Рус Бел Eng 中文

Больше четверти века в Могилеве работает социальная столовая

Больше четверти века в Могилеве работает социальная столовая. Ежегодно с октября по апрель в обеденное время по будням христианское благотворительное общество «Табея» готовит обед из трех блюд для малоимущих граждан и лиц, попавших в сложную жизненную ситуацию. В последние четыре года горячее питание здесь организуется в формате государственного социального заказа. Выглядит это так: специалисты районных территориальных центров социального обслуживания составляют списки нуждающихся — 60 человек ежемесячно. Благотворительное общество организует работу столовой, ищет спонсоров на закупку продуктов. А зарплата повара, социального работника и кухонного рабочего субсидируется из городского бюджета. 


 

Одинокие, инвалиды, бывшие осужденные

К старому двухэтажному зданию по улице Чехова, 10, где три десятка лет находится «Табея», подтягиваются посетители. Хоть открывается столовая в полдвенадцатого, многие приходят заранее — пообщаться. 

Согбенный мужчина с выбритой головой на вопросы корреспондента отвечает односложно, но эмоционально. Недавно освободился из мест заключения. За свою жизнь он десять раз был осужден за кражу, в общей сложности 37 лет провел за решеткой. Сейчас, говорит, встал на путь исправления, подрабатывает сторожем и своим местом очень дорожит. Суеверно носит булавку на свитере — чтоб не спугнуть удачу. 

— Решил, что лучше помру на помойке, как собака, чем опять сворую и отправлюсь в тюрьму, — выдает он. — Старый я уже, страшно туда возвращаться. 

Сидящий на скамейке мужчина лет пятидесяти, представившийся Юрой, сам вызывается рассказать о себе. Его в столовую «направили из собеса», и уже не в первый раз. У Юры инвалидность с детства, живет один, родственников нет. 

— Позвонили мне и спрашивают: хочешь ходить обедать? А я, конечно, хочу! Сам-то я готовить не мастак, а живу недалеко. 

Какая-то молодая женщина, увидев наведенный на нее объектив фотоаппарата, реагирует неожиданно агрессивно, даже сумкой замахнулась. Высокий худощавый мужчина неопределенного возраста в теплой байке и джинсах, глядя на это, недоумевает:

— И чего вы боитесь-то? Может, после публикации в газете у тебя муж найдется, — шутит он и позирует, широко улыбаясь и обнажая голые десны — ни одного зуба у «кавалера», увы, не сохранилось. 

— Я Александр, с Новицкого, — чуть ли не раскланивается «артист». Улица Новицкого — это место расположения дома ночного (временного) пребывания для лиц без определенного места жительства. 

— Сейчас в нашу столовую оттуда направляют десять человек, —комментирует директор общества «Табея» Павел Бродов. — Это те, кто уже прошел санобработку,  осмотрен врачом и имеет результаты флюорографии, — чтобы исключить распространение заразных болезней. Но нередко бывает, что приходят сюда покушать бездомные прямо с улицы. В столовую мы их не пускаем, но в одноразовой посуде выносим еду. 

Повар Лела Багатурия дорезает свежий хлеб и зовет посетителей. В социальной столовой можно не только поесть на месте, но и взять с собой навынос. Желающих на обед «с собой» даже больше. К окошку раздачи подходит социальный работник Ленинского района Ольга Назарова — в стеклянные баночки накладывают обед для ее 60-летней подопечной — та сама не ходит, колясочница. 

— Если у того, кто берет обед с собой, есть дети или престарелые родители, мы даем порцию больше стандартной — чтобы было с ними чем поделиться, — говорит Лела.

Два стола у окна заняты. Улыбчивая полная могилевчанка, представившаяся Людмилой, готовится к приему пищи как к ритуалу: не спеша снимает куртку, оставляет трость у стены, устраивается поудобнее и несколько раз вежливо благодарит повара, которая наливает в тарелку дымящихся щей, а затем подставляет другую — с овсяной кашей и сосиской. Однако и первое, и второе Людмила… не доедает.

— Не понравилось? — интересуюсь.

— Что вы, так вкусно! — машет она руками. — Но у меня сахарный диабет, ем очень часто и понемножку. Здешние порции для меня очень уж большие. 


