RU BY EN 中文

Репортаж о ветеране, который видел оборону Могилева в 1941-м, пережил оккупацию и брал Берлин

Андрей Тимофеевич Андрейчиков - ветеран Великой Отечественной войны. Награжден медалями «За отвагу», «За взятие Берлина» и «За освобождение Праги». Подростком он застал бои за Могилев в 1941 году, оккупацию города. Когда ему еще не исполнилось 18 лет, был призван в армию, служил в пехоте. Прошел войну, а после вернулся в родной Могилев, где живет до сих пор. Его история - в репортаже.

Андрей Тимофеевич встретил нас на пороге своей квартиры при полном параде. Говорит, очень ждал гостей. В августе ему исполнится 96 лет, но, несмотря на возраст, фронтовик не жалуется на здоровье: до сих пор делает зарядку, а раньше катался на велосипеде и даже занимался йогой.

«Родился я в Могилеве. У моих родителей Тимофея Ефимовича и Варвары Яковлевны было пятеро детей. Жили мы в центре Могилева, неподалеку от кинотеатра «Чырвоная зорка». Детство было обычное, как у всех», - начал рассказывать ветеран.

В июне 1941 года Андрею Тимофеевичу было почти 15 лет. «Лето в городе было. Работали магазины, ездили машины, бегали дети. У нас гостил мой двоюродный брат из деревни. 22 июня мы пошли с ним гулять в парк Горького. Там недалеко от смотровой площадки играл оркестр. Настроение у людей хорошее, лето, музыка. И тут на этот помостик, где музыканты были, выскакивает какой-то человек, руками машет, чтобы музыку остановили, - вспоминает ветеран. - Он начал говорить, что война началась, что немецкая армия напала на нашу Родину. Сказал, что у него сестра работала в ночную смену на узле связи, там и услышала это. Люди растерялись, а мы побежали домой».

Мальчишки рассказали все старшим. Отец Тимофей Ефимович сразу не поверил. «Он сам у меня воевал в Первую мировую на Черноморском флоте. Какая война, говорит, у нас же подписан пакт о ненападении! Сказал, что люди что-то напутали, - вспоминает ветеран. - Но уже в полночь все изменилось: по всем новостям, по радио прошло сообщение о вероломном нападении Германии на Советский Союз».

В городе началась суматоха. Скупали продукты длительного хранения, соль, керосин, табак и водку. «Папа-то у меня человек военный, знал, что надо покупать. Первым делом, пошел деньги снимать со сберегательной книжки, а ему сказали, что не дадут ничего - эти деньги пойдут на строительство самолетов и танков, а после войны их вернут. В городе чувствовалось напряжение», - рассказал Андрей Тимофеевич.

Жизнь в Могилеве продолжалась. Андрей Тимофеевич помнит, как милиционеры вели по городу под конвоем каких-то людей. «Идут, а пистолет в руках, а не в кобуре. Мы любопытные, давай узнавать, что да как. Оказалось, это были диверсанты, которые должны были сообщать фашистам, где находятся стратегически важные и военные объекты. Один раз так по центру города вели одного красноармейца: шпион раздобыл нашу форму, но его все равно вычислили, - вспоминает ветеран. - Как-то раз ночью город бомбили, но самолетов было немного. Одна из бомб упала недалеко от нашего дома, в районе реки Дубровенки. Наши отвечали им ракетами».

Как-то в городе пропал свет. «А мой отец же в горсвете работал, был тогда дежурным электриком. Его отправили проверять высоковольтную линию со стороны Шклова. Папа рассказывал потом, что в районе деревни Гаи уже в окопах сидели наши солдаты. А чуть дальше люди копали противотанковые рвы. Отец пошел дальше, ему надо было пройти 10 км до деревни Бушляки, где его должен был ждать электрик из Шклова. Отец туда немного не дошел - его встретил немецкий солдат и развернул, - поделился ветеран. - Представляете, всего 10 км и уже враг там».

Отец ветерана понял, что в ближайшее время в Могилеве начнутся бои, потому принял решение перевезти семью к родственникам в деревню Купелы Могилевского района, а сам остался в городе. «Больше 20 дней Могилев держал оборону. Постоянно грохотало, мы слышали все. Когда все стихло, над городом стоял черный дым. Мама попросила меня сходить в Могилев, проверить, остался ли в живых отец, - рассказал он. - Я и пошел по шоссе Могилев - Шклов в сторону областного центра. В Гаях была страшная картина. Дошел до высоты, где был батальон капитана Владимирова. Там было очень много убитых, и только выделялись темно-синие мундиры наших милиционеров. Чуть дальше люди уже котлован копали для братской могилы. В городе тоже было много убитых, красноармейцев. Дошел до нашего дома. Он не пострадал, а вот от деревянного цирка возле него остался только пепел и зола. Папы дома не было, но соседки сказали, что он в порядке».

Позже вся семья вернулась в уже оккупированный Могилев. «Тяжело это. Знаете, чего хотелось? Кушать. Еды не было, магазины не работают. Это уже потом карточки появились. Время шло, Могилев продолжал жить, но было страшно. Кругом фашисты, которые могли убить просто так. Но мы как-то жили», - рассказал он.

Почти в 18 лет Андрея Тимофеевича призвали в армию. Он попал в пехоту, отправили в Козельск, в запасной полк. «Попали в училище младших командиров, где после обучения присваивали звание сержанта. Отучился и поехал на фронт, - рассказал он. - Я прошел, прополз, пробежал всю Польшу, освобождали Чехию. И так я дошел в 1945 году до Берлина. В марте на окраине города получил серьезное ранение».

«Мы были в окопах. Кто-то в них сидел, кто-то рядом стоял. Из почти разрушенного здания, проломив стену, на нас выскочил танк. Заметил, выстрелил - снаряд упал совсем рядом со мной. Но эти снаряды так сделаны, что веер осколков поднимается снизу вверх - чем дальше стоишь, тем выше будут ранения. Мне попало только в колено, а человек пять, чтобы были позади, там и погибли. Меня сильно оглушило, потерял сознание. Когда пришел в себя, открыл глаза и увидел небо. Начал потихоньку руками шевелить, чувствую, что все на месте. Потом ногами, а в левой - такая боль, все колено раздробило. Но живой! - вспомнил ветеран. - А чуть позже подъехали санитары, увидели меня. Помню там мужчину в белом халате, ему лет 50 было или чуть больше, с усами такой. Он сам из Украины. Подошел ко мне, осмотрел. Сказал, что я счастливый хлопец. И забрали в госпиталь. Пока ехали до госпиталя, заезжали в какую-то деревню. Там стояла тяжелая советская техника. Слышу только команды и то, как выпускают снаряды. Это были мои последние выстрелы войны, которые я услышал уже в Польше».

День Победы Андрей Тимофеевич встретил в глубоком тылу - в военном госпитале в Жешуве в Польше. «Лежим мы, побитые кто где. И тут во дворе как началась пальба! Мы подумали, что это десант немецкий, сейчас нас тут и расстреляют. Но заходит медсестричка и говорит: «Мальчики, Победа! Война закончилась! А во дворе салютуют из того оружия, что у других осталось. Мы победили!» А мы что-то притихли. Каждому надо было время осознать эти важные слова - война кончилась... - задумывается ветеран. - Потом радоваться начали, а кто и плакать. Лежал рядом со мной солдатик, ему одну ногу целиком ампутировали, лежал и плакал: домой-то хотелось на своих двоих... Были среди нас и те, кому попросту некуда было возвращаться: немцы же целые деревни выжигали, у кого-то вся семья погибла. Наверное, в тот момент мы сами осознали, какую высокую цену заплатили за освобождение своей Родины».

После войны Андрей Тимофеевич прослужил еще несколько лет в армии, вернулся в родной город. Работал в горсвете, ремонтировал уличное освещение. Окончил машиностроительный техникум в Могилеве и Московский энергетический институт. С 1966 года по 1993-й работал на «Могилевхимволокне». Андрей Тимофеевич в 24 года женился и всю жизнь провел с супругой Галиной Павловной. Ветеран сегодня - любимый дедушка двух внучек и прадед трех правнуков.

«Я люблю Могилев, люблю свою страну. Когда началась война, каждый понимал, что это его долг - защищать свой дом. Мы пережили страшное военное время, строили жизнь заново после войны. Я хочу вам пожелать - берегите нашу историю. Берегите наш мир и чистое небо над головой. На полях сражений Великой Отечественной войны осталось много молодых ребят - разве мы имеем право забыть о них?» - заключил ветеран.

Анастасия Гузовская, фото Олега Фойницкого, БЕЛТА

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна