Вверх

Вы здесь

Владимир ПЛОТКИН, «Я сидел и перечитывал письмо в 5, 10, 25-й раз…»

Владимир ПЛОТКИН

«Я сидел и перечитывал письмо в 5, 10, 25-й раз…»

(Впечатления от поездки из Литвы в Могилевскую область)

Хотя эмоции от поездки в Беларусь еще не улеглись, однако жизнь так скоротечна, поэтому постараюсь поскорее передать наши впечатления и переживания от всего увиденного и услышанного. Благодаря Вам состоялась эта поездка. Благодаря Вам она была такой насыщенной и продуктивной.

Итак, начну я все-таки с дедовой похоронки и началом моих с братом поисков деда. Ни разу ни я, ни мой брат не бывали на могиле деда. Почему? Да потому что бабушка, Махновская Нина Антоновна, скончалась в 1956 году и знала только о том, что ее муж, Махновский Василий Ефимович, погиб и похоронен недалеко от д. Ходоровка. Моей маме в 1956 году исполнилось 19 лет, в то время она уже была знакома с моим отцом, Плоткиным Владимиром Ильичем, который окончил Клайпедскую мореходную школу и был распределен на работу в Клайпеду. Приезжая к своим родителям в г. Витебск, он познакомился с мамой, которая училась там же в техникуме.

Место гибели и захоронения дедушки нам известно не было. Хотя ежегодно, начиная с 1957 года, мы ездили из Литвы в Беларусь в д. Дроздово (Оршанский район Витебской области). Там до 1973 года жила двоюродная сестра бабушки, Дарья Федоровна, с мужем, Стаховским Герасимом Гавриловичем, и их сыном Виктором. Позже мама просто переписывалась с родственниками, а мы больше в деревне уже не бывали.

В 2010 году я, находясь в гостях у отца, завел разговор о его и маминых родителях. Но ответы на задаваемые вопросы были полуответами. И здесь мне вдруг подумалось: если мы так относимся к памяти наших родных, которых с нами уже нет и которых уже не расспросить никогда (если только во время встречи там, на небесах…), то как же и какими мы воспитаем своих детей, какими они вырастут, и что смогут рассказать о своих родственниках. Такое ощущение появилось, тяжело передать. Если завтра меня не станет, то и мой ребенок никогда не узнает ничего о дедах, прадедах, о войне и тех ужасах, которые им пришлось пережить. И я поклялся, что просто обязан найти деда, его могилку, его родственников, родственников бабушки, собрать любую информацию, и обо всем, что мне удастся узнать, я расскажу всем своим родным и близким в Литве, Калининграде, Омске и Мюнхене.

Основная задача, которую я себе поставил, – найти место захоронения дедушки. На руках на тот момент у меня была только похоронка о его гибели…

Первый успех пришел достаточно легко и быстро. Через Интернет-сайт «Одноклассники» я вышел на группу Махновских, вы-ставил там фотографии дедушки с бабушкой и буквально на другой день откликнулись два человека с фамилией Махновские. Оказалось, что до сих пор жива родная сестра дедушки Вера Ефимовна. С ее дочерью Валентиной Махновской у меня и началась переписка. Через них я очень много узнал о дедушке и бабушке, о его детстве, юности, страданиях, которые пришлось им пережить в период с 1936 по 1939 год. Из 4-х детей в живых осталась только моя мама, остальные дети умерли…

В 1943 году, когда Красная Армия вошла в Беларусь, дедушка 5 октября 1943 года был мобилизован в армию. С этого дня бабушка не имела никаких вестей о нем. И только через три месяца, 31 января 1944 года, она получила похоронку о гибели дедушки.

Полученной информацией я постоянно делился с братом. Розыск, точнее переписка с Беларусью (интернет) не давал положи-тельного результата. Но, как говорится, ЖЕЛАНИЕ И ВРЕМЯ. Данная работа буквально захлестнула меня. Мой рабочий день (благо, я пенсионер) начинался с запросов, изучения ответов, по-иску различных документов, систематизации полученных данных и т.д.