 

Десятина для бедного

Продукты для благотворительной столовой собираются по принципу «с миру по нитке». Хлебом снабжает предприятие «Домочай» — каждый день по десять булок свежего белого и черного хлеба привозят оттуда. Мясные продукты, сосиски, суповые наборы жертвует нуждающимся Могилевский мясокомбинат. Сельскохозяйственные предприятия поставляют картофель и другие овощи. Есть фермеры, которые регулярно или разово тоже делятся продукцией со своих полей и огородов. 

Павел Бродов, к слову, вспоминает традицию белорусских крестьян — не дожинать до края поля, оставляя полоску вдове и сироте, и констатирует, что она, к счастью, актуальна и для современности.

— Число благотворителей последнее время увеличивается, —  утверждает Павел Тимофеевич. — Все больше руководителей и «ипэшников» заботятся не только о своем предприятии и работниках, но и не забывают обездоленных людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Моя заветная мечта — что когда-нибудь в Международный день инвалидов все могилевские рестораны и кафе пригласят к себе бесплатно пообедать колясочников, незрячих, неслышащих. Маркер развития общества, его цивилизованности — не только в размере прибыли и налогов, но и в отношении к тем, кому не довелось стать успешным в этой жизни.
 

Изысков в благотворительной столовой не ищите: блюда простые, из недорогих продуктов. В меню, как правило, суп (его, правда, всегда стараются варить на мясном бульоне), каша с котлетой, сосиской или колбасой да чай с батоном или хлебом. Но по мнению руководителя общества, организация горячего питания — одна из самых благодарных форм помощи, особенно это касается бывших осужденных, бездомных и семей, где есть злоупотребляющие спиртным. Приходит недавно престарелая бабушка. Дочка — обязанное лицо, детей у нее изъяли, на работу заставить ходить получается не всегда, все норовит компанию домой привести, выпить да опустошить холодильник. 

— Если дать пенсионерке продукты питания, то бабушка их вряд ли сама съест — дочке-выпивохе отдаст, а та продаст да водки купит, — говорит Павел Бродов. — Не раз видел, как хитрецы выданную здесь одежду продавали, едва выйдя за порог. А шансы выменять суп или овсяную кашу на спиртное, согласитесь, минимальны. 

Когда речь идет о бездомном, польза от питания в столовой двойная — сытый меньше совершит правонарушений. 

— Я и освобожденным из мест лишения свободы открытым текстом говорю: захочешь украсть — иди сюда, я и супа тебе налью, и штаны дам, и куртку. И вы знаете, верят, идут! 

Общение с таким контингентом, конечно, без последствий не обходится — то намусорят, то замок выломают в дверях. Но здесь руководствуются принципом продолжать творить добро, даже если его не оценили. Впрочем, в данном случае не все так грустно. Большинство тех, кто приходит в столовую покушать, воспринимают данную им возможность с признательностью. Книга замечаний и предложений благотворительной столовой за прошлый год вся исписана благодарностями. Завели новую — и в ней за неполный месяц уже около десятка приятных отзывов.

КОММЕНТАРИЙ В ТЕМУ

Екатерина МОРОЗОВА, заместитель директора Центра социального обслуживания населения Ленинского района города Могилева:

— За прошлый год только на территории нашего района воспользовались социальной столовой 140 человек — 50 пенсионеров и 90 инвалидов I и II групп. Учитывая, что благотворительный общепит работает давно, о нем в городе знают, и спрос на горячее питание, надо признать, превышает предложение. Определяя список граждан, мы исходим прежде всего из их дохода. В основном направляем малообеспеченных одиноких пенсионеров и инвалидов, а также лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Распространенная ситуация — когда люди после пожара остаются без крыши над головой и средств к существованию. 

Свежий пример — предложили питание переселенцу из соседней страны, который прибыл в областной центр недавно, на работу устроиться не мог, а тут врачи еще обнаружили онкологическое заболевание. Пока он пройдет процедуру установления группы инвалидности, соберет документы для назначения пенсии, нужно время, а денег на жизнь не хватает. 

Работаем как по заявительному принципу, то есть когда люди сами обращаются с заявлением о помощи, так и по выявительному, когда, например, во время обследования материально-бытовых условий семьи специалисты видят, что ситуация там сложная. 

Вот был случай: бывший преподаватель полностью потерял зрение. Жена умерла, остался сын, который учился в институте. Он из-за болезни был вынужден взять на год академический отпуск, а пособие по случаю потери кормильца выплачивается по законодательству до 23 лет. Когда возобновил учебу, ему уже 24 года исполнилось, пенсии нет. Сами же обращаться за помощью оба мужчины стеснялись. 

 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна