Рус Бел Eng 中文

В Бобруйске работает один из старейших педиатров Могилевской области

В медицине эта специальность считается одной из самых сложных. Для 71-летней Лилии Мальковской, заведующей педиатрическим отделением Бобруйской городской детской больницы, лечение детей — дело всей ее жизни.

Детская больница Бобруйска — это три педиатрии и реанимация. В отделении на 40 мест, которое возглавляет Мальковская, поправляют здоровье дошколята от года до шести лет. Ярославу Неверовскому — три с половиной. В больницу попал с простудой. «Хотели именно к Лилии Ивановне, она прекрасный специалист, весь город ее знает», — признается мама мальчика Екатерина.

Дети доктора Лилю, или Вановну, как ее называют самые маленькие, любят, послушно выполняют все предписания.

— Основные заболевания у детей — болезни органов дыхания, желудочно-кишечного тракта, — перечисляет педиатр. — Из-за неправильного питания «помолодели» гастриты, больше стало проблем со зрением, осанкой — дети слишком много проводят времени за компьютером. Объясняем это родителям. А еще толкуем: никогда не надо паниковать. Если в раннем возрасте ребенок часто простужается, это нормально: идет закалка иммунной системы.

Чтобы найти подход к каждому пациенту, надо быть не только толковым специалистом, но и психологом. Новорожденный не подскажет, что болит, а подросток порой с родителями общий язык найти не может. С доктором — получается.

— Лилия Ивановна не только детей лечит. Педиатр — специалист широкого профиля. Поэтому к врачу, которому доверяют, записываются на прием и взрослые, — говорит главврач больницы Павел Каваленок.

«Не изменила бы решения»

Доверяли дочке и родители. Отпустили свою старшую в 11 лет в большой город.

— В нашей деревне Синяны Бешенковичского района не было школы. До соседнего села далеко, вот и отправили меня в Витебск, где я пошла в шестой класс, — вспоминает Лилия Ивановна. — Жила на квартире, сама убирала-стирала-готовила, топила печь. Школу окончила c золотой медалью, в 16 лет поступила в мединститут. Отец — блокадник Ленинграда, после вой­ны ставший председателем колхоза, напутствовал: «Будет в семье свой доктор». Вуз окончила с одной четверкой. На распределении начальник из облздрава Василий Казаков (в будущем — первый министр здравоохранения) спросил: «Поедешь в Бобруйск педиатром?» Я хоть и окончила лечфак (могла быть терапевтом, хирургом) — согласилась. И если бы время повернулось вспять, не изменила бы решения.

Стихи и медицинский юмор

В Бобруйск 22-летняя Лилия приехала с мужем и дочкой. Устроилась в детскую больницу, в 24 стала заведующей педиатрическим отделением:

— Коллеги шутят: работаешь на ставку — жить не на что, на полторы — жить некогда. Я всю жизнь работала на полторы ставки плюс ночные дежурства, лекции и практические занятия в медучилище. Еще 40 лет была председателем профкома: мы выпускали свою газету, организовали художественную самодеятельность.

И детей успела вырастить. Дочь выучилась на медсестру, сын — на ветврача.

— Свой долг пред государством знаю и, дважды бросив все дела, Мальковских Ольгу и Романа в одно число я родила, — декламирует Лилия Ивановна с улыбкой. — Они родились 21 ноября с разницей в 8 лет. Однокурсники, поздравляя, смеялись: «Ты их с логарифмической линейкой высчитывала?» В следующем году будет 50 лет нашему вузовскому выпуску. Надеюсь, встретимся.

Есть протокол, а есть шестое чувство

В бобруйской детской больнице, которую год назад открыли после масштабной реконструкции, отличные условия, современное оборудование.

— А когда сюда пришла, ощущалась нехватка специалистов, не было реанимации — самых тяжелых больных доставляли в городскую инфекционку, — уточняет Мальковская.

Скромничает. В инфекционную больницу в год она отправляла пациентов шесть. Остальных выхаживала сама. А сложных случаев было немало.

— Как-то у двухлетнего мальчонки диагностировали бронхит. Но шестое чувство мне подсказывало: что-то не так с его дыханием. Мы лечим по клиническому протоколу, однако ни один протокол не заменит мышление врача. Подозревая, что ребенок случайно проглотил какой-то предмет, а родители не в курсе, сделала снимок легких. Он ничего не показал. Малыша выписали, но я мысленно все время к нему возвращалась. Раз за разом звонила в Минск пульмонологу — проконсультироваться. Такой я человек: не останавливаюсь на полпути. Гастрофиброскопия не дала результатов. Настояла на бронхоскопии — и в бронхе малыша нашли деревянную пуговицу… Не извлеки ее вовремя, последствия могли быть плачевными.

А недавно такого же маленького пациента, угодившего к Мальковской с бронхитом, она отправила в Минск. Его уже готовили к выписке, но доктор, заподозрив на основании анализов опухоль надпочечника, направила его на УЗИ, затем — на рентген почек, после — на компьютерное обследование забрюшинного пространства. И ее догадки подтвердились…

Мальковской дважды предлагали стать главврачом детской больницы — когда ей было 29 лет и когда исполнилось 55. Отказалась. Говорит, нравится работать с людьми, а не с бумагами. И пациенты ей за это благодарны. Сколько их было, подсчитать несложно. За год через отделение проходит минимум 1 тысяча 600 детей, а через заботливые руки Лилии Ивановны уже почти за полвека — около 80 тысяч.

КСТАТИ

Бобруйская детская больница, рассчитанная на 150 коек, обслуживает более 40 тысяч городских детей, а также пациентов из Бобруйского, Осиповичского, Глусского, Кировского и Кличевского районов. Доктор высшей категории Лилия Мальковская работает здесь с 1972 года. Награждена знаком «Отличник здравоохранения СССР», неоднократно — почетными грамотами горисполкома, облисполкома, Национального собрания Республики Беларусь. Она первая из медиков-бобруйчан, кто был удостоен стипендии Президента.

Ольга Кисляк, фото Андрея Сазонова, СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна