Вверх

Вы здесь

Николай Борисенко - Ветер освобождения: от Курской дуги до Сожа и Прони (Освобождение Мстиславля, Кричева, Дрибина)

Верховное командование вермахта после провала операции «Цитадель» (наступательная операция немецких войск под Курском в июле 1943 года) приняло решение перейти на всем Восточном фронте к обороне и отдало приказ войскам прочно удерживать занимаемые позиции. Для этого предусматривалось создание стратегического, так называемого «Восточного вала» от Балтийского до Черного морей по линии Нарва – Псков – Смоленск – Орша – Могилев – Гомель и далее по Днепру. В пределах Могилевской области его укрепления располагались по рекам Проня, Сож, Бася, Реста, Днепр, Друть и Березина. В сентябре 1943 года вал был разделен на рубежи «Пан- тера» (в полосе действия групп армий «Север» и «Центр») и «Вотан» (группы армий «Юг» и «А»).

Иногда оборонительный рубеж в Беларуси в полосе действий группы армий «Центр» называют «Фатерланд» («Отечество»). Этот хорошо укрепленный рубеж должен был, по замыслу германского руководства, остановить продви- жение Красной Армии на запад и стать барьеромна пути в Европу. Начало его возведения относится к зиме 1941–1942 гг., когда после провала операции «Тайфун» (октябрь – ноябрь 1941 года) и с переходом Красной Армии в наступление немецкие войска были отброшены от Москвы в среднем на 250 километров. 8 декабря 1941 года А.Гитлер подписал директиву № 39 о повсеместном переходе к обороне. Именно с этого момента и стал возводиться Восточный вал. На Могилевщине активное строительство его укреплений по рекам началось весной – летом 1943 года. Для этого широко использовался труд военнопленных, узников лагерей и рабочих колонн, гражданского населения. Главной частью вала служили оборонительные сооружения по Днепру. Широкая, глубокая, полноводная река с высоким правым берегом представляла серьезную естественную преграду для наступавших войск. По мнению немецкого командования, она должна была стать непреодолимым барьером для Красной Армии. «…Скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его…» – заявил А. Гитлер на одном из совещаний в Берлине. В Беларуси особенно сильно враг укрепил районы Витебска и Бобруйска, т.е. фланги обороны группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге). Мощную оборону он имел также на оршанском и могилевском направлениях.

В сложных условиях пришлось готовиться к новому наступлению Брянскому, Калининскому и Западному фронтам, действовавшим на белорусском направлении. После полуторамесячных непрерывных боев под Курском войска оторвались от своих баз снабжения, израсходовали большую часть накопленных к летней кампании материальных средств. Железнодорожная сеть была восстановлена не полностью, и подвозить к передовой все необходимое приходилось автотранспортом, которого тоже не хватало. К тому же по осеннему бездорожью в большинстве мест могла использоваться только конная тяга. Но, несмотря на серьезные трудности, в результате Орловской, Смоленской и Брянской наступательных операций Красной Армии, в непрерывных боях с июля по сентябрь 1943 года советские войска вышли к границам Беларуси и начали освобождение восточных районов Могилевской области.

Смоленская наступательная операция вклю- фронтовые операции. Более подробно рассмотрим Смоленско-Рославльскую операцию, проводившуюся войсками Западного фронта (генерал-полковник, с 27 сентября – генерал армии В.Д.Соколовский) на могилевско- оршанском направлении в период с 15 сентября по 2 октября 1943 года. Осуществлялась она параллельно с Духовщинско-Демидовской операцией Калининского фронта (генерал-полковник А.И.Еременко). Перед фронтами стояла задача разгромить немецкую группировку, оборонявшуюся на смоленском и рославльском направлениях, овладеть Смоленском, Рославлем и развить наступление на Витебск, Оршу, Могилев. Значительную помощь войскам должны были оказать партизаны, которых к началу Смоленской операции в Калининской, Смоленской, Витебской и Могилевской областях насчитывались десятки тысяч человек. В полосе наступления наших фронтов удерживали позиции соединения 4-й, 9-й полевых немецких армий, 3-я танковая армия и 6-й флот люфтваффе. Всего здесь насчитывалось до 40 вражеских дивизий. Командующий Западным фронтом В.Д.Соколовский решил сосредоточить основные усилия на направлении Смоленск, Орша. Главный удар планировалось нанести силами 10-й гвардейской армии под командованием генерала А.В. Сухомлина, 21-й и 33-й армий, 2-го гвардейского танкового, 5-го механизированного, 6-го и 3-го гвардейских кавалерийских корпусов.

