Вверх

Вы здесь

Сергей ТАГАЕВ, Боевые действия штрафных подразделений Красной Армии в Чаусском районе (1943–1944 гг.)

Сергей ТАГАЕВ

Боевые действия штрафных подразделений Красной Армии в Чаусском районе (1943–1944 гг.)

Тема штрафных подразделений до сего времени в научной, исторической и краеведческой литературе раскрыта слабо, особенно в Беларуси. На примере Чаусского района попробуем частично восполнить этот пробел.

Приказом НКО СССР № 227 от 28 июля 1942 года предусмат­ривалось формирование двух видов штрафных частей: штрафных батальонов (по 800 человек) и штрафных рот (по 150–200 человек в каждой). В штрафные батальоны направлялись средние и старшие командиры и соответствующие политработники, провинившиеся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости в бою. В штрафные роты за те же провинности направлялись рядовые бойцы и младшие командиры. При направлении в штрафбат – офицеры, а в штрафную роту — сержанты подлежали разжалованию в рядовые.

Штрафбаты были частями фронтового подчинения (от одного до трех в составе фронта), а штрафные роты — армейского (от пяти до десяти на армию в зависимости от обстановки).

Штрафные части полагалось направлять на наиболее трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью преступления перед Родиной.

Формирование штрафных батальонов и рот началось уже в августе 1942 года. Через месяц 28 сентября приказом НКО СССР № 298, подписанным Г.К. Жуковым, были объявлены положения о штрафном батальоне и штрафной роте. В постоянный состав рот приказом по армии направлялись во-левые и наиболее отличившиеся в боях командиры и полит­работники. Командир и военный комиссар штрафной роты по отношению к штрафникам пользовались властью командира дивизии.

Всего в 1944 году в Красной Армии имелось 11 штрафных батальонов по 226 чел. в каждом, и 243 штрафные роты по 102 чел. в каждой. Г.Ф. Кривошеев в своем статистическом исследовании указывает, что среднемесячные потери в штрафных ротах в 3–6 раз превышали потери в обычных стрелковых ротах. Штрафников бросали на самые горячие участки фронта. В документах, утвержденных генералом армии Г.К. Жуковым, указывалось, что «штрафные части создаются для того, чтобы дать возможность лицам среднего, старшего командного, политического и начальствующего состава, рядовым бойцам и младшим командирам всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, искупить свои преступления перед Родиной кровью, отважной борьбой с врагами на более трудном участке фронта». С октября 1943 года линия фронта в Чаусском районе остановилась на реке Проня на девять месяцев. Она проходила в четырех километрах от Чаус, а в некоторых местах и того ближе.

Согласно замыслу штаба Западного фронта войскам предстояло прорвать вражескую оборону на рубеже рек Мерея и Проня, выйти к Днепру и сокрушить участок Восточного вала, прикрывавший пути в центральные районы Белоруссии. Еще 30 сентября Военный совет фронта доложил Ставке Верховного Главнокомандования свое решение о дальнейшем ведении наступления. В нем, в частности, подчеркивалось, что противник принимает все меры, чтобы остановить войска фронта на заранее подготовленном рубеже по западным берегам Мереи и Прони, отмечалась интенсивность проводимых гитлеровцами оборонительных работ на правом берегу Днепра. Военный совет намечал к исходу 1 октября прорвать оборону на рубеже Мереи и Прони и в первой половине октября форсировать Днепр.

На Могилевском направлении с 12 октября 1943 года войска получают приказание перейти в наступление. Начинаются крайне ожесточенные и кровопролитные бои по прорыву немецкой обороны с выходом к Могилеву. В сводках эти бои проходили как бои местного значения. С каждым днем они обретали все более ожесточенный характер. За весь период боев до операции «Багратион» вражеская оборона так и не была прорвана хотя бы на ее тактическую глубину. Операции заканчивались в лучшем случае не-значительным вклинением в оборону противника при больших потерях наших войск. Командование Красной Арии стремилось про-бить оборону противника живой силой.

На штурм самых трудных и хорошо укрепленных участков обороны немцев бросались штрафные батальоны и штрафные роты. Штрафные подразделения находились в первых рядах наступаю-щих частей и поэтому несли огромные потери. Как правило, они жили одну – две атаки.

Так, по неполным данным только в Чаусском районе действо-вали 11-й отдельный штрафной батальон, 8 я отдельная армейская штрафная рота (ОАШР), 131 я ОАШР, 174 я ОАШР, 276 я ОАШР, 279 я ОАШР, 280 я ОАШР. 385-я стрелковая дивизия в бою под деревней Шеперова Чауского района 23.10.1943 г. понесла следующие потери: 131-я от-дельная штрафная рота убитыми 56 человек, ранеными – 81, про-павшими без вести – 16 бойцов. Что и подтверждает боевой доку-мент по этому соединению:

Боевое донесение 385 й стрелковой дивизии...

