Рус Бел Eng 中文

162 + 2, или «Полный бант» для белорусских героев

Время подвиги эти не стерло.

Оторвать от него верхний пласт

Или взять его крепче за горло –

И оно свои тайны отдаст.

(Владимир Высоцкий «Баллада о времени»)

В одном из читальных залов Президентской библиотеки непривычно многолюдно. Все места за столами, за которыми обычно сидят сосредоточенные читатели, заняты. Среди собравшихся можно увидеть людей в камуфляжной одежде без погон (это члены поисковых клубов), а также… «кайзеровского солдата» времен Первой мировой войны, рядом с которым спокойно сидит русский «штабс-капитан» в кителе с золотыми погонами.

Здесь проходит презентация новой книги. Я держу ее в руках, разглядываю старые фотографии и слушаю выступающих…

Орден, Знак и Крест

Боевая награда солдата или офицера - это не только свидетельство его мужества, командирского таланта, полководческого искусства, но и признание страной, государством величия и значимости подвига, совершенного человеком при защите Отечества.

В различные периоды нашей истории высшая боевая награда именовалась по-разному. Герой Советского Союза, полный кавалер ордена Славы, Герой Беларуси - так называли наших героев‑солдат и офицеров в последние сто лет. Но ведь за свободу родной земли воины-белорусы сражались и 200, и 300 лет тому назад! Как же отмечали тогда героев из героев?

Просвещенный читатель знает, что в 1769 году в Российской империи была учреждена высшая военная награда за боевые заслуги - орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия четырех степеней. Награждали им только офицеров и генералов, причем кавалерами «Георгия» становились последовательно - от IV к I степени. Отличительная черта ордена - полосатая черно-оранжевая лента, которую с тех пор и до наших дней называют георгиевской.

Это действительно очень высокая награда. Достаточно сказать, что за полтора столетия (с 1769 по 1918 год) существования данного ордена полными кавалерами, удостоенными всех четырех его степеней, стали… всего 25 человек. Три креста украшали грудь 125 генералов и офицеров, по два креста сияли на мундирах у 650 человек…

А в начале XIX века был учрежден Знак отличия Военного ордена Святого Георгия - высшая боевая награда для нижних чинов: солдат, унтер-офицеров, матросов и казаков, которую они получали за «неустрашимую храбрость». Знак отличия еще не был орденом в полном смысле этого слова потому, что ордена жаловали исключительно дворянам - офицерам и генералам. Ну, а простолюдины вполне могли обойтись не орденом, а лишь его Знаком…

Но среди солдат Знак все равно ценился чрезвычайно высоко. Личная храбрость всегда ценилась среди тех, кто шел под пули и ядра. Чаще всего к Знаку солдата или матроса представлял командир полка или корабля, но бывали случаи, когда эту награду воины получали «по приговору роты», то есть нижние чины сами выбирали достойных из числа своих боевых товарищей.

А еще нижний чин с такой наградой не мог быть подвергнут телесному наказанию, да и денежное жалованье он получал «полуторное».

Интересный факт

Знак был «всепогодным», то есть всегда носился на верхней одежде - на солдатской шинели, на казачьем полушубке, на матросском бушлате. Порой, чтобы не повредить или не потерять заслуженную награду, ее обладатель шил специальный матерчатый чехол. Он крепился к шинели, и драгоценные кресты заботливо прятались в этом четырехугольном мешочке защитного цвета.

Вскоре было введено ношение Знака отличия Военного ордена «с бантом из георгиевской же ленты». А в 1856 году введены четыре степени Знака, награждение которыми также производилось последовательно - от IV к I степени. Таким образом, комплект из четырех Знаков в народе уважительно именовался «полным бантом», а его обладатель - полным георгиевским кавалером.

За 57 лет (1856–1913) существования Знака отличия полными его кавалерами стали около 2.000 человек, трех крестов удостоилось около 7.000 нижних чинов, два Знака с гордостью носили 25.000 героев, 205.336 солдат прикрепили к своим мундирам по одному Знаку.

Интересный факт

И еще одно неписаное, но незыблемое правило породил Знак. Как известно, когда встречаются двое военнослужащих, первым отдает воинское приветствие младший по званию или, как тогда говорили, «младший чином». Так вот, встретив нижнего чина, награжденного Знаком отличия Военного ордена, офицер был обязан первым приветствовать его!

В 1913 году Знак отличия Военного ордена Святого Георгия стал официально именоваться Георгиевским крестом. С этого времени он мог вручаться и посмертно родственникам погибшего героя. А смерть очень скоро пришла на нашу землю - негромкие хлопки пистолетных выстрелов в далеком Сараево аукнулись у нас грохотом германских и австрийских орудий…

Информационный повод не нужен!

Об этой войне долгие десятилетия у нас писали и говорили неохотно, вроде бы, как сквозь зубы. И только четыре-пять лет назад, словно спохватившись, о Первой мировой войне торопливо забормотали конъюнктурщики всех мастей и чинов, спешившие на волне «информационного повода» напомнить о себе.

Не знаю, как вам, а для меня словосочетание «информационный повод» равнозначно в данном случае выражению «датские стихи», то есть такие четверостишья, которые пишутся через силу, впопыхах, специально к определенной дате - дню рождения, празднику и т. д.

Но разве нужен повод для того, чтобы вспомнить о героях? Разве необходим толчок, чтобы подвиг назвать подвигом? Разве героизм народа, одевшего серые шинели сто лет назад, потускнел со временем настолько, что говорить и писать о нем надо сквозь зубы и только при наличии пресловутого «информационного повода»?

А героизм был, да еще какой! Полный бант «Георгия» в 1917 году носили около 33.000 нижних чинов армии и флота! Три «Георгия» заслужили 65.000 солдат, два - 289.000, и 1.200.000 человек были удостоены этой награды один раз.

Вот и думайте - можем ли мы забыть о более чем полутора миллионов подвигов? Нужен ли «информационный повод», чтобы напоминать нам о тех миллионах серых шинелей, которые, зарывшись в залитые грязью окопы, три года не пускали лязгающую затворами орудий военную машину кайзера вглубь страны?

Достойны ли эти люди нашего уважения, нашей памяти?

Я уверен - они этого достойны. И вспоминать о них надо не накануне «информационных поводов», а как можно чаще.

Воскрешение памяти

Именно об этом говорят сейчас люди, собравшиеся в Президентской библиотеке. Здесь, кстати, проходит выставка «Беларусь в Первой мировой войне», организованная сотрудниками наших библиотек и архивов. Мы рассматриваем старинные книги, газеты, плакаты и карты, на экране проектора видим фотографии той поры. Вот обездоленные беженцы, вот разрушенный артиллерийским огнем Кревский замок, вот русская пехота, идущая в атаку…

Мирно беседуют реконструкторы - тот самый «кайзеровский солдат» и «русский штабс-капитан». А я разговариваю с Сергеем Беспанским - автором книги «Служа примером бесстрашия. Кавалеры полного Георгиевского креста - уроженцы белорусских губерний».

- Идея написания этой книги возникла у меня четыре года назад, в 2014 году, - рассказывает Сергей Иванович. - Участвуя в поисковых экспедициях, мы часто находим следы сражений Первой мировой войны. Но мы до сих пор не знаем имен героев, не знаем ничего о тех подвигах, которые они совершили. Считаю, что наш долг - донести до наших соотечественников эту информацию.

Сергей Иванович занимается поисковой работой почти четверть века. За эти годы были подняты останки более 1.000 красноармейцев, политработников и командиров, павших в боях за Беларусь. Особо подчеркну: Могилевский областной историко-патриотический клуб «Виккру», заместителем председателя которого состоит Сергей Беспанский, не относится к числу так называемых черных копателей, а работает официально в теснейшем контакте с местными органами власти и управлением по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Республики Беларусь.

Здесь же находится и начальник этого управления полковник Сергей Воронович. Именно специалисты управления и 52‑го отдельного специализированного поискового батальона уже много лет ведут кропотливую работу по поиску останков и установлению имен павших героев. Именно благодаря их усилиям старый советский лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто» медленно, но неуклонно воплощается в жизнь.

Полковник Воронович рассказывает, что его подчиненные также находят останки воинов периода Первой мировой войны, что иногда, как это было в текущем поисковом сезоне, удается установить их имена.

И книга Сергея Беспанского призвана воскресить нашу память о той далекой войне…

Автор приводит некоторые цифры, которые весьма красноречиво говорят об участии наших соотечественников в Первой мировой, и о жертвах, понесенных белорусским народом в те годы. В 1914–1917 гг. в Русскую императорскую армию было мобилизовано более 15,5 миллиона человек, среди которых (по различным подсчетам) от 800.000 до 923.000 составляли уроженцы белорусских губерний - Виленской, Витебской, Гродненской, Минской и Могилевской.

Из них более 70.000 пали на полях сражений, и еще 60.000 мирных жителей также погибли в прифронтовой полосе. Более 50.000 мужчин, женщин и детей были насильно переселены в Германию, а почти 2,3 миллиона стали беженцами, уйдя из разоренного войной края на восток…

В ходе работы над своей книгой Сергею Беспанскому удалось установить имена, а также в некоторых случаях - послевоенные судьбы 162 кавалеров «полного банта», родившихся в белорусских губерниях. Это - 162 славных имени, скрытых от нас беспощадным Временем.

Чтобы помнили…

Листаю книгу «Служа примером бесстрашия. Кавалеры полного Георгиевского креста - уроженцы белорусских губерний». Вот несколько имен и подвигов, взятых из нее наугад… Быть может кто-нибудь найдет среди них фамилию своего прадеда или односельчанина, или просто однофамильца. Пусть память об этих людях живет хотя бы на нашей газетной полосе!

* * *

- Поиск героев Первой мировой войны продолжается, - рассказывает автор этой уникальной книги Сергей Беспанский. - И пока мы готовили к печати книгу, в которой собраны 162 солдатские судьбы, пришла информация еще о двух полных георгиевских кавалерах - солдатах-белорусах. Так что наша поисковая работа еще не окончена…

162 + 2… Сколькими же еще фронтовыми дорогами надо пройти энтузиастам-поисковикам, сколько же еще пыльных папок надо открыть в архивах для того, чтобы найти всех, кто потерялся во Времени?

Давайте же пожелаем им успеха в этом благородном деле!

Андрей Данилов,  «Ваяр», фото из открытых источников

vsr.mil.by