зрителей. Конечно, люди голосуют билетами, в конце концов, своими ногами, приходя в театр. Но насколько тот или иной приходящий становится постоянным посетителем? Не знаю. Есть подозрение, что мы сегодня несколько теряем театрального зрителя, в частности, молодую аудиторию.

- Может быть, воспитание художественного вкуса — это вопрос большей частью «пиаровский»? Т.е. организации профессиональной рекламы? Чтобы зритель знал, что его на спектакле ждет?

Действительно, пиар - не самый последний вопрос. Мы планируем к следующему «М.@RT Контакту» пригласить специалистов, которые объяснят, как и что нужно делать в этом направлении, потому что раскручивать театр надо. Да, есть развлекательные спектакли, которые не нуждаются в рекламе, а есть серьезные, которые необходимо разъяснять и продвигать.

- Тематика постановок для Вас играет какую-то роль?

- Для меня важно попадание в зал. Хотелось бы, конечно, чтобы все 300 человек, которые смотрели спектакль, отозвались на него, стали лучше, что-то поняли и вынесли из увиденного. Но такого не бывает. Если у двух-трех зрителей это произошло, считаю, что работа сделана. Идеалов нет. Всем и сразу не может нравиться одно и то же. Театр же должен воспитывать зрителя, то есть поднимать его до уровня Гоголя. Подтягивать людей, а потом планку повышать. Но это такая длительная работа! Потерять зрителя можно за два месяца. А на то, чтобы его «вырастить», понадобятся годы. И это проверялось не раз. Иногда встречаешь человека, он восхищенно говорит о театре, а на вопрос, когда в последний раз там был, отвечает, задумавшись.

- Владимир Алексеевич, есть ли среди поставленных спектаклей те, которые особо дороги?

Каждый спектакль, как ребенок, к нему относишься то снисходительно, то с долей критики. Самый дорогой, наверное, первый – «В открытом море». Это была самостоятельная работа для театра. Хотя, люблю я и «Ночь Гельвера». В своё время меня потрясла драматургия Вилквиста. Сегодня мне именно таких пьес и не хватает — не страшных, не шокирующих, а таких, как в «Гельвере», — когда через отношение двух людей отражается история целой эпохи. Не могу сказать, что над этим спектаклем было легко работать. Но работалось с удовольствием. Так хотелось передать в зал шок, который сам когда-то испытал, прочитав книгу.

- В Вашей практике бывало так: спектакль почти безупречен, но зрители уходят?

Не могу объективно оценить, хороша моя постановка или нет. Это не этично. Но со спектакля, на мой взгляд, не самом провального, «Она в отсутствии любви и смерти», уходило обычно от 5 до 25 человек уже после первого акта. Пытался проследить, понять причину. Для этого устраивал обсуждения. Осознал, когда узнал примерный возраст уходящих. Это мой возраст - 45-50 лет. У этих людей дети такие же, как у героини спектакля. Зрители не хотят видеть на сцене то, с чем постоянно сталкиваются в жизни.

- Бытуют утверждения, что актер — пластилин в руках режиссера, пустой сосуд, который необходимо наполнить. Кем, по-вашему, для режиссера является актер?

Актер для меня – это сотворец. Когда идешь к нему со своими идеями, хочется встретить открытость. Но не все принимают, откликаются сразу. С такими работать сложнее, нужно убеждать их в своей правоте, в том, что именно так должно быть. Вообще же режиссура разная. Есть жесткая, когда режиссер не принимает иного видения постановки, кроме своего. А есть более демократичная. Если актер приносит какую–то задумку, и она не противоречит тому, что мне нужно, я буду только рад. Это обогащение и роли, и спектакля.

- Ваши пожелания коллегам и зрителям в Международный день театра.

- Дай бог всем здоровья, терпения и любви.

Беседовала Ольга Ткачёва, фото Евгении Алефиренко, mycity.by.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.