Рус Бел Eng 中文

В своем заявлении Президент обозначил базовые принципы белорусской политики

Почти четыре часа длилась встреча Президента с парламентариями, членами Конституционной комиссии, представителями органов государственного управления и общественности. Это был вдумчивый, откровенный и глубокий обмен мнениями. Тон разговору задало часовое выступление Александра Лукашенко, которое мы публикуем полностью.

— Уважаемые депутаты Парламента, члены Совета Республики, уважаемые соотечественники и гости!

Как Глава государства считаю своим долгом подробно озвучить перед народом Беларуси, международным сообществом позицию о происходящих вокруг нашей страны процессах. Обозначить направление будущего развития, исходя из складывающейся ситуации. Те заявления, которые сегодня прозвучат, станут базовыми принципами белорусской государственной политики в ближайшей перспективе и обязательны к реализации всеми органами власти и управления.
 

Как мы и прогнозировали, наши недоброжелатели извне, да и внутри страны, изменили методы атаки на государство. Они переступили множество красных линий, перешли границы здравого смысла и человеческой морали. Это уже не информационная война. Это гибридная современная война.

Нужно сделать все, чтобы она не переросла в горячую. Они не могут нам простить ни «тротила», ни «манкуртов», поэтому боятся новых разоблачений в показаниях как беглых, так и внутренних. В ближайшее время мы вам представим, как и всей общественности, все, что они наговорили. В том числе и недавно задержанные.

Именно поэтому они перешли от организации бунтов к этапу удушения.

Идет поиск новых уязвимостей, и это направлено не только на нас. Мы для них полигон, экспериментальная площадка перед броском на Восток. Апробировав у нас, они пойдут туда. Хочу напомнить, что один известный экстремистский канал, который родился на белорусской проблематике, но не на нашей земле, уже вовсю работает против России. Показав тем самым истинную цель западных стратегов.

Сейчас наступило время открыто и публично сорвать маски и откровенно сказать о том, что происходит. Чтобы понять и оценить явления и факты, их надо рассматривать во взаимосвязи и во взаимозависимости. А для этого надо начинать оттуда, ну хотя бы с пандемии и выборов.

Сегодня все страны, большие и малые, выходят на новый, во многом неизвестный этап. Каким будет мир (я уже много раз говорил) потом, завтра, послезавтра — никто не знает. И мы с вами тоже. Современный мир столкнулся с новым вызовом. 

Пандемия не только убивает людей, но и деформирует сознание. Она перекраивает всю систему мироустройства, ломает свалившиеся экономико-логистические связи. Скажу больше, под шумок сильные мира сего ведут передел всех сфер влияния и голоса средних и малых государств никого не интересуют. Вопросы решаются прежде всего за счет благополучия и национальных интересов этих малых и средних народов.

На протяжении двадцатого года на Беларусь оказывалось беспрецедентное давление. Вы этому были свидетели. Ни одна страна в мире не сталкивалась с таким многоплановым, многоуровневым террором. Мир только начинает расхлебывать последствия остановки всего: производств, образования, торговли. Недаром бытует поговорка про то, что нужно видеть дальше собственного носа, смотреть вперед, когда все смотрят под ноги.

В то время как почти весь мир был закрыт, мы смогли обеспечить работу всех важнейших систем и не загнать людей в четыре угла. 

Почему обрушились на Беларусь? Потому что не сделала, как все, не прогнулась и не поддалась стадному инстинкту. Действовала в первую очередь в интересах людей, а не чьих-то глобальных финансовых амбиций. 

Сегодня понятно, что мы оказались правы. Но как это? Какое-то маленькое государство — и оказалось в единственном числе право.

Масштабная тяжелая работа по защите людей продолжается и сегодня. Сейчас на повестке дня вакцинация населения, и это тоже стало возможным благодаря общим усилиям ученых, медиков, активному взаимодействию с россиянами. Очевидно, что на этапе выхода из пандемии западное общество недовольно тем, как происходит этот выход, как их защитили, как распределялись там, на Западе, средства, как идет вакцинация. Словом, как спасают и лечат людей. Именно поэтому для Запада важно показать, что нет лучших примеров, где к людям, к их правам, к здоровью относятся лучше, чем у них. Их позиция сегодня, даже на мелочах, они уже мелочиться начали, об этом ниже поговорим, отвлечь от того, что происходит у них.

Наша позиция по пандемии — это нежелательный опыт для них. Ведь им же придется отвечать перед своими гражданами за локдауны, за заточение людей. Беларусь, тем более экономически живая, им поперек горла. Вот и атакуют.

Войну мировоззрений мы, наверное, выиграли. Приняв самые жесткие меры, мы в зародыше подавили волну неонацизма. Они хотят ревизий именно сейчас. Их ложные убеждения в верховенстве права ничего не стоят на фоне попыток оправдать неонацизм и переписать историю. Но наша сила — в правде. А их, с позволения сказать, правда — в силе.

Белорусы как нация доросли до того, чтоб видеть корни нашего самосознания. Оно растет из Великой Победы, когда наш народ противостоял геноциду. Теперь мы плотно взялись за эту тему и расследуем, ничего не скрывая, представляя народу виновных. Мы не будем больше стыдиться, как это было в период Советского Союза. Мы откроем все, что здесь происходило.

Наши действия по разоблачению преступников могли показаться чрезмерными тем, кто оправдывает их злодеяния. Но это стратегия жизненно важная для страны. Мы что, зря предупреждали об усилении экстремизма? История с попытками государственного переворота, физического устранения высших должностных лиц, изоляции руководства Беларуси — наглядное тому подтверждение.

Посмотрите, какое сегодня идет беспрецедентное давление на страну. Как нас хотят агрессивно проучить, поставить на место, спровоцировать с использованием самых грязных методов и технологий. Вся эскалация со стороны Запада — это их зависть, бессилие и злоба от того, что у них не получилось осуществить в Беларуси вооруженный мятеж и государственный переворот. И не получится. А знаете почему? Не потому, что я или вы, все мы такие крутые или у нас лучшие спецслужбы в мире. Хотя это отчасти и так. А потому, что Беларусь — это сильная и независимая страна особенных, гордых людей с обостренным чувством справедливости.

Много криков о диктатуре. В чем она проявляется? В том, что не допускаем вандализма, надругательства над государственной символикой, разрушения национальных основ и традиций? Государство всегда будет на страже интересов народа, каждого человека. Любая попытка разрушения благополучия людей будет пресекаться. И в ситуации с посольством Латвии, которое в полном составе было выдворено, Беларусь поступила так, как поступает суверенное национальное государство, имеющее на это право.

Если раньше с помощью санкций они пытались нас воспитывать, то теперь, когда у них ничего не вышло, они хотят нас убить. Государственный аппарат привык работать в условиях санкций, а чтобы вбить клин между обществом и государством, сегодня ставка делается на так называемые вторичные санкции.

Конечно, их цель — ухудшение жизни людей. В связи с этим мы будем всячески пытаться защитить своих соотечественников, до каких бы границ ни дошли инициаторы нападения на Беларусь, какие бы новые триггеры ни запускали. Кстати, недавно они новый, и не просто нашли, а искусственно его создали, я имею в виду тему с рейсом Афины — Вильнюс. Тема, набившая уже за короткий промежуток времени у многих оскомину.

На фоне той информационной вакханалии, которая продолжается вокруг ситуации с его аварийной посадкой, считаю необходимым внести ясность. То, что происходит сегодня, переходит все границы здравого смысла и человеческой морали. За двое суток мы получили шквал диких обвинений — от угона самолета до государственного терроризма. 

Причем не дожидаясь итогов расследования инцидента, отвергнув все предложения о международном сотрудничестве. Они требовали от нас международного расследования. Было все на ваших глазах. И когда мы согласились, они быстро сами отказались. Помните, после выборов: «Требуем пересчета голосов». Хорошо. «Нет, это не главное. Требуем новых выборов». Ну что ж, пойдем на новые выборы. «Нет, не надо». И что потребовали в конце? Добровольный отказ от исполнения своих обязанностей Президентом. Добровольный отказ от власти. Узнаете почерк? Точно такой.

Почему они так ставят вопрос? Ну догадайтесь, как говорится, сами с трех раз. А вообще, как мы должны были поступить? Особенно на фоне каскада угроз о минировании наших объектов. Вы живете в Беларуси и знаете: каждый день «минируют» то школы, то университеты, то предприятия. Да и самолеты с IP-адресов в Польше, Литве и Латвии. В каждом случае мы реагировали адекватно полученной информации. Особо отмечу: сигнал о минировании самолета был получен тоже из-за рубежа. Из Швейцарии.