«25.10.1943. В ночь на 25.10.1943 г. части заняли исходное положение: для наступления, согласно приказу, 8-я штрафная рота 1268 й сп переправилась на правый берег р. Проня в р-не слияния ее с р. Бася и заняла исходное положения у слияния рек.

........ в районе ШАШИНО заняла рубеж 1 км зап. ШАШИНО, 200–300 м от траншей противника.

2/1266 й сп (2-й батальон 1266 го стрелкового полка – авт.) – с задачей развития успеха 131 й ОШР занял исходный рубеж зап. ШАШИНО 500 м на правом берегу.

В 7.00 25.10. после короткого артминналета части начали наступление в общем направлении на ШЕПЕРОВО. Главный удар наносила 131 я ОШР и 2/1266 й сп.

В 9.00 командир 131 й ОШР капитан Мееров доложил по радио, что рота овладела лесом вост. ШЕПЕРОВО и находится на запад-ной опушке леса, это сообщение повторено им несколько раз. В 10.00 связь со 131 й ОШР прекратилась, как потом выяснилось, командир роты был убит.

В 9.30 был введен 2/1266 й сп из-за левого фланга 131 й ОШР, однако он встретил ожесточенное сопротивление противника и, не добившись успеха, залег перед траншеями противника, понеся потери.

По уточнению обстановки стало ясно следующие: командир 131 й ОШР по неизвестным причинам преступно врал, 131 я ОШР лесом не овладела, встретила сильное огневое сопротивление противника с зап. опушки поляны, что в роще вост. ШЕПЕРО, и залегла в срубленном лесу восточнее поляны, понеся серьезные потери.

Попытки повторных ударов под слабым прикрытием артогня (нет боеприпасов) успехов не дали.

Потери дивизии за 25.10.1943 г. по неточным данным по 131 й ОШР: убито – 41, ранено – 81, без вести – 16 человек.

По частям дивизии: убито – 14, ранено – 72 человека.

Потери противника – до 200 человек, убитыми и ранеными» [ЦАМО РФ. Ф. 385, д. 18, л. 50].

Погибшие красноармейцы были захоронены в районе деревни Шашино, а командира 131-й ОАШР старшего лейтенанта Меерова Михаила Исааковича похоронили в 5 километрах восточнее, в де-ревне Зеленый Прудок.

Проанализировав именной список безвозвратных потерь 131-й ОШР 385-й стрелковой дивизии с 20 по 30 октября 1943 года, хо-рошо видно, из кого было сформировано это подразделение. При-званы Рославльским РВК Смоленской области – 27 человек, Мстиславским РВК – 24 человека, Кричевским РВК – 1 человек, Якимовским РВК Смоленской области – 1 человек, Собинским РВК Ивановской области –1 человек, Ярцевским РВК Удмурской АССР – 1 человек.

Время призыва – с 23.09 по 10.10.1943 г.

Годы рождения – с 1895 по 1925 год. Место рождения: Могилевская обл. – 9 человек, Смоленская обл. – 20 человек, Ряза­н-­­ ская обл. – 4 человека, Молотовская обл. – 3 человека, Красноярский край – 2 человека, Курская обл. – 2 человека, Куйбышевская, Калининская, Омская, Чкаловская, Горьковская, Ворошиловская, Карагандинская, Николаевская, Витебская, Орловская, Саратовская, Ивановская области, Алтайский край и г. Киев – по 1 человеку.

Как видим, штрафная рота была пополнена солдатами – бывшими окруженцами, которые находились на оккупированной территории. Т.е. при выходе из окружения в 1941 году они остались в этих районах. Также подразделение пополнили местные жители, которым за время оккупации исполнилось 18 лет. И только один красноармеец, Потемкин Арсений Яковлевич, был направлен в штрафную роту за нарушение.

Из воспоминаний рядового ЕРМАКОВА Дмитрия Ивановича, 1913 года рождения, уроженца деревни Ермаково Тобольского района:

«...В Красную Армию я был призван 21 августа 1941 года в с. Мужи и направлен в г. Омск, где зачислен в 6-й запасной кавалерийский полк. 5 декабря 1941 года из г. Татарска Новосибирской области я убыл на Центральный фронт. На станции Кашира мы влились в 1-й гвардейский кавалерийский корпус. Я служил рядовым наводчиком в 1-м гвардейском кавалерийском полку. 12 декабря наш корпус перешел в наступление южнее Москвы до г. Дорогобужа Смоленской области. Так мы оказались в тылу у немцев и находились там до июня 1942 года. Когда стали выходить из окружения, то наш полк прорвал оборону противника в районе Старой и Новой Буды Глинковского района Смоленской области. Но в результате массированной бомбежки нас рассеяли на отдельные группы. Наша группа в количестве 7 человек, которой стал командовать лейтенант Арш Михаил (еврей, 35 лет), пыталась прорваться к частям Красной Армии. В с. Никольском меня схватили немцы и заперли в амбар. Потом отправили в г. Рославль в лагерь военнопленных. В мае 1943 года в группе 300 человек перевели в лагерь на ст. Бетлица Смоленской области. В июле, находясь на сенокосе, я бежал, и 11 августа перешел линию фронта у г. Киров Смоленской области, и явился в отдел контрразведки. После проверки меня в октябре 1943 года передали в 385-ю стрелковую дивизию в 131-ю отдельную штрафную роту, в составе которой я участвовал в боях при форсировании реки Прони. 16 января 1944 года был ранен в левую ногу в бою за станцию Чаусы».

С 14 по 16.10.1943 г. 276-я ОАШР штурмует немецкие позиции в районе деревни Кузьминичи, что находятся южнее г. Чаусы. Рота теряет только убитыми 73 человека. Если сюда приплюсовать раненых, а их должно быть значительно больше, чем убитых, то получается, что вся рота за три дня боев погибает. Из 73 человек погибших – 41 призваны из только что освобожденных районов: Могилевской области – 26 человек, Орловской – 10 человек, Курской– 3 человека, Смоленской – 2 человека.

С 14 по 16.10.1943 г. в районе д. Кузьминичи, атакует немецкие позиции еще одно подразделение – 174-я ОАШР. За три дня боев погибает 17 человек. Места призыва: Орловская область – 8 человек, Смоленская – 2 человека, Курская и Могилевс­кая – по 1 человеку убитых. Итого – 12 человек из только что освобожденных районов

15 и 16 октября 1943 г. в районе д. Кузьминичи 8-я ОАШР наступает на немецкие позиции и теряет только убитыми 34 чело-века. Места призыва: Смоленская область – 20 человек, Орловская – 3 человека. Как видим, 23 из 34 человек призваны с территории недавно освобожденных областей.

Проанализировав именные списки безвозвратных потерь 131, 276, 174, 8-й штрафных рот можно сказать, что осенью 1943 года они в основном пополнялись кадровыми военными – бывшими окруженцами и лицами призывного возраста, находившимися на освобожденной (ранее оккупированной) территории. Мобилизованы они были полевыми военкоматами на территории только что освобожденных Смоленской, Брянской, Орловской областей Рос-сии и восточных районов Могилевской области.

Пришло время пересмотреть отношение к штрафным батальонам и ротам в Великой Отечественной войне. Нужно отдать дань уважения солдатам и офицерам штрафных частей, которые не получали наград и не знали почестей. В масштабах Красной Армии штрафные батальоны и роты понесли огромные потери, счет которых идет на сотни тысяч. В последнее время на страницах газет и в Интернете приходится читать, что вклад этих колоссальных потерь в Победу очень мал, по сравнению с остальными погибшими. Да, до Берлина дошла регулярная Красная Армия, но бойцы и офицеры штрафных подразделений отличались стойкостью и мужеством, проявляя настоящий героизм. Благодаря каждому солдату, независимо от его статуса в армии, 9 мая 1945 года была завоевана Победа. За каждым из них стояли: матери, отцы, дети, родственники. Ведь каждый погибший – это несозданная семья и нерожденные дети и внуки. Это горе и страдание для близких. Самое дорогое, что было у них, – жизнь, они отдали за нас.

И штрафники своей пролитой кровью заслужили того, чтобы на месте наиболее ожесточенных боев у р. Проня в Чаусском районе установить памятник или мемориальный знак солдатам и офицерам штрафных подразделений Красной Армии.

ЛИТЕРАТУРА

1. Приказ Народного комиссара обороны СССР И. Сталина № 227 от 28 июля 1942 года

2. Память: Чаусский р-н: ист-док. хроника городов и р-нов Беларуси / ред. А.Н. Винкевич; худ. Э. Э. Жакевич. – Мн.: Урожай, 2001. 686 с.; ил.

3. Борисенко Н.С. Освобождение: от Хотимска до Могилева и Боб­руйска (сентябрь 1943 года – июнь 1944 года) / Н.С. Борисенко. – Могилев: Могилевская обл. укрупн. тип. им. Спиридона Соболя, 2009. – 240 с. : ил.

4. ЦАМО РФ. Ф. 385, д. 18, л. 50.

5. http://www.obd-memorial.ru

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.