Вверх

Вы здесь

65 лет освобождения Беларуси - Часть 1 – Оборона Могилева


План проведения торжественных мероприятий, посвященных Дню Независимости Республики Беларусь и 65-ой годовщине освобождения Могилевской области, Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков, с участием руководства Могилевского облисполкома

см.здесь


Содержание:


ОБОРОНА МОГИЛЁВА

Оборона Могилева легендарной страницей вошла в историю Великой Отечественной войны (1941—1945 г.г.). Здесь, у стен Могилева, впервые в той войне были остановлены стремительно двигавшиеся на восток танковые части вермахта. Только за один день боев на Буйничском поле нашими воинами было подбито и сожжено 39 немецких танков и бронемашин. Наравне с защитниками Брестской крепости и Минска защитники Могилева показали образцы героизма и мужественности. Когда у солдат кончались патроны, они шли в штыковую атаку. Когда у артиллеристов не было снарядов, они вставали навстречу вражескому танку с бутылкой бензина в руках. После того, как боевые возможности войск в окруженном врагом городе были исчерпаны, их остатки пошли на прорыв. К сожалению, не многим из них удалось выйти из окружения, большинство погибло, было ранено или попало в плен.

Братская могила - Военное кладбище в Могилёве

На сегодня очень мало архивных материалов по обороне города, не сохранились списки личного состава воинских частей и батальонов народного ополчения, не известны места захоронений погибших. Из архивных данных известно, что при защите Могилева в 1941 году погибло более 15 тысяч воинов Красной Армии, не считая народных ополченцев. Из них только около одной тысячи захоронено в братских могилах в городе и его окрестностях, а фамилий известно и того менее.

Мужество, героизм и самоотверженность всегда, во все времена были актуальными для каждого нового поколения, а оборона Могилева — яркий пример, где все эти качества слиты воедино, где красноармеец и ополченец, зачастую с одной винтовкой в руках, спаянные идеей патриотизма, отстаивали Родину от врага до последнего дыхания.

На начало войны в городе насчитывалось более 46 крупных промышленных предприятий с 13 тысячами человек работающими на них. Наиболее крупными из них были авторемзавод им. Кирова, фабрика искусственного волокна им. Куйбышева, швейная фабрика им. Володарского, мебельная фабрика им. Халтурина и др.

Драматический театр (снимок нач. ХХ в..)

В Могилеве проживало более 120 тысяч человек, имелся педагогический институт, а также четыре техникума, техническое училище, девять средних и шесть начальных школ, шесть школ ФЗО, колхозная школа, совпартшкола. В школах обучалось 15 тысяч учащихся. Работали драматический театр, два кинотеатра, 13 библиотек. С первых дней войны в городе была проведена большая работа по мобилизации сил и средств на борьбу с врагом.

25 июня состоялось городское собрание партийного актива. На предприятиях, в учреждениях, учебных заведениях прошли собрания и митинги. Повестка дня на них была одна — "Отечество в опасности! Все на борьбу с врагом! Защитим родной Могилев!". Только за один день было подано около 2000 заявлений с просьбой об отправке на фронт, а всего Могилевский горвоенкомат призвал в ряды армии 25000 человек.

К.Е. Ворошилов

1 июля 1941 года в штабе Западного фронта, поблизости от  Могилева, состоялось совещание с участием первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко, Маршалов Советского Союза К.Е. Ворошилова и Б.М. Шапошникова. Здесь были рассмотрены задачи по развертыванию партизанской борьбы в тылу врага и утвержден план обороны г. Могилева. Несколько позже были созданы областной и городской штабы народного ополчения. В состав областного штаба вошли: зам. председателя облисполкома И.М. Кардович, секретарь обкома партии Н.Т. Вовнянко, секретарь обкома комсомола Ф.А. Сурганов и другие.

Лозунг "Отечество в опасности! Защитим родной Могилев!" стал критерием поведения защитников города. Пехотинцы и артиллеристы, рабочие и колхозники, студенты и домохозяйки вышли на окраины города, к берегу Днепра, для строительства оборонительного пояса вокруг Могилева. В первый день на эти работы вышло около 10000 человек. Затем их число увеличилось до 35000 человек.

В очень короткий срок, за 7 дней, вокруг Могилева была создана линия укреплений протяженностью 25 километров, вырыты противотанковый ров, окопы, траншеи. Оборонительные сооружения создавались и в городе — на улицах, перекрестках, площадях. Въезды в город баррикадировались, в нижних этажах домов устраивались артиллерийские позиции, на вторых и третьих — бойницы, на крышах — пулеметные площадки. Дороги, идущие на Могилев из Минска и Бобруйска, были прикрыты системой противотанковой обороны. На вероятных направлениях танковых атак создавались минные поля и определялись зоны заградительного огня.

Органы власти принимали срочные меры к эвакуации в глубь страны населения, промышленного оборудования и другого имущества. В эти дни из города было вывезено 935 вагонов с материальными ценностями. В тыл эвакуировались воспитанники детских домов, тысячи квалифицированных рабочих, десятки тысяч мирных жителей.

Народное ополчение

Более 10000 человек вступило в отряды народного ополчения. Особенно быстро были созданы и активно действовали отряды ополченцев шелковой фабрики, труболитейного, авторемонтного, кожевенного и кирпичного заводов, железнодорожного узла, пединститута.

Штабы народного ополчения руководили повседневной напряженной деятельностью подразделений, в которых изучалось боевое оружие и шла подготовка к схваткам с врагом. На заводах ополченцы несли охрану предприятий, предупреждали вражеские диверсии, эвакуировали заводское оборудование.

Рабочие труболитейного завода им. Мясникова одновремен­но с выпуском продукции установили круглосуточное дежурство для охраны предприятия, а когда враг окружил город, с оружием в руках отбивали атаки немцев.

Подразделения ополченцев тушили пожары, устраняли аварии после налетов фашистской авиации. Вместе с милицией поддерживали в городе порядок, мобилизовывали население на строительство оборонительных сооружений. Большую роль в мобилизации могилевчан на оборону своего города сыграла областная газета "За Родину", которая призывала трудящихся и воинов Красной Армии к героической, самоотверженной защите города, помогала им лучше уяснить обстановку, понять свой долг в трудное для Родины время.

 

Прибытие войск под Могилев

 

В конце июня 1941 года полностью укомплектованные подразделения 110-й и 172-й стрелковых дивизий, получив приказ, начали прибывать в Могилевскую область на станции Луполово и Чаусы. Прибывшие воинские части пешим порядком направлялись под Могилев, сосредотачивались в лесных массивах для занятия позиций.

Первым в город прибыл штаб 110-й стр. дивизии во главе с полковником Хлебцевым В. А., а т.к. штабы 172-й дивизии и 61-го стр. корпуса еще были в пути к Могилеву, то вся реальная военная власть (до 3 июля) по распределению боевых участков частям и организации обороны города сосредоточилась у уже прибывшего командира 110-й дивизии и его штабе.

М.Т. Романов

3 июля на станцию Луполово прибыл эшелон штаба 172-й стрелковой дивизии. Командир дивизии генерал-майор Романов М.Т.  получил от командующего 13-й армией генерал-лейтенанта П.М. Филатова приказ об организации обороны Могилева в составе 61-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора Ф.А. Бакунина.

388-му стрелковому полку, находившемуся в составе 172-й стр. дивизии, приказано было занять оборону на шоссе Бобруйск – Могилев, как наиболее важном направлении вероятного удара противника. 29 июня по шоссе Могилев - Минск занял оборону 514-й стр. полк, а 747-й стр. полк готовил оборону по вос­точному берегу Днепра в районе Тараново - Дары - Вейно.

Тысячи жителей Могилева под руководством начальника инженерной службы корпуса полковника Н.А. Захарьева вели оборонительные работы. Прибывающие воинские части с ходу занимали боевые позиции. Зенитный артиллерийский дивизион взял под воздушную защиту войска, железнодорожную станцию, важнейшие промышленные объекты. Отряды милиции и самообороны начали борьбу против немецких лазутчиков и десантников.

