Рус Бел Eng 中文

Как при поддержке государства и стараниями людей развивается Костюковичский район

35 лет назад случилась техногенная катастрофа на Чернобыльской АЭС, оставившая глубокий шрам на теле Беларуси. Беда коснулась многих городов и деревень. Один из наиболее пострадавших от аварии районов — Костюковичский Могилевской области — потерял почти половину населения: его покинуло 15 тысяч человек, 41 деревня опустела. Но благодаря поддержке государства, оптимизму и целеустремленности людей, любящих свою малую родину, этот край возрождается и развивается.

Квадраты комфорта

Строительство жилья, социально значимых объектов, храмов… Это дело его жизни. В строительную отрасль Петр Ермашкевич пришел 40 лет назад — подсобным рабочим. Отслужив в армии, вернулся в Костюковичи, в передвижную механизированную колонну № 260, после аварии на ЧАЭС вместе с коллегами из разных строительных организаций возводил поселки для переселенцев, которых в районе шесть: Селецкое, Муравилье, Новые Самотевичи, Шарейки, Крапивня, Тупичино...

Каменщик, мастер, прораб, заместитель главного инженера, начальник ПМК… Вот его трудовая биография. Вся жизнь отдана родной земле, одному предприятию.

— Я учился в Брестском инженерно-строительном институте, но переехать куда-то из родных Костюковичей и мысли не было, — признается Петр Васильевич. — Это моя родина, отец всю жизнь проработал строителем, и я продолжил его дело.

Благодаря Ермашкевичу и его коллегам их земляки сегодня живут и работают в комфортных условиях. За последние пять лет в Костюковичах построены новый физкультурно-оздоровительный комплекс, автозаправочная станция, Свято-Крестовоздвиженский храм, молодежный микрорайон.

Стараниями местных строителей появились детсад в Славгороде, новая школа на 1020 мест в Кричеве, прокуратура в Черикове, дом в Краснополье. Сейчас в Костюковичах кипит работа на строительстве Дворца культуры, который объединит под одной крышей кинотеатр, школу изобразительных искусств, дом ремесел…

Будет красиво и комфортно, уверен Ермашкевич: люди, живущие в глубинке, за 140 километров от областного центра, не должны чувствовать себя обделенными ни в чем. Человек, душой болеющий за дело, не раз отмеченный спецпремией Могилевского облисполкома за трудовые заслуги, о себе говорить не любит:

— Напишите лучше о нашем коллективе. Знаете, какие люди у нас замечательные. Все 100 с лишним человек!

И начинает перечислять чуть ли не всех поименно… Он прав. То, что ПМК трижды занесена на Республиканскую Доску почета (средний возраст работников 35 лет), пять раз — на областную, заслуга общая. А за работу люди держатся. Неудивительно: достойная зарплата, хороший соцпакет, душевное отношение. Если, к примеру, не хватает специалисту средств на строительство жилья, предприятие добавит. С условием: вернешь через несколько лет, без процентов.

У 23-летнего сироты Максима Раздерина, который работает тут каменщиком, уже есть своя квартира. А главное — уверенность в будущем. Парню, которого поначалу за несерьезное отношение к делу даже выгнать хотели, повезло: Петр Васильевич и бригадир Иван Иванов взялись за его перевоспитание. Теперь Максим — один из лучших специалистов.

Под чернобыльским пеплом

Александр Бардонов в начале 1990-х мог с родителями уехать из Костюковичского района. Его деревню Братьковичи после аварии отселили, семье предложили перебраться в Бобруйск или Минск. Но они остались верны малой родине, выбрали поселок переселенцев Шарейки. Ликвидатор последствий взрыва на ЧАЭС, ныне работающий в горгазе, Александр Васильевич вспоминает события 1986 года:

— Летом меня, 21-летнего, и еще двух студентов-третьекурсников Горецкой сельхоз­академии отправили на практику в Краснопольскую ПМК-88. Оттуда — в Ельню. Два месяца мы копали там колодцы для населения. Это была самая первая деревня, которую захоронили на Краснопольщине. Уровень радиации был — приборы зашкаливали. Но мы об этом узнали позже, а тогда, работая, угрозы не ощущали: радиацию ж не видно и не слышно. Респираторов не носили, вещи не обрабатывали, ели немытые яблоки, ловили рыбу.

Командировка в Ельню сказалась на здоровье Александра. Крепкий парень, увлекавшийся спортом, штангой, в одиночку затаскивавший 50-килограммовый мешок картошки в общагу на 7-й этаж, стал чувствовать сильные головные боли, слабость. Молодой организм выстоял, через полгода хвори отпустили. Но в 1987 году Бардонова, уже четверокурсника, снова отправили в загрязненную зону осушать заболоченные земли.