На Западном фронте была создана подвижная группа в составе 3-го гвардейского кавалерийского и 2-го гвардейского танкового корпусов, во главе которой был поставлен командир кавалерийского корпуса генерал Н.С.Осликовский. Группа должна была наступать в полосе 21-й армии и, развивая успех в общем направлении на Оршув первый день перерезать железнодорожную и шоссейнуюмагистрали Смоленск – Рославль и передовыми частями захватить переправы на реке Сож; во второй день наступления овладеть населенными пунктами Могилевщины Ленино, Горки и оседлать железную дорогу Орша – Кричев; в третий день захватить постоянные переправы через Днепр в районе Орши и выйти на рубеж Смоляны, Староселье. Планировалось, что наступлению помогут крупные силы партизан, которых в августе 1943 года только в соединениях и отрядах Могилевской и Витебской областей насчитывалось свыше 30 тыс. человек.

Для прорыва обороны противника на направлении главного удара Западного фронта намечалось привлечь 14 стрелковых дивизий, из которых 7 предполагалось иметь во вторых эшелонах армий и корпусов. Плотность артиллерии и танков на 1 км фронта прорыва в среднем достигала: орудий и минометов – 150, танков и самоходно-артиллерийских установок – 48. Еще в начале подготовки операций Ставка Верховного Главнокомандования 6 сентября установила новые разграничительные линии между фронтами. Между Калининским и Западным фронтами до Поныровщины она оставалась прежней и далее проходила через Духовщину, Рудню, Богушевск (Витебская область). Линия между Западным и Брянским фронтами до Дубровки оставалась прежней, а дальше шла через Кричев, Дашковку Могилевской области. 15 сентября 1943 года главная ударная группировка Западного фронта на смоленском направлении после двухчасовой артиллерийской подготовки перешла в наступление. Поддержка атаки осуществлялась огневым валом. В первый день оборона противника была прорвана на большинстве направлений, а главная полоса прорыва расширилась до 20 км по фронту и до 10 км в глубину. Немецкие войска пытались оторваться от стремительно продвигавшихся частей Красной Армии и занять оборону на Десне, но сделать это им не удалось. Дивизии 10-й гвардейской армии стремительно форсировали реку и захватили несколько плацдармов на ее правом берегу.

Большую помощь Красной Армии оказывали партизаны. Согласованно действуя с военными советами Калининского и Западного фронтов, партизанские отряды наносили удары по коммуникациям врага, уничтожали его живую силу и боевую технику. В результате их действий движение по железным дорогам Полоцк – Двинск, Могилев – Жлобин, Могилев – Кричев в августе было парализовано. О масштабе и силе ударов партизан свидетельствуют и данные противника. Так, в отчете немецкого управления путей сообщения отмечалось, что только «в ночь с 15 на 16 сентября 1943 года на железных дорогах Белоруссии произошли следующие действия партизан: 1103 взрыва рельсовых путей, 65 тяжелых крушений поездов, 38 нападений на поезда, 171 случай заграждения путей…».

Белорусский штаб партизанского движения разработал план проведения крупной операции «рельсовой войны», получившей кодовое наименование «Концерт». 19 сентября партизанские отряды организовали осуществление этой операции на 46 крупных железнодорожных участках и перегонах Беларуси.

Развивая достигнутый успех, Калининский и Западный фронты уже 19 сентября наступали в полосе около 250 км. Наибольший успех был достигнут на направлении главного удара Западного фронта, где войска за пять дней продвинулись на глубину около 40 км.

20 сентября Ставка Верховного Главнокомандования поставила Западному фронту новую задачу: продолжая наступление, разбить смоленскую группировку противника и 26 –27 сентября овладеть Смоленском. Одновременно левым крылом фронта занять Починок, Рославль и выйти на рубеж: река Сож, Хиславичи, Шумячи. В дальнейшем главной группировкой фронта наступать в общем направлении на Оршу и 10 –12 октября овладеть районом Орша, Могилев. В последующие дни наступление продолжалось. Преодолев сопротивление противника на подступах к Смоленску, войска правого крыла Западного фронта (31-я, 5-я и 68-я армии) форсировали Днепр и после упорных ночных боев ударом с нескольких сторон 25 сентября освободили Смоленск – важнейший узел обороны противника на западном направлении. В тот же день войска 10-й и 49-й армий освободили Рославль и развернули наступление на могилевском направлении.