110-я стр. дивизия организованно заняла оборону на участке Мосток - Любуж по восточному берегу Днепра. Полоса же обороны 172-й стр. дивизии выдвигалась на запад на 15-20 км. Позже 61-му стр. корпусу была подчинена 53-я стр. дивизия (командир полковник Ф.П. Коновалов). Дивизии пришлось походным порядком преодолеть большое расстояние. На шоссе Смоленск - Минск она подверглась бомбардировке и понесла потери, растянулась и только к 5 июля частично сосредоточилась на отведенном ей рубеже Копысь - Шклов - Мосток.

4 июля к генерал-майору Бакунину явился командир 137-й стр. дивизии полковник И.Т. Гришин и доложил, что он получил приказ от командующего 20-й армией поступить в распоряжение 61 стр. корпуса и занять оборону по восточному берегу Днепра в районе деревень Левки - Понизовье.

Таким образом, к 5 июля 61-й стр. корпус имел в своем составе 172, 110, 53 и 137-ю (10.07.41 г. переброшена в Быховский район) стр. дивизии, а также полк корпусной артиллерии, зенитный полк, два отдельных противотанковых дивизиона. Полоса действий корпуса растянулась почти на 100 км.

Штаб корпуса, политотдел, службы строго следили за подготовкой оборонительных рубежей. Штабные офицеры находились в частях, помогали командирам быстрее организовывать оборону, наладить систему огня, установить минные поля перед передним краем, оборудовать огневые позиции (основные, запасные и ложные), командные пункты, обеспечить маскировку.

По инициативе начальника инженерной службы полковни­ка Захарьева были устроены две ложные площадки для посадки самолетов. Впоследствии дезориентированные немецкие летчики неоднократно наносили по ним бомбовые удары.

 

Разведотряды

 

 

До начала боевых действий в подразделениях 172-й и 110-й стр. дивизий были созданы отряды заграждения и разведгруппы. В первые дни июля особо отличился отряд заграждения майора Сергеева, действовавший на Минском направлении в районе обороны 394-го стр. полка. С 4 по 8 июля этот отряд, совместно с передовыми частями 53-й и 172-й стр. дивизий на реках Друть и Лахва сдерживали ожесточенные атаки танков и мотопехоты дивизии СС “Рейх”. На этом участке бойцы уничтожили или вывели из строя до 40 танков. Разведгруппа лейтенанта Миронова из второго батальона 394-го полка в количестве 20 человек пробралась в расположение врага. Из засады они обстреляли и уничтожили 19 немцев, 7 захватили в плен и без потерь возвратились.

Б.Л. Хигрин

Неподалеку от поселка Белыничи на р. Ослик заняла огневые позиции артиллерийская батарея, огнем которой руководил командир артдивизиона капитан Б.Л. Хигрин. Батарея имела задачу прикрыть своим огнем наши отходящие войска. И вот за мотоциклетной разведкой у моста через Друть появились вражеские бронетанковые войска. Батарея капитана Хигрина вступила с ними в бой и подбила 6 танков, а саперы взорвали мост. Немцы устремились к мелководью и на танках пытались преодолеть водную преграду. Около десятка из них вышли на восточный берег, но были встречены огнем из противотанковых пушек. Несколько машин бойцы подожгли горючей жидкостью "КС". Бой на р. Ослик продолжался 4-го и 5-го июля. За эти бои командир дивизиона Хигрин Б.Л. получил звание Героя Советского Союза (посмертно).

В это же время отдельный разведывательный батальон капи­тана Метельского вступил в бой с передовыми частями против­ника на р. Друть у д. Чечевичи. Здесь, с утра 6-го июля, немцы возобновили наступление со стороны Бобруйска. Впереди двигались танки, артиллерия и бронетранспортеры с пехотой. Разведбатальон Метельского встретил немцев огнем противотанковой артиллерии, взорвал мост через р. Друть в Чечевичах и потопил один танк. [9] По приказу командира 172-й стр. дивизии на помощь Метельскому подошел батальон ст. лейтенанта Волчка и вступил в бой. В результате боя были подбиты 6 вражеских тан­ков, остальные повернули назад, а подразделения Метельского и Волчка отошли к р. Лахва. Немецкие войска начали переправу через эту небольшую речушку и, после ожесточенного боя, фо­сировав ее, вышли на ближние подступы к Могилеву.

Минское шоссе

 

В тяжелые условия попал под Могилевом 394-й стр. полк 110-й дивизии, занимавший оборону по Минскому шоссе. В то время, когда командир корпуса Бакунин 5 июля еще только отдал приказ о занятии обороны частями 110-й, 172-й и 53-й стр. дивизиями, этот полк уже вел сдерживающие бои на западных рубежах от города. Комиссар 394-го стр. полка Ковалев A.M. вспоминал: "...4 июля в первом бою мы взяли в плен 4-х мотоциклистов и штабную машину с документами, а на следующий день — немецкого полковника. На наш участок пошло большое количе­ство танков, в этом бою погиб командир 1-го батальона лейтенант Третьяк...".

Полк, ведя упорные бои, вынужден был отступить с рубежей Друти и занять оборону на р. Лахва, где, совместно с отходившими частями 7-й воздушно-десантной бригады 4-го ВДК и дивизионами 493-го арт. полка, укрепился на более прочных позициях.

24 июля произошел интересный случай на участке обороны 394-го стр. полка. В результате короткого боя были захвачены три немецкие машины и штабной офицер. В захваченных машинах находились наградные знаки, знамена, подарки, предназначенные для солдат и офицеров вермахта, которые должны были взять Москву. Захват этих машин послужил од­ной из причин последнего, наиболее мощного наступления немцев на город 25 июля.

Танк времён ВОВ

394-й полк с первого и до последнего дня участвовал в обороне Могилева и едва ли не полностью погиб у западных стен города. Остатки полка 26 июля, собравшись с бойцами других частей, во главе с командиром полка Слепокуровым A.M. и комиссаром Ковалевым A.M., двинулись вдоль Бобруйского шоссе, с боями прошли 15-17 км и вышли в район деревень Селец - Новоселки. День 27 июля, как вспоминает Ковалев A.M., они решили переждать во ржи, метрах в 800-х от правого  берега Днепра, с тем, чтобы ночью продолжить движение. Однако днем отряд был обнаружен противником. С противоположного берега Днепра переправилось около 20 немецких танков с пехотой, которые, окружив отряд, начали методически расстреливать его. Оставшимися силами наши бойцы и командиры сопротивлялись до последней возможности, многие из них были ранены, но большинство полегло здесь. Часа через два после боя команда во главе с начальником медсанчасти полка Алякрицким подобрала раненых и разместила их в деревне в 2-3 км от места боя. Погибшие воины и командир полка были захоронены там же. К сожалению, до наших дней это место не установлено.

 

Заднепровье

 

Рубежи обороны 747-го стр. полка под командованием подполковника А.В. Щеглова протяженностью 10 км проходили по линии Любуж – Луполово - Гребенево.

С первых дней обороны полк начал разведывательные бои. С утра 10 июля у деревни Недашево появились передовые подра­деления противника. Наткнувшись на боевое охранение полка, которым командовал младший лейтенант Королев, враги, не ожидавшие здесь засады, были расстреляны в упор.

