Вверх

Вы здесь

СПАСЕНИЕ ДВОРЯНИНА ОНЕГИНА

Что долги надо возвращать, назубок знает каждый. Как и то, что возвращать вовремя не всегда удается. С этой истиной со времен царя Хаммурапи и до наших дней сталкивались сотни стран, тысячи компаний, миллиарды людей. Одни для расчетов лезут в новые долги, другие договариваются об отсрочке, третьи несут в залог ценности… С кем не бывает? Америка задолжала миру почти $14 триллионов (!!) – и ничего, как-то перебивается с пепси на виски. Пушкин в трудную минуту заложил кредиторам даже последнюю главу «Евгения Онегина»! И все равно – гений.

Наше счастье, что Александр Сергеич не задолжал рупь Алексею Миллеру – иначе, боюсь, человечество так и не узнало бы, чем все закончилось у Онегина с Татьяной. Жутко принципиальный начальник «Газпрома», как известно, ни пироги, ни котлеты, ни рукописи от должников в расчет не принимает. Бросил бы Миллер гения поэзии в долговую яму, а там не до виршей… Или дуэль на Черной речке случилась бы у Пушкина раньше. И не с Дантесом…

У нынешнего газового скандала, по-моему, три слоя – экономический, пропагандистский и «акакий-акакиевичский».

Если по экономике, то топание ногами менеджеров «Газпрома» по поводу «ужасного» белорусского долга ($187 миллионов) – даже не смешно. Беларусь, кстати, в среду долг вернула. А вот Приднестровье за два десятка лет безнадежно задолжало российскому газовому монополисту $2,3 миллиарда — и в ус не дует. Там одной пени за просрочку платежа набегает за месяц больше «белорусских» миллионов. Но г-н Миллер за вентиль не хватается… А если сравнить наши $187 миллионов с общим долгом самого «Газпрома» (под 60 миллиардов!), то в культпросветучилище Миллера за разыгранную им сценку показушного гнева выгнали бы с 1 курса. Не верю!

Дело, конечно, не в Миллере. С точки зрения политики «Газпром» со всеми его скважинами, трубами и небоскребами – пешка в большой игре. Как мензурка, в которой румяная лаборантка из ведомства санврача Онищенко всегда удивительно кстати обнаруживает «остатки тетрациклина» в белорусском молоке… Российские лидеры, у которых периодически обостряются фантомные имперские боли, решили «приструнить» не в меру несговорчивую Беларусь. Которая почему-то хоть во внешней, хоть во внутренней политике, хоть в создании Таможенного союза, уважая позицию Кремля, отстаивает свои национальные интересы. Реальный авторитет и влияние в мире хозяева Кремля за последние годы банально профукали, почти всех союзников растеряли, но привычку «повелевать» не утратили. И если прежде пытались командовать с позиции «старшего брата», то нынче — бери выше — российским лидерам вдруг взбрело в голову «вести себя как строгий родитель» (по формулировке «Известий»). Тут хочешь не хочешь, а вспомнишь ядреную частушку: «На фиг мне родня такая, лучше буду сиротой»…

Ради этой игры в «дочки-матери» — и игра желваков на телеэкране, и миллеровские спектакли, и дежурные ссылки на «прагматизм», и утаивание правды о российском транзитном долге, и великодержавный накат на нашу страну ну очень свободной московской прессы… Ради этой игры ребятки забыли даже первую заповедь любой пропагандистской акции – учет психологии. Будь «Газпром» сам трижды безгрешен, разжигать «газовую войну» с Беларусью 22 июня — в горький и памятный для россиян и белорусов день – это не политическая ошибка, не недосмотр. Это пощечина народной памяти. Это – Альцгеймер в гости…

И, наконец, третья составляющая скандала, чиновничья, «акакий-акакиевичская». Когда слушаешь и читаешь заявления наших хозяйственников по поводу «газовой войны», диву даешься: «мы полагали…», «мы исходили из договоренности…», «мы рассчитывали…»
Господа, договариваться и полагать – прерогатива политиков, а удел клерков, «Акакиев Акакиевичей» –кропотливое делопроизводство, умение безукоризненно точно оформлять эти договоренности в юридически выверенные контракты, допсоглашения, протоколы. Братство народов – замечательно и пафосно, а дотошность в бумагах – скучно, но дорого! Нынешняя Москва зачастую не только слезам не верит, но и словам – только бумагам с синей печатью! Иначе ты им – про политическую договоренность о равнодоходных ценах на газ для Беларуси и России, а газпромовец Куприянов тебе: «В контракте про это не сказано!» И поймай его в ступе толкачом… Вот мы выставили «Газпрому» счет за транзит на 260 миллионов, а он оплатил лишь 228. Мы исходим из ставки транзита $1,88 за прокачку тысячи кубов газа на 100 км, а Куприянов ссылается на прописанную в контракте ставку $1,45. А остальное, мол, не оформлено дополнительным соглашением… 32 миллиона долларов, согласитесь, немалая цена формулировки… Кто заплатит? Должник Пушкин?

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.