Вверх

Вы здесь

ЯБЛОЧНЫЙ ДУХ

 Приятель за 5 лет сварганил, наконец, на даче баню. Как она ему далась, лучше не спрашивайте: у мужика начинается нервный тик. Да чего вспоминать, главное – результат: каменка, первая помывка и, есессьно, — обмывка.

Чтоб сэкономить валюту, в Беларуси за 10 лет реализовали 1,5 тысячи проектов импортозамещения на 3,8 миллиарда долларов. Да ладно, чего вспоминать: главное – результат. А он такой: в 2005­м в стране на $1 ВВП приходилось 60 центов импорта, а за 7 месяцев 2011­го – уже 78 центов. То есть, отчеты о выполнении импортозамещающих программ чиновники обмыли, но «легкого пара» нет, а проблема импорта обострилась. Ибо наше «замещение» стоит уйму валюты.

Конечно, в разы подорожали ввозимые нефть и газ, но разве 5 лет назад любой директор бани не знал, что к этому идет? Умерший недавно гений технологий Стив Джобс любил повторять фразу гения хоккея Уэйна Грецки: «Я всегда мчусь туда, где шайба будет, а не туда, где она была». Может, потому они и гении? Мне кажется, что многим нашим «инноваторам» вообще плевать, где шайба, они мчатся туда, где папка «Госпрограмма» с госфинансированием…

Думаю, по количеству отчетов, совещаний и обмывок мы вчистую обставили джобсовскую Apple (по­английски – яблоко). А вот «яблочные» айподы и айфоны – хоть убей, не получаются. Почему? И вообще – почему у нас с джобсами напряженка?

Стива баловнем судьбы не назовешь. В начале карьеры у него не было даже комнаты в общаге, спал у друзей на полу, ел на деньги от сдачи бутылок из­под «Колы», а по воскресеньям топал через весь город, чтоб хоть раз в неделю нормально (и бесплатно!) поесть в храме кришнаитов. Но Джобс смотрел не на сбитые ноги, не в миску, а туда, «где будет шайба». Собрав крохи с приятелем Стивом Возняком на выпуск первых компьютеров Apple, Джобс в 1976­м заработал на них 776 тысяч долларов. На второй модели – уже 139 миллионов. А потом его выперли из собственной фирмы – в никуда. Стив не спился, не клял судьбу, а посчитал увольнение лучшим событием в жизни: «Я избавился от груза успешного человека и вновь обрел легкость и сомнения новичка». Он заработал сотни миллионов на компьютерных мультиках! А когда без Джобса Apple попал в задницу и к Стиву на коленях приползли: «Возвращайся!», он вернулся. Чтобы за 10 лет увеличить капитализацию компании с дохлых 300 миллионов долларов до фантастических 300 миллиардов! Без нефти, без газа, без золотых россыпей. На умении видеть будущее и создавать его.

Когда Интернет еще был диковинкой и еле­еле грузился в тугодумные огромные компьютеры, Стив обещал: «Я засуну вам Интернет в карман!» Ну что еще услышишь от этого шалопая в старых джинсах, водолазке и кроссовках, который якшается то с хиппи, то с буддистами, а на приеме у Рокфеллера тишком лепит в сортире наклейки с изображением своего любимого яблока?! Сегодня шайба оказалась там, куда загодя примчался Джобс: в его понятных детям и старикам айфонах Интернет помещается в кармане! Сегодня в ходу шутка: «Мир изменили три яблока: первое съела Ева, второе упало на голову Ньютона, а третье придумал Стив...»

Так, может, проблема — в джинсах, водолазках и кроссовках? Давайте закупим за валюту и обмундируем всех чиновников­«инноваторов». Они, конечно, покривятся, но – заставим! И раз в год каждого – в командировку в буддийские храмы! Но, боюсь, не получим в итоге ни «яблока», ни результата, который, по Джобсу, «заставляет наши сердца петь». Какие песни, когда надо корпеть над отчетами об изношенных казенных джинсах и кроссовках и о потраченных командировочных?!

Джобсы в конторских книгах и в актах проверок не заводятся – гениям нужны риск и право на ошибку. Сердца Джобсов поют не под распил бюджета, а под мелодию конкурентной борьбы идей. Джобс учил: «Имейте уверенность, настойчивость и смелость следовать собственному уму, сердцу и интуиции. И главное — оставайтесь неудовлетворенными. Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными». А на фига чиновнику быть голодным и безрассудным – проще выстроить нужные отношения с теми, кто делит бюджет, и жить припеваючи! Не сделаем «яблоко»? Закупим за бугром, присобачим сбоку бантик и свой лейбл – назовем «импортозамещением». Отчитаемся и обмоем. Может, поэтому мы и обычные яблоки за валюту покупаем?

Стив был чудаковатым шалопаем. Несносным в общении. Человеком вне системы. Но он был свободным. От предрассудков и догм. Как физик Лев Ландау, который на свое 50­летие прицепил львиный хвост и весело скакал по столу. С ними, с гениями, ужасно трудно, но без них – ни яблок, бани, ни легкого пара. 

Александр ТОРПАЧЕВ.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.