И вот настал тот самый день. Момент истины, то, ради чего все начиналось. 20 мая 2010 года от брата я получил электронное письмо, точнее он мне переслал результат своей перепис­ки:

Кому: viccry@mail.ru

Дата: 18 Мая 2010 14:23:28

Здравствуйте, клуб «Виккру».

Разыскиваю информацию о смерти, месте захоронения моего деда, участника Великой Отечественной войны, военнослужащего МАХНОВСКОГО ВАСИЛИЯ ЕФИМОВИЧА...

Доброго дня, Игорь Владимирович! По банку данных захороненных на территории Могилевской области кр-ц Махновский В.Е. не числится. 9-месячными боями октября 1943 – июня 1944 гг. на р. Проня (а именно там предположительно погиб Ваш дед) у нас занимается Сергей Тагаев (tagaev64@mail.ru), Ваше письмо я переслал ему. Чем сможет – он поможет. Для информации по проблеме сообщаю, что из 324 тыс. захороненных на территории Могилевщины известны имена только 54 тыс. человек.

С ув. Николай Сергеевич Борисенко

Здравствуйте, Игорь Владимирович!

С уважением к Вам Сергей Тагаев, командир поискового отряда «Эхо войны», г. Могилев, Белоруссия. Ваш дедушка, Махновский Василий Ефимович, по боевому до-несению числится, как Махновский Василий Степанович, уроженец Омской области, Павлоградского района, село Тихорец, 1909 г.р. Призван Мстиславским РВК Могилевской области 5.10.43 г., погиб 25.10.1943 г. Призван в 139-ю стрелковую дивизию 609-й стрелковый полк. Жена – Махновская Нина Антоновна, Могилевская область, Мстиславский район, д. Быковичи.

Захоронен 500 м сев. д. Ходоровка Горецкого р-на Могилевской области. В том бою погибло 43 солдатика, все они были захоронены на этом месте. После войны состоялось перезахоронение в деревне Каменка Горского сельсовета Горецкого района Могилевской области.

«…139 сд вышла 2.10.43 г. на реку Проня в районе севернее г. Чаусы Могилевской области. В середине октября ее перебросили в район южнее Ленино, а затем она снова возвратилась в район г. Чаусы на р. Проня, где и воевала до операции «Багратион»…».

90 % призванных с освобожденных восточных районов Могилевской области, Смоленской и Орловской областей России остались лежать по берегам реки Проня, т.е. в тех местах, где проходила линия фронта с 2.10.1943 по 23.06.1944 гг. По воспоминаниям старых солдат, которые воевали в Сталинграде и дошли до Прони, они не могли припомнить таких боев в Сталинграде, в которых им пришлось участвовать на р. Проня в 1943–44 гг.

В то время здесь происходили очень и очень кровопролитные бои! А в сводках они значились, как бои местного значения. Только в Чаусском районе погибло и захоронено боле 20 тысяч солдат и офицеров Красной Армии. 70–80 % из них погибло до 1.01.1944 г., т.е. за три месяца.

В данный момент сфотографировать место захоронения не смогу, но в начале лета обязательно там побуду, сделаю фото и перешлю Вам.

С уважением, Сергей Тагаев

После того, как я прочитал последнее слово, силы меня покинули. Чувство удовлетворения или справедливости, а может быть даже немного разочарования (как дальше жить без этого, без по-иска, без горечи от неудач или молчания, радости от чего-то найденного, обнаруженного). Я сидел и перечитывал письмо Сер-гея Тагаева. В 5, 10, 25-й раз, словно хотел выучить его наизусть. Постепенно до меня стало доходить, что место захоронения де-душки найдено. Я позвонил Сергею Тагаеву, и он уже в устной форме подтвердил всю вышеизложенную информацию. Я сообщил ему, что собираюсь приехать на могилу дедушки, на что он ответил, что с большим удовольствием окажет всю необходимую помощь во время моего приезда в Беларусь–Могилев–Каменево. На том и распрощались.

Однако поездка моя состоялась только спустя год. 23 апреля 2011 года мы вместе с женой приехали в г. Могилев. Согласно договоренности, нас встретил Сергей Тагаев. А далее мы побывали и в Ленино, и в Ходоровке. Там нам удалось поговорить с местными жителями, которые прекрасно помнили те события 1943–1944 гг. Они же нам указали место первого захоронения погибших солдат, рассказали и о том, что после войны силами селян было произведено перезахоронение всех погибших в д. Каменка.

Далее была д. Каменка. Братская могила расположена в самом центре деревни. Мы с женой из Литвы везли венок и наконец-то смогли положить его на могилу дедушки. Какое чувство в этот момент было у меня? Чувство спокойствия и еще чувство благодарности Сергею Тагаеву, человеку, который помог разыскать место захоронения дедушки, а также показал и рассказал все, что ему было известно о страшных событиях 1943–1944 гг. И конечно же чувство благодарности всем тем людям, которые сохранили па-мять о тех, кто воевал и погиб, защищая и очищая от фашистской нечисти белорусскую землю, чувство благодарности всем тем, кто установил памятник и присматривает за ним.

Горсть земли белорусской из д. Каменка, с братской могилы, после нашего возвращения в Литву, г. Клайпеда, будет положена на могилу моей мамы. Там же я смогу рассказать ей обо всем, что я смог проделать за эти неполные два года (с момента начала розыска и до момента посещения места захоронения ее отца, моего дедушки).

С уважением семья Плоткиных. Литва, г. Клайпеда

P.S. Написанное Вам письмо не осмелился отправить сразу. Перечитал его жене, и она спросила, почему я ничего не написал о наших приключениях, после того, как мы с Вами расстались. В этой связи я до сих пор и не отправил написанное ранее письмо.

Итак, после того, как мы расстались с Вами, достаточно легко и быстро мы добрались до Орши (благодаря Вашим схемам), а от-туда и до д. Дроздово. Деревня оказалась достаточно запущенной (что-то похожее мы с Вами видели, когда побывали в д. Быковичи). Въехав в деревню, я самостоятельно пытался разыскать место расположения дома, в котором прошло мое с братом детство. Однако неудачно. Заметив женщину, поинтересовался местом нахождения «дома» Стаховских. Она указала. Это и был следующий дом.

Дома, в котором жили Дарья и Герасим Стаховские, уже не было. Их сын Виктор (76 лет) на том месте построил из белого кирпича что-то наподобие дачного домика, однако из-за плохого здоровья забросил строительство. Когда я зашел внутрь дома, там было все «разбомблено». Полы выворочены, обивка стен выломана, вещи разбросаны. Левее от входа стоял стариный стол, на котором лежали грязные, покрытые годовалой пылью, погрызанные мышами фотографии. Я подошел ближе к столу, присмотрел-ся к фотографиям и по телу моему побежали мурашки. На столе были фотографии моих родителей, дедов и прадедов, а также мои и брата. Таким образом, мы с женой в перестроенном «доме» обнаружили клад. Всего было найдено 58 фотографий. Примерно 40 лет я не был здесь, и эту находку я не могу назвать по-другому как клад или Божий дар.

Выезжая из д. Дроздово, мы вновь подъехали к той самой женщине, которая указала дом. Расспросили ее о судьбе Стаховского Виктора и его семьи, узнали, что он жив, болеет и проживает здесь же рядом, километрах в трех, в д. Кучено. Сказать по прав-де, после всего увиденного в Дроздово мне не очень хотелось видеть Виктора, однако жена настояла поехать и разыскать его. Через 10 минут мы были в Кучено, и… О, Чудо! Оказалось, что в доме у Стаховских находились их дочери и внуки. Все съехались на празднование Святой Пасхи. В одном месте, в одно время. Что здесь началось. Смех, слезы, говорили, расспрашивали и рассказывали все сразу. Вот таким вот чудным образом мы восстановили связь с родственниками, оборванную более чем 30 лет назад...

Еще раз с уважением и благодарностью.

Владимир и Айна Плоткины

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.