Вверх

Вы здесь

Владимир ЯКУБОВСКИЙ, «Звезда» в тумане

Владимир ЯКУБОВСКИЙ

«Звезда» в тумане

Нынешний год для Могилевщины особенный. Исполняется 70 лет с начала Великой Отечественной войны. А вместе с тем очередная круглая дата отечественной истории – 70-летие героической обороны Могилева и Днепровского рубежа от гитлеровского нашествия.

Внимательный читатель вправе упрекнуть автора в непоследовательности. В самом деле, понятия «особенный» и «очередной» трудно совместить. Тут, как говорится, или – или. И все же своеобразие и значение этого события оправдывают любую невероятность и придают ему глубокий смысл.

Во-первых, практически не осталось непосредственных участников боевых действий в июле 1941 года. Даже те немногие, в чьей детской памяти запечатлелись картины осажденного Могилева июля 1941-го, сегодня глубокие старики.

Во-вторых, уже нет того государства, частью истории которого стала могилевская оборона. Государства, чья официальная пропаганда долго не замечала существования этого социально-политического феномена. А затем столь же рьяно использовала его для оправдания исторической состоятельности режима. Страны нет, а история осталась. И вот уже суверенная Беларусь ставит в повестку дня оценку значимости событий 70-летней давности.

В-третьих, вместе с уходом живых участников и свидетелей событий память о них из непосредственной, субъективной формы неизбежно переходит на легендарный, мифологический уровень. Другими словами, превращается в народный эпос, в то, что делает население цивилизованным обществом.

Стоит напомнить, что речь сегодня идет, условно говоря, о четвертом послевоенном поколении белорусов. Поколении не- воевавших детей воевавших (в Афганистане) отцов – потомков невоевавших дедов и воевавших (в Великой Отечественной) пра-дедов. Их сознание с новой силой требует ответа на риторический, казалось бы, вопрос: «В жизни всегда есть место подвигу?» Ответ этот тем более необходим, чем больше окружающая действительность – рыночные отношения, стереотипы массового потребления, информационное безбрежие – создает иллюзию неизбежной отмены героизма и героического начала как одного из устоев общества. Такая постановка вопроса шире проблемы выживания конкретного государства и социума, возвышает его над политической конъюнктурой и целесообразностью и возводит в разряд понятий общечеловеческой нравственности. А именно: если героизм, готовность к подвигу – неотъемлемая черта, условие жизнеспособности общества, то какова его природа, источники? Каковы те условия, в которых этот энергетический родник не только не иссякает, но постоянно набирает свою животворную силу? Прежде всего, это относится к событиям Великой Отечественной, по поводу которой нынешнее поколение ищет свой ответ на вопросы: Что это было? Зачем? И в чем ее величие?

Воспоминания переносят в другую жизнь – в 70-е годы прош­лого века. Тогда, в разгар походов молодежи по местам боевой славы отцов и движения «красных следопытов», в мои руки попало письмо родственников рядового солдата из Саратовской области, пропавшего без вести. Накануне войны он служил в Могилеве. Отсюда от него на родину пришла последняя весточка за несколько дней до начала войны.

Этот солдатский треугольник и был вложен в письмо его родных. Пожелтевшая страничка из школьной тетради была в основ-ном заполнена горячими приветами и поклонами многочисленной деревенской родне: сватьям и крестным, двоюродным и троюродным и т. д. Были еще какие-то скудные (по условиям тогдашней цензуры) сведения о солдатском житье-бытье. А в конце солдат, многократно извиняясь, просил выслать ему «немного ржаных сухариков».

Помню, при первом знакомстве с этой весточкой из последних мирных дней 41-го года меня больше всего поразили эти ржаные сухарики. Словно волшебный фонарь, осветили они реальность предвоенного Могилева и всей великой страны. Сегодня, спустя еще несколько десятилетий, когда за внешней оболочкой открывается глубинная суть явлений, уже другое представляется главным в том довоенном письме. Это перечисленные в нем родственники, ближние и дальние, воспоминание о которых согревало солдатскую душу, перед тем как ей было уготовано судьбой сгинуть в пожаре начавшейся войны.

Мы часто с пафосом повторяем: война не закончилась, пока не похоронен ее последний погибший солдат. Но что означают эти слова? И через семь десятилетий после обороны Могилева многие тысячи ее участников остаются безвестными. Ежегодно старания-ми активистов молодежного поиска лишь несколько имен удается вырвать из мрака небытия, отдать последние почести их праху. Время безжалостно – шансов узнать остальные все меньше. Так что же выходит: последний солдат так и не найдет свое успокоение? Стало быть, война не закончится никогда?

В известном смысле так и есть. Для страны, потерявшей в войне каждого третьего, где жертвы были в каждой семье, война всегда останется суровой реальностью. Страшный шрам военного лихолетья всегда будет кровоточить в ее судьбе. Поэтому так важно, чтобы поиск продолжался, чтобы «пепел Клааса» стучал в сердца потомков, пока есть малейший шанс вырвать из неизвестности хоть одно имя. Потому что где-то на Алтае, в Туле или в Саратове всегда есть люди, надеющиеся, что из прошлого откликнется родное имя.

Но по большому счету выражение «похоронить последнего солдата» несет символический смысл и означает: сказать всю правду о войне. У Великой Отечественной есть свои Несторы, но все еще нет ни своего Льва Толстого, ни своего Бориса Пас­тернака. Постигнута ли ее правда сегодня? Если вспомнить о том, что человечеству удалось избежать третьей мировой вой­ны, глобальной катастрофы, можно считать, что постигнута. Но оглядываясь на афганскую войну, множество локальных конф­ликтов, в т.ч. и на постсоветском пространстве, и на их жертвы, начинаешь в этом сомневаться.

Видишь расцвет национальных государств, их добровольных союзов и понимаешь, что миллионы жертв были ненапрасны. Но тут же замечаешь стремление припечатать патриотизм как «последнее убежище негодяев». Или более современный вариант: «Когда начинают говорить о патриотизме, значит опять что-то украли...» И тогда сознаешь: до правды еще очень далеко.

А время не ждет. Начавшаяся мифологизация войны, превращение ее в предания и легенды требует за фактами и событиями увидеть явления и закономерности. Иначе говоря, пос­тичь «при-роду вещей», сделать правду войны частью духовной культуры, позитивной мифологии, объединяющей людей в их стремлении к совершенствованию.

Пока же тема Великой Отечественной остается полем идеологической борьбы и манипуляции массовым сознанием. Идет ли речь о причинах и виновниках войны, о природе героизма (подвиг одного – следствие ошибок другого?) или о потерях сторон и о «цене Победы». Лишь на днях увидел изданную в Минске книгу С.С. Захаревича «Большая кровь» с весьма оригинальной трактовкой этой проблемы.

И другой факт. В связи с недавним 50-летием первого полета человека в космос затрагивалась проблема стратегии освоения космического пространства. Обратило на себя внимание сравнение: нельзя делать это так, как форсировали Днепр в 1943 году – на подручных средствах, с гигантскими потерями.

При всем различии этих примеров и отношения к ним в них есть и общее. Объединяет их стремление смотреть в будущее, опираясь на нравственный ориентир, извлеченный из прошлого.

В навигации принято ориентироваться на путеводную звезду, которая позволяет проложить верный путь в бурном море. Есть такие «звезды» и в истории цивилизации, помогающие определить направление ее развития. Несомненно, Великая Отечественная среди них – одна из ведущих. Если точнее, «звезда в тумане». В тумане потому, что пока о ней не сказано главное – что это было? Почему выстояли?

На последний вопрос было много версий ответа. Начиная с «генерала Мороза» и заканчивая идеологически выверенным «превосходством социалистического коллективизма над буржуазным индивидуализмом». Сегодня, когда все больше оседает «пыль времени», когда погасли пропагандистские вспышки вроде «10 сталинских ударов» и т.п., все отчетливее выступает на передний план значение социально-исторического фактора.

Кем были многочисленные защитники Могилева в июне 41 го, останки и происхождение которых выявляются в результате ра-боты поисковиков? Чьи тела многими тысячами легли на дно Днепра при его форсировании осенью 1943 года? Чьи имена по не-сколько раз попадали в списки награжденных солдатским орденом Славы во время кровопролитного 9-месячного стояния на Проне в 1943–1944 годах?

В преобладающем большинстве это были крестьяне – колхозники и недавние выходцы из деревни, привлеченные в города процессом индустриализации, но сохранившие крестьянский менталитет. Что они могли противопоставить пресловутому «орднунгу», педантизму и обезличенности гитлеровской машины уничтожения, надвигавшейся на них с Запада? Они противопоставили свой порядок, основанный на деревенской сплоченности, взаимовыручке, целостности сельского мира. А главное – на верности земле и природе, тесной связи с ней, откуда испокон веков крестьянин черпал свою нравственную силу.

Землю не обманешь! Природу не купишь! Таков своеобразный «общий знаменатель» для обозначения достоинства человека, универсальный критерий оценки его общественного качества. Здесь отношение к земле имеет не только пространственное, но и временное измерение. Их совокупный результат в содержании понятия совесть. Со-весть! С теми, кто живет и трудится на земле рядом, кто жил и трудился на ней прежде. Совесть с теми, для кого она стала «родным пепелищем» и хранилищем «отеческих гробов».

Меркантилизм и обезличенность рынка против целостности и одуховленности крестьянского уклада – вот чем была война. Это было не противостояние двух версий развития цивилизации, а именно цивилизации против тупика мракобесия. И результат этого противостояния известен.

Это со-знание, эта со-весть должны стать несущей конструкцией будущего положительного мифа о великой войне. И не только потому, что они оплачены кровью миллионов носителей крестьянской правды, отдавших за нее свои жизни. Сегодня страна осваивает рыночную реальность, интегрируется в мировое сообщество. Этот путь неизбежен, и общество, в т.ч. сельский мир, не может оставаться прежним. Но для будущего очень важно сохранить в этом движении свою путеводную звезду. Помочь ей вынырнуть из тумана и озарить трудный маршрут своим ясным светом.

Современные агрогородки – важный шаг в этом направлении. Но только первый. Чтобы они не превратились в «заготконтору», «вахтовый поселок» или просто в «ночлежку», нужно вернуть им духовный смысл. Вернуть память, со-весть с теми, кто здесь жил, трудился, страдал, кто ушел и не вернулся ради жизни на этой земле.

Это уже не долг перед ушедшими. Это долг перед теми, кто придет, кому останется эта земля.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.