Ф.А. Бакунин

После форсирования Днепра большие силы немцы сконцентрировали у д. Сидоровичи для наступления по шоссе Гомель - Могилев. Туда, по решению командующего 13-й армией, были направлены сводный отряд 747-го стр. полка под командованием майора Злотоустовского в составе одного стрелкового батальона, курсантов полковой школы, отдельного разведывательного батальона дивизии и артиллерийского дивизиона. Бой начался артиллерийским налетом по немецкой мотопехоте. Затем поднялись в атаку красноармейцы, и немцы отступили к Днепру. Ценой больших потерь фашистам все же удалось немного потеснить и окружить сводный отряд. Раненый майор Злотоустовский продолжал руководить боем. На второй день немцы после длительной артподготовки двинули на остатки отряда до 40 тан­ков и полк пехоты. 10 вражеских машин прорвались на стыке рот. Борьбу с ними завязали истребители танков. Батарея лейтенанта Косорукова уничтожила 4 танка. Однако силы были неравными. Сдержать здесь танковые части наши не смогли и были оттеснены к Могилеву. В разгоревшихся боях станция Луполово, д.д. Любуж, Тараново, Дары, Вейно по несколько раз переходили из рук в руки.

К 25 июля противник сжал кольцо окружения. Немцы оврагами, лощинами, через поля на левом берегу Днепра просочились в тыл 747-го стр. полка и отрезали его от остальных сил дивизии. Приказ генерал-майора Романова — в критической ситуации пробиваться к мосту через Днепр — воины полка выполнить не смогли. В течение некоторого времени они еще удерживали Луполово, а затем отошли к деревне Сухари. Там, в лесах, остатки полка соединились с другими частями 61-го стр. корпуса, и под руководством командира корпуса Ф.А. Бакунина   выходили из окружения на Рогачев и далее на восток.

 

Буйничское поле

 

10 июля фашисты вплотную приблизились к основной линии обороны города со стороны Бобруйского шоссе у Буйнич. Здесь занимали оборону воины 388-го стрелкового и 340-го легкоартиллерийского полков, отряд народного ополчения и другие подразделения.

Организацией обороны здесь руководил командир 388-го стр. полка полковник Кутепов С.Ф. Талантливый командир, по определению К. Симонова, он "...был способен на очень многое, останься он жить под Могилевом". Под его руководством здесь, на рубеже р. Днепр - Бобруйское шоссе - железная дорога на Го­мель - Тишовка, была создана глубоко эшелонированная оборона. В течение 12 дней личный состав полка подготовил две линии окопов полного профиля, соединенных траншеями. Перед передним краем создали сплошные противотанковые минные поля и проволочные заграждения в два ряда. К 9 июля весь полк зарылся в землю.

С утра 11 июля земля вздрогнула от грохота разрывов. Волна за волной проносились немецкие бомбардировщики над позициями полка, дым и пыль стояли сплошной стеной.

После бомбардировки в атаку двинулись около сотни танков и до полка пехоты противника. Наша артиллерия открыла заградительный огонь, несколько немецких танков загорелось, но остальные продолжали идти вперед. Когда расстояние сократилось, заработала вся система нашего противотанкового и стрелкового оружия. Один за другим застывают на поле боя танки, остановившись, дымят либо вертятся на перебитых гусеницах. Уцелевшие из них уже подходят к переднему краю, подминают проволочные заграждения, но здесь — минные поля... Еще несколько из них подорвалось. Остальные вместе с пехотой отошли в лес. Перед нашими полками на ржаном поле в этот день осталось лежать около 300 немецких солдат и до 20 подбитых танков.

День 12 июля вновь начался ожесточенной бомбардировкой. Полковник Кутепов и командир 340-го артполка полковник Мазалов И.С. вынесли свои наблюдательные пункты на высотку за железнодорожной станцией Буйничи. Наши артиллеристы открыли огонь по роще, в которой скопилось много немецких танков. Около 10 из них загорелось, а более 70 вышло на опушку леса и начали обстреливать позиции полка из орудий и пулеметов, а затем, развернувшись в боевую линию, пошли в наступление. Одна из групп танков, ведя огонь, двинулась вдоль железной дороги Могилев - Гомель, но наткнулась здесь на батарею 76-мм орудий. Несколько из них запылало, но и батарея была смята.

Миновав жилезнодорожную станцию, вражеские танки прошли в глубину обороны 388-го полка и приблизились к непреодолимому противотанковому рву. Здесь они попали под огонь батареи лейтенанта Возгрина. Вышло из строя еще несколько машин. Уцелевшие разделились на две группы и пошли в обход противотанкового рва, но в это время на них обрушился удар противотанковых ружей и бутылок с горючей смесью КС бойцов народного ополчения фабрики искусственного волокна. Вторая группа танков наткнулась на минное поле, и большинство из них подорвалось. Несколько танков, утюжа окопы пехо­ты и поливая все вокруг свинцовым огнем из пулеметов, все же ворвались на наши позиции. Однако все они были подожжены бойцами бутылками с зажигательной смесью.

Этот бой 12 июля длился 14 часов и закончился победой защитников Могилева. В ходе боя было подбито и сожжено 39 немецких танков, бронемашин и около полка пехоты. С наступлением ночи все смолкло. На той и на другой стороне работали похоронные команды, подбирая раненых и убитых.

После этого боя на Буйничском поле побывали военные корреспонденты К. Симонов и П. Трошкин, которому удалось сфотографировать еще дымившееся кладбище боевых машин вермахта. Снимки Трошкина и очерк К. Симонова "Горячий день" об удивительном мужестве защитников "города Д" (так он назвал Могилев) опубликовала газета "Известия" 20 июля 1941 года. 13 июля бои пошли на убыль. Пытавшаяся наступать немецкая пехота была отбита, немногим из них удалось уйти.

Большие потери понесли и воины Кутепова С.Ф. и Мазалова И.С.  на Буйничском поле. Почти полностью был уничтожен 1-й батальон 388-го полка, погибли его командир капитан Абрамов и начальник штаба старший лейтенант Марков. Значительные потери понес 3-й батальон полка, был тяжело ранен его командир капитан Гаврюшин, ранен в голову комиссар полка Зобнин и другие.

388-й стр. полк удерживал позиции на Буйничском поле до 22 июля, после чего, выполняя приказ командира дивизии, отвел уцелевшие подразделения на окраину города к фабрике искусственного волокна.

Мемориал на Буйническом поле

24 июля полк выдержал последний ожесточенный бой с пехотой противника. В этом ближнем бою штыками и гранатами наши бойцы дрались до конца, ценой своих жизней им все-таки удалось остановить немцев. Однако силы постепенно иссякли, и к 25 июля, израненных и ослабевших, их оставалось не более батальона.

 

 

Батальон милиции

 

В соответствии с устным приказом начальника Могилевского гарнизона полковника Воеводина в помощь 172-й стр. дивизии, оборонявшей Могилев, к 11 июля 1941 г. из работников милиции был сформирован батальон, который состоял из 3-х рот. 12 июля он занял позиции у д.д. Пашково - Гаи. На следующий день с утра разгорелся жестокий бой. С помощью двух батальонов мотопехоты немцам удалось захватить поселок Старое Паш­ково. Первая рота батальона отошла в запасные траншеи. Героически сражаясь, милиционеры захватили первые трофеи — станковый пулемет, много гранат. Это вооружение стало в дальнейшем основной огневой силой батальона.

В ночном бою с 13 на 14 июля милиционеры отбили у немцев Старое Пашково и до вечера 14 июля удерживали его в своих руках. Только с помощью минометов и нескольких танков немцы смогли вновь занять поселок.

Памятник батальону милиции у д. Гаи

С 14 по 18 июля батальон вел сдерживающие бои на Пашковских высотах, в результате которых подбил два танка и уничтожил до роты пехоты. Но все меньше и меньше оставалось бойцов в батальоне. 18 июля 1941 г. — последний день существования подразделения. В этот день фашисты предприняли несколько атак, но взять высоту, на которой закрепились оставшиеся в живых около 50 милиционеров во главе с капитаном Владимировым К.Г., так и не смогли.

Во второй половине дня немцы начали очередной штурм высоты. Остатки батальона, раненые, контуженые, во главе с раненым Владимировым, поднялись в последнюю атаку. После этого их осталось всего 19 человек. Некоторые из них потом долго выходили из окружения, часть осталась залечивать раны в деревнях Старое Пашково, Гаи, Полыковичи, а часть, попав в плен, была освобождена только после войны.