Потеряв такие важные узлы обороны, как Смоленск и Рославль, противник пытался задержать наши войска на реках Сож и Вихра. Однако и эти попытки врага были сорваны. Используя подвижные группы и общевойсковые соединения, войска Западного фронта форсировали Сож, Вихру и, преследуя врага, освободили населенные пункты Красное, Мстиславль (28 сентября), Кричев (30 сентября).

Освобождение Мстиславского района осуществляли соединения 49-й армии (генерал- лейтенант И.Т.Гришин) Западного фронта. Непосредственно бои за Мстиславль вели 344-я стрелковая дивизия (полковник В.К.Страхов), 196-я отдельная танковая бригада (полковник Е.Е. Духовный) и 54-й гвардейский минометный полк (майор И.Е. Лавринович).

Первыми в город вошли разведчики 412-й отдельной разведроты 344-й дивизии. В ночь с 27 на 28 сентября они переправились через Вихру, обходным маневром незаметно подобрались к немецким укреплениям с тыла и завязали огневой бой. Одновременно с ними, как вспоминал командир дивизиона 913-го артиллерийского полка И.П. Ченский, бойцы 1156-го стрелкового полка майора Баскакова при поддержке 913-го артполка открыли огонь из всех стволов и с трех сторон ворвались в город. Наступление было настолько неожиданным для немцев, что они не смогли оказать сопротивления. В панике враг начал отступать. В бою за город были захвачены штабные документы противника, ордена и медали, привезенные накануне для вручения немецким солдатам и офицерам. По утверждению И.П.Ченского, «...командование дивизии направило представление в вышестоящий штаб, чтобы за этот подвиг 1156-му стрелковому полку и первому дивизиону 913-го артполка присвоили почетное наименование «Мстиславских». Но ввиду того, что мы не являлись отдельными подразделениями, а действовали в составе дивизии, в присвоении званий было отказано».

В освобожденном Мстиславле разместился штаб 49-й армии Западного фронта, а позже – штаб 2-го Белорусского фронта. Настоящий героико-патриотический поступок совершили воспитатели, учителя и воспитанники Пустынского детского дома в Мстиславском районе, который в 1941 году не успел эвакуироваться в тыл. Во время оккупации педагоги П.М. и Г.М.Камышкины, А . А . К а с ь я н о в а , В.Е.Юрченко, рискуя жизнью, спасали детей от голодной смерти. Благо- даря им воспитанники сберегли знамя пионер- ской дружины. По воспоминаниям очевидцев, немцы несколько раз наведывались в детдом, угощали детей сладостями, пытаясь узнать что-нибудь о знамени. Но пионеры, прятавшие его вначале в матрацах, а затем в стене дома, не выдали главный символ организации врагу. В конце сентября 1943 года детдомовцы с красным пионерским знаменем встретили воинов 36-й стрелковой бригады, освободившей Пустынки. В наши дни знамя хранится в Могилевском областном краеведческом музее им. Е. Рома- нова. В районе Кричева немцы создали сильные укрепления по восточному берегу Сожа, который и без того был крутым и обрывистым.

Отсюда противник поливал пулеметным огнемподошедшие подразделения Красной Армии, вел артиллерийский и минометный обстрел. На помощь войсковым разведчикам пришли местные жители, которые показали неглубокие и безопасные места переправ.

В ночь с 29 на 30 сентября под проливным дождем подразделения 369-й (генерал-майор И.В.Хазов) стрелковой дивизии 50-й армии, 212-й (полковник А.П.Мальцев) и 385-й (полковник М.Ф.Супрунов) стрелковых дивизий 10-й армии при поддержке 572-го пушечного артполка (полковник О.Е.Савин) форсировали Сож и завязали бои в городе. В журнале боевых действий штаба 385-й Краснознаменной ордена Суворова II степени стрелковой дивизии за 30 сентября 1943 года говорится: «В 22.00 29.9.43 части дивизии форсировали реку Сож и, сломив сопротивление противника на западном берегу, боем 1268сп овладели [железнодорожной] ст. Кричев... Так как 212 сд была задержана на восточном берегу у Кричева, командир дивизии приказал 1268сп стремительным броском к югу овладеть г. Кричев, 1266сп передвинуться в район ст. Кричев в готовности поддержать действия 1268сп. 1268сп стремительно продвигался к Кричеву, сбил отряд прикрытия противника на северной окраине Кричева и после короткого боя овладел северной частью города.

Противник начал отход из Кричева. К этому времени 212 сд, переправившись через Сож, овладела восточной окраиной города. Совместно с частями 212 сд 1268 сп к 4.00 прошел центральную часть города и к 6.00 окончательно выбил противника из города Кричева…»

Немецкие части после ночного боя в городе под прикрытием сильного артиллерийского и минометного огня отступили в западном направлении. При отступлении они взорвали два моста через Сож (железобетонный и деревянный), сожгли и взорвали большинство каменных зданий в центре города, от пожара и разграбления пострадали дома гражданского населения.

Как следует из оперативной сводки за 30 сентября, «в боях за город Кричев противник потерял убитыми свыше 1200 солдат и офицеров. Захвачены железнодорожные составы, военные склады противника и много вооружения. Севернее Кричева наши войска выбили немцев из Лобковичей и ряда других сильно укрепленных населенных пунктов. Всего за день боев было освобождено от немецко-фашистских захватчиков свыше 170 населенных пунктов. Захвачено у немцев 28 орудий, 2 крупных склада боеприпасов и склад с продовольствием. Взяты пленные».

Так Кричев стал первым белорусским городом, почетное наименование которого было присвоено частям и соединениям Красной Армии. Командирам 385-й стрелковой дивизии Супрунову Митрофану Федоровичу и 572-го пушечного артполка Савину Олегу Евгеньевичу в послевоенные годы присвоено звание «Почетный гражданин г. Кричева».

Население Могилевщины восторженно встречало освободителей. Слезы радости были на лицах стариков, женщин, детей. Каждый готов был помочь воинам, чем мог, поделиться с красноармейцами последним. Многие колхозники вскрывали ямы, где они прятали от оккупантов хлеб, и передавали его частям Красной Армии. Жители указывали воинам наиболее удобные и безопасные пути продвижения вперед, помогали преодолевать водные преграды и труднопроходимые участки местности.

В деревне Анютино Чериковского района к начальнику политотдела 38-го стрелкового корпуса 10-й армии полковнику М.И.Петрову пришел местный житель Д.Н.Тяпин и четко, по-военному доложил: «Товарищ полковник, солдат старой русской армии 8-й роты 301-го Бобруйского пехотного полка Дмитрий Тяпин во время немецкой оккупации сохранил воинкое знамя!» И рассказал, как это было. 6 августа 1941 года три советских офицера у д.Анютино пытались переправиться через Сож, но в бою с немцами все трое были убиты. Ночью Дмитрий Тяпин, рискуя жизнью, подобрал тела погибших и перенес на кладбище. У одного из убитых в вещевом мешке оказалось знамя воинской части. Д.Тяпин похоронил погибших и пометил это место. Теперь он готов был показать место, где покоился прах воинов. Начальник политотдела с группой красноармейцев тотчас же отправились на кладбище и раскопали могилу. Действительно, в еще сохранившемся вещевом мешке лежало Красное знамя 24-й стрелковой Самаро-Ульяновской Железной дивизии.

Тут же, на кладбище, состоялся митинг местных жителей и воинов корпуса, во время которого были торжественно перезахоронены останки воинов, погибших в тяжелые дни 1941 года. Скоро о патриотическом поступке старого солдата Дмитрия Тяпина стало известно всему Западному фронту. В приказе заместителя народного комиссара обороны Маршала Советского Союза А.М.Василевского об этом подвиге говорилось: «За сохранение боевого знамени старейшей дивизии Красной Армии патриота советской Родины – гражданина Тяпина навечно зачислить в списки одного из полков двадцать четвертой стрелковой Бердичевской, Самаро-Ульяновской, дважды Крас- нознаменной Железной дивизии и представить к награждению орденом Красного Знамени».

Дмитрий Николаевич Тяпин, колхозник, 1879 года рождения, участник русско-японской (1904 – 1905 гг.) и Первой мировой войн. Кавалер трех Георгиевских орденов (крестов). За сохранение боевого знамени дивизии награжден орденом Красного Знамени и навеки зачислен в списки 1-й роты 207-го стрелкового полка Железной дивизии как «Почетный красноармеец».

В то же время узнали и фамилию одного из погибших офицеров дивизии. Им оказался Александр Васильевич Барбашов, старший политрук, 1909 года рождения. Участвовал в боях на Карельском перешейке, был награжден орденом Красного Знамени. По номеру ордена удалось установить, что это был один из трех офицеров, погибших при спасении знамени дивизии. В связи с 25-летием Победы посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Красная Армия, освобождая восточные районы Могилевщины, оказывала помощь местному населению. Воинские части открывали медицинские и ветеринарные учреждения. Для питания населения, оставшегося без крова, организовывались специальные пункты, устраивались детские дома для сирот, восстанавливались колхозы.

В конце сентября 1943 года линия фронта подошла к Дрибинскому району. В направлении Дрибина наступала 49-я армия генерал-лейтенанта И.Т. Гришина. По территории района преследовали врага 277-я Рославльская (генерал- майор С.Т.Гладышев), 344-я Рославльская (полковник В.К. Страхов), 352-я (генерал-майор Н.М.Стриженко) стрелковые дивизии 49-й и 70-я (полковник М.М. Колесников) стрелковая дивизия 33-й армий.…

850-й стрелковый полк 277-й дивизии, не отрываясь от противника, освободил деревни Дроздовка, Халипы, Полоски и 1 октября вышел на Проню к юго-западу от Дрибина. Сдерживая порыв наступления наших воинов с окраины города, немцы при поддержке танков перешли в контратаку на позиции 1-го батальона капиnана Космачева. Завязался упорный бой, перешедший в рукопашную схватку. Противник не выдержал удара наших бойцов и отступил обратно в город. В 3 часа ночи 2 октября стрелковые батальоны 850-го полка скрытно приблизились к обороне противника, бойцы забросали переднюю траншею гранатами и с криками «Ура!» начали уничтожать врага. С востока, ведя ружейный огонь, на улицы Дрибина ворвались воины 1162-го стрелкового полка 352-й дивизии. Оказавшись в полуокружении, немцы оставили город и начали быстро отходить за Проню. К утру 2 октября 1943 года Дрибин был освобожден.

Севернее, на рубеже Баево, Ленино, Дрибин по р.Проне, наши войска встретили хорошо организованное сопротивление противника. Попытки прорвать укрепления врага успеха не имели, войска 49-й и 33-й армий вынуждены были занять оборону на достигнутых рубежах. По территории Дрибинского района с севера на юг пролегла линия фронта.

2 октября 1943 года Смоленско-Рославльская наступательная операция, как завершающая часть Смоленской стратегической операции, была закончена. В ходе операции наши войска взломали сильно укрепленную многополосную, глубоко эшелонированную оборону врага и продвинулись на Запад на 200 – 225 км. Красная Армия форсировала Днепр (в верхнем течении) и Сож, выбила противника из междуречья Западной Двины и Днепра, освободила тысячи населенных пунктов и ряд крупных городов. Активные действия войск Западного фронта оказали значительную помощь войскам юго-западного направления, развернувшим с конца августа битву за Днепр (от Лоева Гомельской области до Запорожья), а также войскам Брянского фронта, проводившим Брянскую операцию.

В результате операции наши войска нанесли серьезный урон 3-й танковой, 4-й и 9-й армиям группы армий «Центр». Частям и соединениям Западного и левого крыла Калининского фронтов на начало операции противостояло 850 тысяч солдат вермахта, из которых было разгромлено 5 пехотных, 1 танковая, 1 моторизованная немецкие дивизии и частично разбиты 11 пехотных, 3 танковых и 1 моторизованная дивизии.

Однако темпы прорыва были низки из-за отсутствия сильных вторых эшелонов армий, малой насыщенности соединений танками и гаубичной артиллерией. Стрелковые дивизии насчитывали 3 – 4 тыс. человек при штате 9380. Сказывалась моральная и физическая усталость войск после изнурительных многомесячных боев, отставание тылов, большой недостаток боеприпасов, фуража и других видов снабжения. Советские войска Западного и Калининского фронтов из имевшихся в начале операции 1 252 600 человек потеряли в Смоленской операции 451 466 человек (безвозвратные и санитарные потери).

 

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.