Впоследствии Бардонов, работая в МЧС, наведывался в чернобыльскую зону:

— Мы тушили пожары в селах-брошенках. Страшное зрелище: горели сразу по 50—60 домов. Однажды приехал в свои Братьковичи, и сердце защемило: черные срубы, выжженная земля — как в войну. До Чернобыля это было большое село: около 300 дворов, швейный цех, несколько магазинов, Дом культуры. В конце 1980-х там построили новую школу, провели водопровод, положили асфальтированную дорогу. Думали, люди смогут тут остаться. А в начале 1990-х, осознав всю серьезность угрозы, их попросили уехать.

Сколько он рентген хватанул, работая в опасной зоне, Бардонов не знает. Уверен в одном:

— Даже если бы осознавал тогда масштабы катастрофы и их последствия, не отказался бы от командировки. Это был мой долг перед Родиной, и я его выполнил.

Сегодня у Александра Васильевича есть квартира в городе, дом, доставшийся в наследство. Они с женой держат кроликов, огород. Младшая сестра Бардонова — Наталья — тоже осталась в Костюковичах. Украшает любимый город — работает озеленителем.

Родом из Самотевичей

В деревне Самотевичи (родина Аркадия Кулешова, здесь есть музей поэта) когда-то были больница, детсад, несколько магазинов, кафе и перспектива стать поселком городского типа. Михаил Горбачев, навестивший ее в 1991 году, восхищался красотой здешних мест. А уже через год деревню, накрытую радиационным облаком, отселили в поселок переселенцев Новые Самотевичи.

Здесь живут и работают трактористами в коммунальном сельскохозяйственном унитарном предприятии «Самотевичи Агро» братья Дюндины — 41-летний Владимир и 39-летний Сергей. Здесь же до пенсии трудились их родители, перебравшиеся в поселок из опаленной Чернобылем Тарасовки.

— Отец всю жизнь пахал на тракторе, Володя с 14 лет с ним в поле ходил, помощником комбайнера, — рассказывают братья. — И к матери-доярке на ферму мы бегали, помогали. Как выросли, решили: оба выберем для себя профессию хлебороба.

В горячую пору жатвы трактористы Дюндины пересаживаются на комбайн. Их семейный экипаж всегда среди лидеров на уборочной. И жены их в «Самотевичи Агро» трудятся: одна — бухгалтером, другая — агрономом.

— После аварии на ЧАЭС нам предложили жилье в Могилеве. Но отец сказал: остаемся дома, — вспоминают братья. — Мы обрадовались. Тут наши корни, тут нам хорошо. Сельхозпредприятие выделило дома с удобствами. У нас достойная зарплата, свое хозяйство, огород, растут дети. Что еще надо для счастья?!

Председателю «Самотевичи Агро» Максиму Понкратенко — 29 лет. В свое время окончивший Московскую сельхозакадемию имени Тимирязева, он тоже не помышлял о жизни ни в столице, ни в областном центре:

— Я из тех, кто так рассуждает: пригодился, где родился. Вырос на окраине Костюковичей, в частном доме, люблю этот край. Да, сельский труд непростой, к тому же наш район пострадал от Чернобыля, потерял треть пашни, самые лучшие, плодородные земли. Но с помощью государства и трудолюбивых земляков он возрождается к жизни.

За последние годы в районе в сельхозоборот ввели около 1700 гектаров земель, в нашем хозяйстве — более 570. Закупается новая техника: недавно приобрели комбайн «Полесье», на котором и трудятся передовики Дюндины, новую сеялку. Нет проблем с кадрами. Главный инженер — молодой специалист, зоотехник — тоже, оба планируют остаться.

Леди из спецназа. Медицинского

Выпускница Гродненского медуниверситета Виолетта Дорошко в Костюковичскую центральную районную больницу прибыла по распределению в 2015 году. В самое сложное отделение. Врачей-реаниматологов называют медицинским спецназом, и, по словам хрупкой красавицы Виолетты, она изначально видела себя здесь, а не в терапии или педиатрии:

— Моя бабушка и мама — медсестры, а мне всегда хотелось быть врачом, работать на передовой — там, где спасают жизни. На выбор профессии повлиял случай. Как-то мы с родителями возвращались на машине из Одессы, и я, 15-летняя, увидела страшную аварию: покореженное авто на обочине, рядом — истекающий кровью мужчина. Скорая еще не прибыла, и первой моей мыслью было: хоть бы доктора успели, спасли. Второй: я обязательно стану реаниматологом.

Сколько жизней она уже спасла, 28-летняя Виолетта не считала. Но прекрасно помнит одного из своих первых сложных пациентов:

— В мое первое дежурство из родильного отделения сообщили: «Угроза жизни новорожденного!» Помню, как летела в родзал, и у меня волосы на голове от переживаний шевелились. Уже на месте взяла себя в руки, спасибо опытной медсестре Елене Серпиковой, поддержала в сложной ситуации, успокоила. И малыш выжил!

Непросто было и морально, и физически, когда началась пандемия. В отделении, рассчитанном на шесть коек, работало три анестезиолога-реаниматолога (сегодня пять), а пациенты, особенно во вторую волну, поступали один за другим. В тяжелом состоянии. Медики переодевались по нескольку раз в день, чтобы из красной зоны, где пациенты на ИВЛ, бегать в чистую — к нековидным больным, которые тоже нуждались в их помощи.

Боевое крещение Дорошко, окончившая вуз с отличием, тоже прошла на отлично. Вспоминает, как они с коллегами радовались каждой победе:

— Когда видишь людей на грани смерти, больше начинаешь ценить жизнь, простые маленькие радости.

В этом году Дорошко номинировали на спецпремию Могилевского облисполкома. Молодому врачу, конечно, приятно. Радуют и хорошие надбавки за работу с инфицированными пациентами, зарплата. Но куда больше, по словам Виолетты, «греет» осознание, что она верно выбрала свой путь:

— Меня, приезжую, уже узнают на улице, в магазине. Люди подходят, благодарят: спасибо за то, что помогли моей жене, брату, отцу, ребенку… Для меня это — самое большое достижение.

Силы медик восстанавливает в бассейне, занимается йогой. Говорит, в небольшом городке ей уютно, ее тепло приняли в коллективе, и она планирует здесь остаться.

Ключи счастья

Он жил в Москве, Питере, работал строителем на газопроводе в Заполярье… На родину, шутит, приезжал повидать родных и потратить большие деньги, заработанные на чужбине. Сегодня Александру Чепелову 40, он слесарь-ремонтник высшего, восьмого разряда железнодорожно-упаковочного цеха Белорусского цементного завода.

Цемзавод в Костюковичах — предприятие градообразующее, тут трудится каждый пятый житель райцентра. Чепелов — лучший по профессии в своей сфере на заводе и в районе.

— Рад, что вернулся на малую родину, — широко улыбается Александр. — Тут встретил свою любовь, родились сыновья. На заводе я уже 15 лет, все устраивает: техоснащенность предприятия, зарплата, коллектив, условия труда. Моя задача — следить за отгрузкой сырья, состоянием локомотивного парка, заниматься его обслуживанием. Профессия мне по душе. Она отнюдь не монотонная, как может показаться. Слесарь ведь не просто ключами гайки закручивает, у нас тут увлекательный процесс: вы когда-нибудь видели, как взвешивают на весах груженые 120-тонные вагоны? Как мониторят погрузку-разгрузку специалисты, сидящие за компьютером? Наш завод как одна большая дружная семья. Мы часто вместе проводим выходные, устраиваем соревнования среди цехов по волейболу, футболу, ездим в бассейн в новый ФОК — по абонементам за счет предприятия.

У супругов Чепеловых в Костюковичах — и квартира, и дом. Последний они благоустраивают: подвели газ, воду, летом планируют поставить баню. У них в хозяйстве 25 курочек, хотят завести перепелок.

— Это земля моих предков, — говорит Александр. — Прадед был крупным землевладельцем в деревне Бороньки, дед — крепкий хозяйственник — в селе Бони за свой счет построил школу, где преподавал математику и немецкий язык. Один из моих сыновей в него — обожает математику.

Генеральный директор цементного завода в Костюковичах Александр Сапсалев рад, что земляки верны малой родине:

— У нас трудится 85 молодых семей, 81 — многодетная, воспитывающая 3—5 детишек. Реализация инвестпроектов по указу Президента о развитии юго-востока Могилевщины позволила создать новые рабочие места. Мы открыли магазин, кондитерский цех, цех по переработке мяса, где выпускаем полуфабрикаты, колбасы, пельмени…

До аварии на ЧАЭС в Костюковичском районе проживало более 34 тысяч человек, теперь — 22,5 тысячи. С начала действия Указа № 235 тут созданы 33 коммерческие организации, зарегистрирован 231 индивидуальный предприниматель, открыто производство топливных брикетов, построена фотоэлектрическая станция, появилось форелевое хозяйство «Высокое»... Активное строительство жилья, в том числе с применением льготного кредитования, развитие бизнеса, значительные вливания в здравоохранение и поддержка сельского хозяйства дали этой земле второе дыхание. И местные за это благодарны. Говорят, когда есть хорошая работа, жилье, развитая инфраструктура, ничего в жизни менять не хочется.

Ольга Кисляк, фото – Андрей Сазонов, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна