Рус Бел Eng 中文

Ирина Курочкина — о завоеванном олимпийском серебре и собственном секрете успеха

«Если честно, у меня было предчувствие, что на Олимпиаде в Токио все получится. Никаких вещих снов — просто уверенность, что домой вернусь с медалью», — говорит Ирина Курочкина. Интуиция не подвела — из Токио спортсменка прилетела с серебром. В аэропорту нашу команду по борьбе встречали с оркестром и цветами. Раздав сотни автографов, улыбнувшись в десятки объективов и сфотографировавшись с болельщиками, Ира сказала: надо отдохнуть. С того момента прошло чуть больше двух месяцев, и мы встретились, чтобы поговорить о том, как сбываются мечты.

— Твоя жизнь сильно изменилась после Олимпийских игр?

— Стало больше внимания со стороны журналистов, приглашений на разные мероприятия и чествования. В остальном практически ничего не изменилось. Я почти сразу начала тренироваться. Конечно, сейчас у меня не такие интенсивные нагрузки, как были во время подготовки к Играм в Токио, но все равно прихожу в зал каждый день поиграть, постоять в парах с малышами.

— После Токио перед тобой стоял вопрос: продолжать бороться или закончить со спортом?

— Был такой момент. Все же столько лет готовилась к этой Олимпиаде, а после нее стала задумываться: смогу ли еще раз пройти такой путь? Пока склоняюсь к тому, что все же продолжу. После Олимпиады съездила домой, побыла с родными, встретилась со знакомыми и, кажется, отпустило. Тренеры не давят, говорят, что потренируюсь и со временем сама почувствую, чего мне хочется. 

— Еще один год ожидания, добавившийся из-за пандемии, дался тяжело?

— Когда объявили о переносе, был шок. Я же, как, наверное, и все остальные спортсмены, готовилась и думала, что до Игр осталось всего ничего. А потом началась пандемия… Нас очень поддерживали тренеры. Говорили, что этот дополнительный год поможет набраться опыта. Мы были заряжены на работу, не опускали руки. Но понятно, что, когда нет соревнований и спаррингов с новыми партнерами, тренировки надоедают. 

Наставники подошли к делу с фантазией. Когда все было закрыто, мы уехали в деревню. Бегали там, тюки соломы ворочали. Кардинально изменили тренировки, стали больше внимания уделять общефизической подготовке. Все это помогало. 

Потом тоже переболели. Мне повезло: я только немного прочувствовала симптоматику коронавируса. Слегка болела голова, чувствовалась слабость. После было тяжеловато дышать, но потихоньку пришла в форму. 

— Это были для тебя первые Игры в карьере. Волновалась?

— Мандраж был, но со мной рядом находился мой тренер Артур Зайцев. Мы много разговаривали, он поддерживал. Очень благодарна ему и всем, кто помогал готовиться к Олимпийским играм. Когда прилетели в Токио, я была максимально собранной — жесткий режим в тренировках, питании, восстановлении, сне. Настраивалась на то, что вот-вот начнутся соревнования и нужно будет показать все, на что я способна. 
 

В финале мне немного не хватило. К этому времени я уже выложилась эмоционально и физически. Олимпиада — это ведь тот турнир, к которому все подходят в идеальной форме, поэтому со всеми соперницами было нелегко. Даже после полуфинала, когда уже стало понятно, что медаль будет, у меня не было никаких эмоций. 

Уходила с ковра с мыслями о том, что надо поесть, сходить на процедуры, отдохнуть. Но в ночь перед финалом не спала. Моральное напряжение было таким, что меня аж трясло.

— Чего не хватило в финальной схватке с японкой Рисако Каваи?

— Меня самой. Я же представляла, что это за соперница. Несколько лет назад мы были на сборе у японок. У всех очень похожий стиль: выходят, дергают соперниц, атакуют и ждут момента, чтобы подловить на ошибке. Перед финалом пересматривала схватки Каваи… Получилось так, как получилось. Когда отборолась, первое, о чем подумала, — я проиграла. Было немного обидно, искала ответ на вопрос, почему немного не хватило, может, что-то не сделала и так далее… А потом пришло осознание, что я действительно сделала все, что могла. Выше головы прыгнуть не получилось. В этот раз у меня серебро. 

— Чем занялась в первую очередь, когда вернулась?

— Если честно, не хотела возвращаться (смеется). Знала, что нас будут встречать, а я не люблю всю эту шумиху. Когда оказалась дома, мечтала изолироваться от всего и просто выспаться. Но звонков было так много, что приходилось иногда отключать телефон, чтобы отдохнуть. Прошла медосмотр, погостила у сестры, потом поехала к родителям. Даже на отдых не полетела — вообще никуда не хотелось. В тот момент мне нужно было просто побыть одной дома. 

— Кстати, твои родители рассказывали, что у вашей семьи было большое хозяйство и ты вместе с сестрами много помогала им. Какие у тебя воспоминания о детстве?

— Я выросла в Ракушево — обычной деревне. Детство было классным, беззаботным — таким, что я не задумываясь вернулась бы в это время и повторила, если бы была такая возможность. Хозяйство было — поросята, корова, кролики, куры. Нас с детства приучали работать. Например, мы знали, что надо убрать дома, прополоть грядки, собрать что-то, перебрать, покормить животных и так далее. Мне давали какую-то работу, и я старалась сделать ее как можно быстрее, чтобы пойти гулять. Наверное, у всех детей в деревне так было.

Сейчас понимаю: то, что меня приучили к работе в детстве, помогло и в борьбе. Я ведь не выделялась какой-то техникой или особым талантом, но работоспособностью — да. 

Нас родители так воспитывали: хочешь чего-то добиться — работай. Вспоминала об этом и тогда, когда переходила из легкой атлетики в борьбу. 

— Могла ли тогда подумать о том, что впереди у тебя будут Олимпийские игры и медаль?

— Если бы мне сказали, что так будет, я бы посмеялась. Уже после тренеры стали говорить мне, что все получается. А в себя поверила после первого выигранного чемпионата страны. Там победила девочек, которые по уровню были выше. Осознала, что, если буду трудиться, смогу достичь чего-то. Даже сейчас, казалось бы, могу отдыхать, не тренироваться, а все равно каждый день прихожу в зал. 

— Тебя саму как-то изменило звание призера Олимпийских игр?

— Вроде нет — общаюсь со всеми так же, как и раньше, хотя со стороны виднее. Я постоянно опускаю себя на землю. У меня были раньше моменты, когда заносило, поэтому одергиваю себя. Все еще борюсь с сомнениями. Может, меня не хватит на следующий олимпийский цикл? Может, я уже добилась всего, на что способна? Из-за этого расслабиться и в полной мере осознать, что стала призером Олимпиады, пока не получается. Хотя, когда только пришла в борьбу, олимпийская медаль была моей мечтой… Новой пока не придумала. А цель у меня одна — быть счастливой. Все просто. 

СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна