Рус Бел Eng 中文

В словарном запасе людей тогда появилось новое слово «ликвидатор». Сергей Иванов из Чаус и не подозревал, что скоро попадет в их число…

О том, что произошла авария на Чернобыльской АЭС, Сергей Иванов узнал, находясь в мае 1986 года у родственников жены в Минеральных водах. Слухи были тревожными, официальной информации не поступало. Приехав в Чаусы, вернулся к службе. Он тогда работал водителем дежурной части Чаусского районного отдела внутренних дел. Вскоре вся страна узнала о страшной трагедии. В словарном запасе людей появилось новое слово «ликвидатор». Сергей Егорович и не подозревал тогда, что попадет в их число…

Сам он родом из Чаус, с детства мечтал быть милиционером. Во время учебы в средней школе №2 получил водительские права. Юношей в то время обучали в УПК на протяжении двух лет в 9-10 классах, учили вождению легковых и грузовых автомобилей. После окончания школы – служба в военно-морском флоте. Она проходила на Балтике в береговых частях. После демобилизации три года работал водителем, пока не появилось место в Чаусском отделении ГАИ, где Сергей Егорович служил восемь лет, затем работал, как говорят милиционеры, в «дежурке».

Женился, родились сын и дочь. Чернобыль изменил жизнь многих людей. В феврале 1987 года домой к Ивановым приехали коллеги и сообщили, что в течение двух дней главе семейства необходимо собраться в командировку в тридцатикилометровую зону.

У Сергея Егоровича кроме прочих была водительская категория D. В районных отделах внутренних дел Могилевской области нашлись всего два водителя, которые соответствовали необходимым требованиям: Сергей Егорович и его коллега из Кричевского РОВД. Нетрудно догадаться, с какими чувствами провожали его в дорогу жена и дети. Да и у самого ощущения были не из приятных, ведь тогда уже об аварии информации было с избытком, опасность и вред радиации были известны, но свой профессиональный долг необходимо было исполнять.

Местом дислокации участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС была деревня Бабчин Хойникского района Гомельской области, поселили их в здании школы. Местных жителей здесь уже не было, всех отселили из зоны. Сергей Егорович с напарником посменно на автобусе развозили группу курсантов Донецкой школы милиции для патрулирования населенных, а точнее отселенных пунктов. Ребята в дневное время оставались по два человека в каждой деревне, чтобы не допустить появления мародеров и нарушений правопорядка.

Ночью территорию объезжали милиционеры из других районов Могилевщины на автомобилях УАЗ. Каждый раз, подъезжая близко к реактору и видя разрушенный взрывом энергоблок, Сергей Егорович думал о том, как можно преодолеть эту беду, победить невидимого врага, которого не ощущаем? Голову как будто сжимали тиски, боль отступала по мере увеличения дистанции с реактором. Правда, металлический привкус во рту оставался в течение всего месяца, который Сергей Егорович провtл в «зоне». Никаких средств защиты им не выдавали, дозиметров тоже. По приезду принимали душ, меняли свою «робу» на чистую одежду, и всt. Питание было усиленным.

Через месяц на смену донецким курсантам приехали будущие милиционеры из Каунаса, водителей тоже сменили. По возвращению домой дали три дня для медицинского обследования, ежегодная диспансеризация для участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС остается обязательной и в настоящее время. Начальник РОВД тогда пригласил к себе в кабінет и сказал, что Иванов теперь имеет право внеочередного решения жилищного вопроса. Супруги решили строить свой дом. Спустя время родился сын. Сергей Егорович продолжал служить в милиции, ушел на выслугу в звании капитана. После аварии на ЧАЭС прошло уже 36 лет, а он помнит жуткое впечатление от пустых деревень, искореженных очертаний реактора и ощущение беды, которая накрыла людей черным крылом.

Наталья Шкредова, chausynews.by

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна