Вверх

Вы здесь

Владимир ЯКУБОВСКИЙ, ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Владимир ЯКУБОВСКИЙ

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Она состоялась в январе 2008 года. Спустя 70 лет после разлуки 83­летний ветеран Великой Отечественной войны Иван Александрович Фролов узнал о месте гибели брата и смог побывать на его могиле – в мемориальной часовне на Буйничском поле под Могилевом.

У этой драматической истории два начала. Одно – в жарком и кровавом июле 41­го. Последние дни героической обороны Могилева. Взбешенные упорством его защитников, которые в глубоком вражеском окружении продолжали сражаться за каждую пядь родной земли, гитлеровцы, наконец, проникли в центр города. Началось методичное уничтожение последних очагов сопротивления. Руководитель обороны Могилева генерал Романов отдал последний приказ: всем, кто способен двигаться и держать оружие, пробиваться на восток, через линию фронта.

Большая группа защитников, всего около 9 тысяч бойцов и командиров из разных подразделений 61­го стрелкового корпуса, других частей и формирований, сосредоточилась для прорыва на левом берегу Днепра в болотистом лесу близ дороги на Сухари. Был среди них и красноармеец Борис Андреевич Овчинников. Уроженец деревни Лебяжье Павловского района Алтайского края. Опытный боец, с 1938 года – на действительной военной службе. Сначала – на Дальнем Востоке, затем Белоруссия – город Борисов. Начало войны застало его в Могилеве.

Фашисты, плотно обложившие Могилев, вскоре обнаружили скопление одного из подразделений его защитников к востоку от города. Однако все попытки разбить и пленить отряд наткнулись на организованное сопротивление. Красноармейцы заняли круговую оборону. Понеся потери, противник остановился. Были подтянуты минометы и установлены по всему периметру леса. Начался массированный обстрел небольшого пятачка с наспех окопавшимися на нем красноармейцами. Осколки мин без разбора впивались в человеческие тела и стволы деревьев. От множества воронок, казалось, в лесу не осталось «живого места». Здесь и встретил свой последний час красноармеец Борис Овчинников. Как и десятки его боевых товарищей. Другое начало относится к 2004 году. Давно приглядывался к этому месту учитель Кадинской СШ Олег Пусков – один из активистов историко-­патриотического поискового клуба «Виккру», которым руководит Николай Борисенко. Изучение документов, воспоминаний ветеранов, беседы с местными старожилами убедили: эта земля хранит немало тайн о безвестных защитниках Могилева.

По инициативе Пускова один из поисковых отрядов клуба «Виккру» провел разведку местности. Время – более 6 десятилетий – мало что оставило от следов войны. И все же результаты не обманули ожиданий. В одной из множества воронок на месте последнего боя поисковикам совместно с представителями 52­го отдельного спецбатальона Минобороны РБ удалось обнаружить останки 4­х бойцов. Уцелевшие предметы – знаки воинского различия, патронные обоймы, личные вещи – свидетельствовали о том, что здесь покоится прах защитников Могилева. И редкая удача – сохранившийся солдатский медальон с адресными данными бойца.

Останки воинов были торжественно захоронены в склепе часовни на Буйничском поле. Скупую информацию из солдатского медальона Николай Борисенко опубликовал во 2­м выпуске «Могилевского поискового вестника». А в дальнейший поиск включились юные краеведы из Кадинской СШ с целью установить близких погибшего воина, передать им весточку о родном человеке.

– Эта новейшая страница драмы, которая началась под Могилевом много десятилетий назад, – говорит руководитель поиска директор Кадинской СШ Лариса Дедкова, – растянулась на 3 с лишним года. Олег Пусков стал директором соседней Романовичской СШ. Основные хлопоты по переписке легли на плечи школьников-­краеведов во главе с Татьяной Кулаковой. Поиск шел параллельно – через центральные архивы Мин­обороны России, через военкоматы и местные администрации Алтайского края. Первые обращения результата не дали. Фамилия погибшего воина из плохо сохранившейся записки карандашом была расшифрована как Авчинец. Почти наугад и неточно прочитали и название деревни – Лебедянка. Ответы из архивов с Алтая ничего утешительного не принесли.

И тогда кто­то из краеведов обратил внимание на слова из последней записки: «Искать Фролова». Очередное письмо на Алтай принесло успех – Александра Фролова в Павловском районе, в деревне Лебяжье, хорошо знали. Это был отчим Бориса Андреевича Овчинникова – таково на самом деле имя погибшего под Могилевом воина.

На обращение краеведов откликнулся Иван Александрович Фролов – брат по матери Бориса Овчинникова. Он рассказал о матери – Анастасии Леонтьевне, прожившей 90 лет. О ее последней просьбе к детям – «ищите Бориса!» Сердце матери не могло смириться с казенными ответами – «пропал без вести»... Они искали, но результата не было.

И вот это письмо школьников с далекой Могилевщины. Не все из многочисленной семьи (всего в ней было 5 братьев и 2 сестры) дождались дорогой весточки. Борис был старшим из них. Его отец, Андрей Овчинников, в годы гражданской войны в Сибири был партизанским командиром. Расстрелян колчаковцами. Мать вышла замуж за Фролова, который к пасынку относился, как к родному. Потому­-то и вписал боец между казенными линейками формуляра из медальона путеводные слова – «искать Фролова».

Ивану Александровичу было всего 14 лет, когда Борис навсегда покинул родной дом. Но он хорошо помнит брата, который был примером во всем, защитой для младших. Потому и не смог сдержать он слез, когда получил письмо о его судьбе. Тут же в Кадинскую СШ полетел ответ: «Сообщите маршрут следования». Он хотел побывать на могиле брата, зажечь на ней поминальную свечу, исполнив волю матери.

В Кадино Ивана Александровича с женой ждали ближе к лету. Но когда январским днем дети увидели через окно пожилую пару на школьном дворе, сомнений не было: «Это они!» Вся школа знала об успехе поиска, с нетерпением ждала встречи с братом одного из последних защитников Могилева в июле 1941 года. Поэтому знакомство оказалось очень теплым. Словно драгоценные капли истины, воспринимали кадинские школьники рассказ гостя о брате, каким его запомнили в семье. Еще вчера он был для них легендой, тайной, загадкой. Разгадку тайны, горсть могилевской земли, а также личные вещи Бориса Овчинникова, врученные в Кадинской школе (солдатский котелок, монеты и истлевшие бумажные деньги, завернутые в носовой платок, патронную обойму, найденную в кармане брюк), увез с собой Иван Фролов. А также книги Н.С. Борисенко: «Днепровский рубеж: трагическое лето 1941­го», выпуски «Могилевского поискового вестника», другие материалы, в которых рассказывается о событиях начала Великой Отечественной.

А мне невольно подумалось о скрытом смысле происшедшего, увиденного январским днем 2008 года. У небытия вырвано еще одно имя, еще одна могила обрела назначение по человеческому и Божьему закону. Какое это имеет значение, если из нескольких сотен тысяч погибших на Могилевщине известны имена лишь около 40 тысяч? Намного меньше известно мест, где они захоронены. Сегодня нужно честно ответить себе, что мы уже никогда не узнаем, где покоится прах большинства из тех, кто остается безвестным. Время не повернуть вспять, даже если на миг предположить, что на это будут направлены новейшие достижения науки.

Но именно поэтому поиск должен быть продолжен. И сейчас, и через 10, и еще 100 лет спустя! О значении его для семьи Овчинниковых­-Фроловых, для их потомков здесь уже сказано. Навсегда останется, как огромная нравственная победа, как ступенька овладения, если хотите – управления временем, это событие для нынешних кадинских школьников, чьи сердца соприкоснулись со страницей истории.

Еще важнее то, что каждое имя, ставшее известным, вселяет надежду в души многих тысяч сограждан. Веру в то, что «ничто на земле не проходит бесследно...» Зажигает в них свечу памяти, перед которой бессильно время. Перед которой отступают «черные копатели» с их мерзким ремеслом. По сути, бизнесом на смерти, на костях.

Потому что это «светлый» поиск. Во имя нашего общего будущего, во имя жизни.

Пусть он продолжается!

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.