 

Выход из окружения оставшихся в живых

 

К 25 июля ресурсы защитников города иссякли. По приказу Бакунина Ф.А. и Романова М.Т. они готовились к прорыву.

В ночь на 26 июля 1941 г. около штаба дивизии (здание школы №11 г. Могилева) собралось около 4000 воинов 172-й стр. дивизии, мирных жителей. Боевой колонной они двинулись на выход из города. После первого жестокого боя около д. Тишовка их осталось еще меньше. По пятам за колонной шли немцы.

На рассвете 26 июля преследуемая колонна прошла через деревню Бруски и зашла в лес. Когда последние солдаты вошли в лес, сразу же разгорелся бой. Заняв круговую оборону, наши бойцы дрались не на жизнь, а на смерть. Бой продолжался весь день. К вечеру оставшихся в живых зажали в кольцо у д. Бруски в урочище "Лоза". С наступлением темноты малыми группами отдельным бойцам удалось прорваться через Днепр на линии деревень Селец - Новоселки и по тылам врага выйти на восток.

Отряд карателей

Это был последний бой 172-й стр. дивизии, последний бой ее первого формирования, как организованной воинской единицы. Именно отсюда тяжело раненый командир дивизии Романов М.Т. был вынесен из леса офицерами особого отдела дивизии и оставлен на излечение в д. Барсуки Могилевского района в семье Асмоловских. 22 сентября 1941 г. по доносу предателя генерал был схвачен немцами и отправлен в пересыльный лагерь г. Хаммельбург (Бавария), где 3 декабря 1941 г. умер и похоронен на местном кладбище. Семья же Асмоловских почти вся была расстреляна карателями.

Группа под командованием Бакунина была в два раза больше группы 172-й стр. дивизии генерала Романова М.Т. Всю ночь 24 и день 25 июля в д. Сухари, где размещался штаб 61-го стр. корпуса, шли отступающие с Могилевского рубежа остатки 110-й и 53-й дивизий, 1-й Московской пролетарской дивизии, 747-го стр. и 601-го гаубичного полков, 507-го стр. полка 148-й дивизии, батальон 543-го полка 161-й стр. дивизии. По немецким данным, все эти соединения имели около 9000 солдат и офицеров, 60 пушек, боевую технику и др.

Сконцентрировавшись в лесных массивах около д. Сухари на правом берегу р. Ресты, тремя колоннами наши воины начали движение вдоль реки на юг, чтобы потом повернуть на Чаусы. Командовали ими Ф.А. Бакунин, бригадный комиссар И.В. Воронов и командир 747-го полка Щеглов А.В. Передовым отрядом шел второй батальон капитана В.В. Сибирякова. Ночью с 25 на 26 июля колонна двигалась всторону Чаус. Утром разведка донесла, что впереди, в районе д. д. Темнолесье, Самулки, Благовичи, находятся крупные силы немцев. Наши разведчики не знали, что в Благовичах с 20 июля размещался штаб 78-й пехотной немецкой дивизии, и направили один из главных ударов в самое логово немцев - на Мошок - Благовичи, а позже другая группа под командованием Бакунина направилась в сторону д. Самулки.

Документов об этих боях в наших архивах нет. Поэтому обратимся к воспоминаниям ветерана вермахта офицера 78-й дивизии, участника этих боев: "В 4 часа утра со стороны Благович начал нарастать шум боя. Немного позже разведка 5-го пехотного полка сообщила, что севернее Самулок начато наступление противника, который пробует окружить полк. Одновременно из деревни Мошок сообщили, что их окружают русские. Командир дивизии направил в Мошок подкрепление. Около 7 часов 40 минут русские приблизились к штабу на 300 метров. Превосходящими силами наступление врага было остановлено. В 9 часов 30 минут основные силы дивизии перешли в оборону. Дивизия понесла крупные потери. Но с вечера 26 июля мы находились в  выгодной позиции для наступления утром. 27 июля в 5 часов русские с помощью всех видов оружия начали пробиваться к Благовичам. Дивизия, выдержав штурм, около семи часов силами всех полков перешла в наступление. Постепенно, выматывая русских в боях, мы двигались вперед. Сопротивление противника слабело. После захвата нами д. Холмы полки взяли врага в кольцо, где он и был разбит".

После того, как немцы замкнули кольцо, Ф.А. Бакунин, поняв, что пробиться всем вместе невозможно, приказал уничтожить всю боевую технику, автомашины, разогнать коней и пробиваться группа­ми по 100-200 человек. Но не многие смогли выйти из окружения. Сам генерал вышел к своим с группой в 140 человек, а командир 110-й стр. дивизии В.А. Хлебцев вывел из окружения 161 человека.

Во время выхода из окружения погибли комиссар 61-го стр. корпуса Воронов, начальник политотдела 61-го стр. корпуса Турбинин, командиры 388 стрелкового полка полковник Кутепов С.Ф., 340-го легкоартиллерийского полка полковник Мазалов И.С., 493-го гаубично-артиллерийского полка полковник Живолуп и др. Значительная часть командиров и красноармейцев в боях под Могилевом попала в плен, а после освобождения из фашистских лагерей, после фильтрации прошла через советские, в полной мере испытав горечь обид и унижений уже после войны. Около 60 лет прошло с тех пор, когда на рубеже р. Днепр отстаивали воины Красной Армии и мирные жители город Могилев.

Трудно дать оценку этой легендарной странице военной истории. Вместе с тем, цифры говорят: в боях под Могилевом немцы потеряли 24 самолета, около 200 танков, 400 мотоциклов, 500 ав­томашин. Было уничтожено 15 тысяч и взято в плен около 2 тысяч солдат и офицеров. Эти силы немцев, стремившихся к Москве, не дошли до нее, а закончили свой путь на подступах к Могилеву.

Немецкие солдаты в Могилёве

Могилев - важный оперативно-стратегический центр и крупный узел дорог и линий связи. Поэтому продолжительное удержание его в руках Красной Армии тормозило продвижение и снабжение немецких армий, срывало их планы по управлению войсками. Об этих событиях через много лет после войны немецкий историк П. Карелл (настоящая фамилия Пауль Шмидт, бывший нач. отдела печати гитлеровского МИД - Н.Б.) в книге "Война Гитлера с Россией" писал: "...в Могилеве, который оказался в тылу немецких войск, в течение многих дней продолжались упорные бои... Они продолжали сражаться даже в  безвыходном положении... Дорогой ценой пришлось заплатить немецкой армии за город, который оказался уже позади линии фронта".

Могилевская оборона дала выигрыш во времени для мобилизации сил на отпор врагу. Удерживая город, его защитники нарушили систему снабжения немецких войск, отвлекли на себя значительные силы противника и нанесли им ощутимые потери. В книге "Воспоминания и размышления" Маршал Советского Союза Г.К. Жуков пишет: "Две недели отбивали атаки врага мужественные защитники города... и ...нанесли противнику значительный урон".

"Смоленское сражение... включило в себя целую серию операций... особенно памятны ожесточенные бои, которые успешно вела... окруженная в Могилеве часть соединений 13-й армии во главе с командиром 61-го корпуса генералом Ф.А. Бакуниным" - вспоминал начальник Генштаба Красной Армии, Маршал Советского Союза А. М. Василевский.

Могилёв. Руины города. июль, 1941 года

Приведенные высказывания видных военачальников позволя­ют сделать вывод, что оборона Могилева в начальный период войны не была рядовым событием. "...Если Брест явился образцом беспримерного мужества горстки советских людей, их стойкости в борьбе против ударной группировки немецкой армии на пограничном рубеже нашей Родины, то на втором стратегическом рубеже - по реке Днепр - более обширным очагом такого же упор­ного сопротивления стал город Могилев. Без танков, без должно­го авиационного прикрытия, без долговременных оборонительных сооружений, в условиях окружения защитники Могилева выдержали массированный штурм танковых и моторизованных соединений гитлеровцев", — написал в статье для книги "Солдатами были все" К.Е. Ворошилов.

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.