Причем сообщение поступило в Афины, Вильнюс и Минск одновременно. Это не только наш аэропорт, одновременно в аэропорт вылета, аэропорт назначения и к нам. Информация была оперативно доведена до экипажа самолета. Иначе, по международным правилам, быть не могло, потому что в это время самолет пересек границу Республики Беларусь и находился в нашем воздушном пространстве. Мы довели эту информацию до пилота самолета. Мы вынуждены были ее опубликовать. У экипажа было время, чтобы принять решение. 

У нас в воздухе под угрозой находилось 123 пассажира из разных стран и шесть членов экипажа. В районе полетов, к вашему сведению, вы это хорошо знаете, расположена Белорусская атомная станция. Вблизи ее и произошел разворот этого самолета. 

А если бы вдруг? Нам что, мало Чернобыля? Нам нужен еще один? А как бы в такой ситуации реагировали Соединенные Штаты Америки с учетом своего печального опыта?

Я скажу вам больше. Дело не только и не столько в этом истребителе, который был поднят абсолютно по всем правилам. Здесь есть военные люди. Дело еще и в том, о чем мы не говорим, что по моему распоряжению все системы защиты атомной станции, в том числе противовоздушная оборона, были подняты по тревоге, мгновенно переведены в режим полной боевой готовности.

По своим должностным обязанностям я должен был защитить людей. Я думал о безопасности страны… Я не мог допустить, чтобы самолет упал на головы наших людей после того, как, мы ж еще не забыли, эти два парня погибли, уводя самолет от жилых построек. Поэтому не надо меня упрекать. Я действовал законно, защищая своих людей. Так будет и впредь.

Алгоритм действий в таких случаях только один: немедленная посадка самолета и спасение людей. Мы действовали в строгом соответствии с международными авиационными правилам безопасности. Это признают специалисты и эксперты. Но решение принимали не мы. По всем правилам и инструкциям решение принимает командир экипажа. И мы предложили помощь. Командир экипажа, заметьте, четверть часа думал, советовался с хозяевами, мы это знаем, и сотрудниками аэропорта в Вильнюсе. Пусть опубликуют эти данные. Не мы ж их должны публиковать. Он же советовался с хозяином. Пусть, как мы, завтра возьмут и стенограмму этих разговоров опубликуют, это будет очень интересно.

Вы представляете, 15 минут в такой ситуации, даже, может, больше, он советовался. В итоге принял решение, как я уже сказал. За это время самолет ниже Слуцка находился, прилетел до Лиды и за Лидой, уже у границы с Литвой, развернулся и пошел на посадку в Минск. Мы даже не ожидали, что он будет наши предложения принимать. Мы думали, он пойдет уже на посадку в Вильнюсе. И полиция Литвы, заметьте, данный факт признала. Но почему командир экипажа решил посадить самолет в Минске, надо спросить у него и его руководства.

Маневр с разворотом, когда до Вильнюса оставалось около 70 километров, а это с фактически большой высоты самолет должен заходить на посадку, что он и должен был делать. А до Минска — около 200 с разворотом. И все это выглядит по меньшей мере нелогично. Но вообще-то мог полететь и в Варшаву, развернуться, полететь и в Афины, это дело экипажа. Но они приняли решение посадить самолет в Минске. А теперь главный вопрос: почему никто не захотел принять самолет, ни Вильнюс, куда он летел, ни Варшава, ни Львов, когда мы сообщили о заложенной взрывчатке, ни Киев? Почему ныне страждущие и рыдающие не приняли этот самолет? Испугались ответственности или кому-то очень надо было, чтобы он приземлился именно в Минске?

Меня обвиняют в том, что я направил МиГ-29, якобы вынудивший пилотов посадить самолет, — абсолютная ложь! Абсолютная. Истребитель был поднят в соответствии с алгоритмом действий дежурных сил ПВО. Это знают во всем мире. Это не ноу-хау Беларуси. Так делают везде.

В связи с этим алгоритмом в целях безопасности полетов был поднят МиГ-29. Он должен был не допустить, ни в коем случае не допустить отклонения гражданского судна со взрывчаткой. Мы же его так воспринимали, пока не исследовали его. Если вдруг что-то случилось, он должен был передать — ­МиГ-29 — координаты нашим спасателям, вертолетам прежде всего, которые мгновенно должны были прибыть в точку падения самолета — если вдруг… И более того, этот самолет, если нужно, должен был обеспечить связь гражданского самолета с диспетчерами. И если вдруг, не дай бог, что-нибудь случилось и проблемы возникли у пилотов с посадкой самолета, он должен был вывести этот самолет на взлетно-посадочную полосу в аэропорту Минск. Кому это надо объяснять? Причем после того, как экипаж иностранного судна развернул самолет и борт уже приближался к минскому аэропорту, был поднят МиГ-29. Спасибо бы сказали за это. Мы обязаны были так поступить, чтобы обеспечить безопасность как в воздухе, так и, самое главное, на земле. Если бы в США сегодня гражданский самолет отклонился от курса и пошел, как у них там было в сентябре, в закрытую зону? Его бы сбили без всяких разговоров, чтобы предотвратить гибель людей на земле. И они после этого мне начинают предъявлять претензии! Мы делали все, чтобы спасти людей.

На следующий день после инцидента на всеобщее обозрение поминутно и посекундно были представлены схемы полета. Там все ясно и понятно. Кстати, после этого они отказались от так называемого международного расследования. 

В данном случае действия своих военных, подчиненных я оцениваю как суперпрофессиональные, оцениваю на отлично. Они были мной одобрены после личного доклада дежурного пункта управления военно-воздушных сил и противовоздушной обороны.

Далее. Все мероприятия по досмотру самолета и пассажиров проведены максимально корректно и быстро. Как мне доложили, никаких жалоб с их стороны не было. Весь этот процесс у меня был на контроле. Три человека, летевшие в Беларусь через Вильнюс, воспользовались ситуацией и вышли в Минске, чтобы не возвращаться сюда из Литвы. Но и здесь сфабриковали очередной фейк, что это сотрудники КГБ. Я распорядился немедленно найти этих людей, и генерал Тертель к вечеру того дня их представил. Вы их видели. Если кто-то хочет уточнить, подменили мы их или нет, пожалуйста, уточните. Ну я ж прекрасно понимаю, что везде на видеокамерах в Афинах, везде, везде их лица зафиксированы. Документы и паспорта на руках. Подменить невозможно, они это, кстати, не требуют и не подвергают сомнению. Так какие ж они чекисты? Среди них обычные люди: двое наших, один грек. Мы их вам показали.

Да, двое задержанных: экстремист со своей сообщницей. Но пусть теперь его многочисленные западные защитники ответят на вопрос: на какие спецслужбы этот человек работал? Не только он, но и его сообщница. Вы знаете, что это за люди и чем они занимались. Мы вам их показали и их работу в общих чертах. Председатель КГБ будет выступать, думаю, он уже сегодня сможет что-то в общих чертах сказать об этом, поскольку идет следствие. Западные защитники должны ответить на вопрос: кто ему платил за участие в войне на Донбассе? Этого они, наверное, боятся больше всего, поэтому подняли вой. Опыт наемника у него великий. Подонок, который убивал людей на юго-востоке Украины. Эти факты известны не только у нас и в братской России, но и во всем мире. Да он особо это и не скрывал. Собственно, и здесь, в Беларуси, он и его сообщники также собирались устроить бойню и кровавый мятеж. 

Вы должны понимать главную вещь. В самолете находился террорист. О чем знали далеко за пределами нашей страны. Его роль в антибелорусской кампании известна. Согласно законодательству этот человек внесен в список террористов, его организация признана экстремистской. Кому это не известно? И то, что мы его, гражданина Беларуси, а также его сожительницу с нашим видом на жительство задержали в аэропорту — это наше суверенное право.

За свои преступления каждый ответит по закону. Я это не устаю повторять два года. Об этом я предупреждал всех беглых и «протестунов»: мы вас знаем в лицо. Ваша ответственность перед белорусским народом — дело времени. Они хотели убить нас. Ладно нас — мы солдаты, но сколько бы тысяч, сотен тысяч погибло, если бы мы в прошлом году не выстояли!

Поверьте, каким бы ни было давление на нас, с террористами мы будем разговаривать на том же языке, на каком с ними разговаривают во всем мире. 

Это тоже не наше ноу-хау. И еще. Скажу честно и откровенно, вне зависимости от того, была бы или нет в самолете взрывчатка, но, если бы соответствующие службы мне доложили, что на этом борту находится террорист, я незамедлительно бы отдал распоряжение о посадке борта и изъятии мерзавца из самолета. Так поступают везде: и в США, и в Европе, и в Азии. Поковыряйтесь в интернете — и вы найдете сотни тому примеров. За это можете мне претензии предъявить. Только вот я не припомню, чтобы Европа так же возбудилась, как, например, в 2016 году, когда украинские власти вынудили посадить наш самолет, чтобы снять с борта гражданина Армении. И там ведь был целенаправленный умысел: операция спецслужб. Угроза экипажу и пассажирам истребителями-перехватчиками. Мы также вам напомнили это, опубликовав разговор диспетчера с командиром нашего судна.

Еще один информационный бред. После посадки в Минске экипаж и пассажиров якобы длительное время удерживали вооруженные люди. То, что лайнер вылетел только в девятом часу вечера, а не сразу же после досмотра, это вопрос к экипажу и его командиру, который в течение семи часов после досмотра и исследования нашими спецслужбами самолета не хотел улетать из нашего аэропорта. С кем-то постоянно созванивался и советовался. Почему они тянули время? Думайте сами. Может, координировали свои действия бешеные? В итоге нас за то, что мы сделали все, чтобы уберечь от беды 130 человек, и в очередной раз пытались спасти Европу, снова обвинили!

И еще. Не могу обойти этот вопрос, чтобы не было недосказанности. И вопросов у вас и особенно тех, кто сегодня постится в интернете по этому поводу, заявляя о том, что это была операция спецслужб. Как они прямо говорят — КГБ Республики Беларусь, обвиняя меня в этом. Мол, белорусы, спецслужбы провели спецоперацию. Должен сказать: ребята, вы нам просто льстите. Спасибо. Если это операция, то обратите внимание: она прошла без сучка и задоринки. В том смысле, что мы не нарушили соглашения и законы международные, ни одного международного права, мы даже не нарушили ни одной инструкции. Я бы был не против, если уж абсолютно откровенно.

А давайте вместе попробуем ответить на главные вопросы. Кому выгодно такое обострение? Тем более накануне заседания Совета Европейского союза? Ведь не успели шасси «заминированного» самолета коснуться взлетно-посадочной полосы аэропорта Минск, как со стороны коллективного Запада во главе с Вашингтоном посыпались как под копирку написанные категоричные, более того, совершенно абсурдные обвинения. Вы это заметили? До вечера все это высыпали, пока пилот сидел у нас и семь часов не хотел улетать отсюда, созваниваясь с кем-то. И были приняты некие решения по запрету полетов над нашей территорией. Очень быстро для европейской бюрократии.

Вы, депутаты, знаете, что такое принятие решения в Евросоюзе. Годы проходят, не могут элементарное решение принять. Помню случай, четыре тысячи из Африки переплыли Средиземное море, так они (евробюрократы. — Прим. ред.) эти четыре тысячи среди 27 стран Евросоюза делили несколько месяцев, не могли пристроить людей. А тут мгновенно все сделали. Что это, если не спланированная провокация против Беларуси? Некоторые нас пугают: не будут летать над территорией Беларуси. Да господь с вами, мы не Россия, нас можно облететь и с севера, и с юга. Есть маршруты по Балтике, по Черному морю, можно летать этими маршрутами в Москву, Питер, Казань, Токио, Пекин. Куда хотите можете летать. Если устраивает — летайте. Помните расхожее советское выражение «Летайте самолетами «Аэрофлота»? Я добавляю: если вам не выгодна «Белавиа». Да и рычагов у нас таких нет, чтобы заставить вас летать там, где мы хотим. И честно говоря, мы не особенно переживаем. Только не забудьте недавнюю историю, когда в известном регионе, там, где они собираются летать, погибли 300 человек. Кстати, на злобу, и где результаты расследования? Кто угробил 300 человек? Малайзийский, по-моему, «Боинг». Если вам безопасная Беларусь — бельмо, то теперь это ваши проблемы.

И еще. Что касается наших полетов в Европу. Они тоже закрыли для нас возможности летать в Европу. Но у нас их и так почти не было. А если и были, считанные единицы. Я подумал: сейчас хоть экспорт революционных идей будет меньше оттуда. Да, вы вроде сами хотели и турпотоки, и контакты между людьми, а мы им и безвиз, и мигрантов пачками ловили здесь. Отслеживали оружие массового поражения, да мало ли чего. Теперь — забудьте! Сами будете их ловить. А летать мы можем по другим направлениям. Есть Россия, Китай, Индия, другие страны в восточном направлении, южном, северном. Будем летать по нейтральным пространствам Средиземного моря, Балтики, да хоть над Северным полюсом. Нам никто это не запретит.

И возвращаясь к теме рейса. Мы ведь сразу заявили о своей готовности пригласить ­экспертов ­ИКАО, ЕС, ООН, да хоть ­НАТО и кто там еще… Всех, кто сомневается или старательно делает вид, что наши службы работали не в соответствии с международными обязательствами. Но стоять на коленях и оправдываться мы не будем! Потому что не за что. Мы также отдаем себе отчет о том, что объективная информация наших обвинителей их не интересует, им не нужна объективная информация. Они запустили маховик!

У нас только один вопрос к западным политикам. Вы это экспромтом делали или все готовилось заранее? По-моему, логичный вопрос. И еще. Какие сценарии этого, с позволения сказать, инцидента планировались? Повод для витка агрессии? Для экономического шантажа и давления? Или это, как я уже сказал, должен был быть новый триггер для протестов в Беларуси? А может быть, первое, второе и третье? Скорее всего. И выбранное накануне саммита Евросоюза время — это что, тоже совпадение?

Смею вам заметить, у меня есть неопровержимые доказательства того, что накануне этого саммита по введению санкций не только против России, это был главный вопрос, уже добавили в повестку дня, обсуждать хотели и о Беларуси. Шел спор: ставить в повестку дня, не ставить… Почему? Потому что не было единства. Потому что в Евросоюзе, к счастью, пусть немного, но есть здравомыслящие люди, понимающие, что происходит. И они не могли договориться о введении против нас санкций. У меня есть абсолютно точные, достоверные документы, документально подтвержденная информация о политике, прежде всего оголтелой, Литвы, Латвии и Польши. Они торпедировали все страны Европейского союза и требовали введения санкций против нас. 

Идет неприкрытое оголтелое давление для того, чтобы убедить свой народ, чтобы укрепиться нынешней власти, потому что там полный бардак и та власть вообще не власть в Польше. Надо же зарекомендовать себя, взялись за Беларусь. Так вот: одни говорят одно, другие — другое. Вот такая политика.

И последнее, что я хотел в этом плане сказать. Если все- таки вы готовите очередной пакет санкций, то не забудьте компенсировать затраты, которые понесла белорусская сторона за время расследования инцидента: МЧС, Минздрав, саперы, кинологи, антитеррор и другие службы, которые были подняты по моей команде. Ведь они были задействованы в соответствии с международными правилами и нашими законами. Надо за это заплатить.

Вывод можно сделать один: всему миру понятно, что против нас развязана, повторяю, многоплановая, многоуровневая гибридная война. Цель ясна. Кому выгодно демонизировать Беларусь, мы тоже знаем. Я хочу, чтобы вы слышали и понимали: мы небольшая страна, но мы ответим адекватно. 

В мире есть подобные примеры. А прежде чем делать резкие необдуманные движения, вспомните, что Беларусь — это центр Европы. Самый настоящий центр. И если здесь что-то вспыхнет — это очередная война. Мировая война. Предыдущая, кстати, кто не забыл историю, тоже начиналась отсюда. 

В этой войне, если хотите знать мое мнение, мы не рассчитываем на победу. Если мы останемся в одиночку (а мы никогда не будем в одиночку, вы понимаете), но даже если в одиночку, наша цель, мы открыто об этом говорили, — нанести неприемлемый ущерб противнику. Это у нас записано в военных документах — концепция безопасности, законы и так далее.

Поэтому прежде чем бряцать оружием у наших границ (министр обороны сегодня вам доложит последнюю информацию), надо подумать. Разумные люди понимают происходящее, а тех, кто стоит за провокацией, просто спрошу: неужели вы не осознаете, какими катастрофическими последствиями это грозит и для вас тоже? Отдаете ли вы себе отчет, своим действиям? Ведь знаете, что справедливость на нашей стороне. И отвечать все равно придется. Остановитесь!

Откровенно скажу, нас ждут непростые времена. На любые санкции, нападки и провокации мы будем реагировать жестко. Не потому, что мы хотим устроить драку в центре континента. Мы этого не хотим, мы этого наелись. А потому, что вы там, на Западе, не оставляете нам другого выбора. Вас надо остановить сегодня, потому что завтра может быть поздно. И об этом должны думать не только мы. И это задача не только Беларуси. От белорусов требуется одно: правильное понимание ситуации и единство в обществе. Всякие санкции, временные трудности — мы с ними справимся, как это было до сих пор.

Правда, нам предлагают три миллиарда за «перемены»? Эти три миллиарда пылятся где-то на полке уже десять лет. Все нам обещают. Это лишь треть стоимости, к примеру, нашей атомной станции. Всего лишь треть. Что они потребуют взамен? Требуют реформы для уничтожения белорусской экономики. Три миллиарда за реформу — звучит красиво. Но суть реформ вы знаете. Не мне вам, депутатам и нашему экспертному сообществу, политикам и приглашенным дипломатам, это объяснять. В итоге мы получим разграбление страны, которая станет нищей за сутки. Примеры надо? На юг посмотрите. Все говорят: вот будет как в Украине. Родные мои, не будет как в Украине. Украина — богатейшая страна, и богатство ее вы знаете. И во что ее превратили, вы тоже видите. Как я сказал, за примерами ходить далеко не надо. Те же миллионы украинцев стоят на западной границе, вымаливая кусок хлеба. Трудолюбивейший народ, я это знаю лично по своей военной службе. И после службы в погранвойсках я очень много имел знакомых людей, а Украину я проехал вдоль и поперек. А местные олигархи Украины, пока нищие стоят с протянутой рукой, и не только пенсионеры, местные олигархи тем временем по заказу западных компаний выво­зят эшелонами украинский чернозем. Совсем как в Первую и Вторую мировые войны.

А нам надо сплотиться и выстоять, идти своим путем туда, где нас ждут. Где наши рынки сбыта, где нам будет комфортно, где для нас открыты двери. Мы наметили меры. Они будут связаны с развитием. Все совсем неплохо. Честно скажу, даже неожиданно неплохо на сегодняшний день на внешнеэкономическом векторе. По сути дела, не хочет Запад быть нашим соседом — не надо. Мы санкции компенсируем нашими активными действиями на других направлениях, на других рынках. Заменим неумолимо стареющую Европу стремительно растущей Азией. Психологически наше общество готово стать частью новой Евразии, ее форпостом.

За прошлый год взаимоотношения Запад — Восток оказались в низшей точке, и мы испытываем в связи с этим высокое напряжение, которое нагнетается большими странами. Нас стремятся разорвать и перетянуть. Но важно устоять и тем самым стать сильнее.

Я не раз говорил: суверенитет и независимость стоят дорого. Помните? Сегодня каждый белорус не на словах, а на деле может ощутить цену нашей независимости на фоне обострения конкуренции в мире. Независимость свою всем без исключения народам бывшего Советского Союза пришлось отстаивать в горячих войнах, в потасовках, мятежах, «цветных революциях».

Только Беларусь осталась нетронутой в этом плане. Попробовали — получили по зубам. Вот такая политика должна быть и впредь. Мы должны сохранить свою страну и передать ее своим детям в нормальном состоянии. Мы не можем передавать проблемы детям и внукам. Мы их должны решить, потому что время выбрало нас.

Мы оказались на передовой новой не холодной, уже ледяной войны. И выстоять может только то государство, которое само не поддастся гибридному давлению. Наша сильная сторона — искренность, честность и порядочность. Но это же и наша уязвимость, которую они используют в своих интересах.

Но обращаюсь ко всему мировому сообществу: нет смысла шатать Беларусь! Мы уже давно оправились от всех шоков, стараемся развиваться, приобрели иммунитет от потрясений. Улица уже невозможна, потому что люди поняли ее суть. Наше сознание только укрепилось в последнее время. Чувство собственного достоинства белорусского народа не позволит террористам-экстремистам манипулировать нами.

Они недооценивают, что параллельно с этапами «цветной революции» мы проходим этапы взросления общества. Слушайте, да каких «цветных революций»? Формируя сегодняшнее выступление, я так понял, что люди просто не читали философские труды наших великих деятелей. В том числе и создателя первого советского социалистического государства. Он очень четко говорил о революции: что такое революция, когда она возможна. При обнищании, нужде и бедствиях угнетенного класса. Читай, нормального человека. Если выше обычного нужда и бедствия — это первый признак революции. И самый главный, многие вспомнят, — когда низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять по-старому. У нас что, эти коренные признаки были революции? Не было. 

Но самое главное, рево­люционеры-то где? Я же вам говорил два года назад перед выборами. Революционеров нет, есть жулики. Жулики, которые сбежали за пределы страны и сегодня выпрашивают, грантососы, как их журналисты наши называют, выпрашивают подаяние на Западе на свое существование. Притом безбедное. Надо, Иван Станиславович (И. С. Тертель, председатель КГБ. — Прим. ред.), показать объекты собственности этого жулья уже за пределами. Да и здесь надо показать. У нас они есть. Мы как-то обсуждали этот вопрос.

Эмоции сегодня улеглись. Люди разобрались в происходящем. Появились патриотические организации. Они и были, проснулись, можно сказать. Зубастые по-настоящему средства массовой информации и журналисты. И притом начали работать не только на государственном телевидении, но и в интернете. И работать успешно. Дай бог не перехвалить.

Для всех прояснилась государственная позиция. Выступили вперед национальные ценности, которые затем закрепились в законодательстве. Появилась принципиальность позиции нашего народа по ряду вопросов. Затянулись бреши безопасности. Усилилась защищенность тех категорий лиц, от которых зависят наши стабильность и развитие. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Экономика восстанавливается, премьер об этом скажет. Растут реальные доходы населения, зарплата, пенсии. Не так быстро, как нам хотелось бы, но иначе и быть не могло после ошалевших в мире людей в связи с этой так называемой пандемией. Но запомните, жить впроголодь, как это было в 90-е, мы никогда не будем.

Вместе с тем хочу предостеречь от самоуспокоенности и самолюбования. Сегодня мы должны бежать еще быстрее, мобилизоваться по максимуму. Кое-кто говорит о запросе на некое новое государство. Никто не запрещает, никто не закрывает эти запросы, но позвольте спросить: а с чем не справилось наше государство? Годами выстроенная система государственной власти и управления. Все ее элементы выдержали мощный стресс-тест последних полутора лет. Государственное здравоохранение обеспечило масштабную медицинскую помощь, в период пандемии граждане не почувствовали недостатка в средствах, медикаментах, койках. Отечественное образование в очередной раз подтвердило свой уровень в период международного кризиса. Наши специалисты как никогда востребованы, и не только внутри страны. Бесперебойно работают все службы жизнеобеспечения. Расширяются торговые сети, постоянно повышается качество услуг. Мы ремонтируем дороги, строим дома, благо­устраиваем города и населенные пункты.

Послушайте, может быть, не так, как хотелось бы. Но мы это делаем. Объективно больше не можем, вы знаете почему. При этом мы понимаем, что ставки растут и оппоненты не откажутся от новых, еще более радикальных методов.

Власть реагирует и в дальнейшем будет быстро и жестко реагировать на возникающие вызовы, даже если кому-то это не нравится. Государство при любой чрезвычайной ситуации сможет обеспечить безопасность для жизни и благополучия людей. Страна должна уметь себя защищать и формировать свою повестку дня. Не важно, кто у власти — Лукашенко или кто-то другой, — они будут нас давить. Их цель — белорусский народ, который они хотят уничтожить, растворить, чтобы затем перейти к удушению своего давнего заклятого врага — русского человека, россиянина.

Слушайте, новое что-то? Нет. Формы изменились. Мир изменился, поменялись формы. Формы неоколониализма и того же стремления устроить здесь геноцид. Как было 80 лет тому назад, на злобу.

Возвращение белорусского общества в прежнее довыборное состояние уже невозможно. Как показывают события последних двух дней, спокойно нам жить не дадут. Будут провоцировать и обвинять, требовать, наклонять, ломать. Но нам надо выстоять.

Для Беларуси сейчас особенно важно единство граждан. Мы не можем допустить раскола в обществе по любому признаку: национальному, религиозному, другому. При этом на управленческом уровне необходимо расширять возможности для самореализации патриотически настроенных, активных граждан. Делать их соработниками государства.

Тем более в ментальной памяти белорусского народа есть понятие «талакi» и опыт совместного добровольного труда и взаимопомощи. Государственный аппарат в этих условиях должен работать как никогда слаженно и наступательно, реализуя те задачи, которые мы для себя определили на VI Всебелорусском народном собрании.

Но должна быть гибкость. Мы видим, как порой молниеносно может измениться обстановка. Нам надо уметь реагировать на любые изменения, но так, чтобы не сбиться с основного курса. Должен быть объективный анализ обстановки и прогноз ее развития на несколько шагов вперед. Хотя бы на несколько. И действовать будем в тех условиях, которые складываются, без паники и нытья. Вся эта острота, которая сегодня вокруг нас, через две недели забудется. Соорудят новую. Создадут новую обстановку и ситуацию. И начнут поститься на ней, вылавливая оттуда свои интересы, а если даже не интересы, то рейтинговые очки, как у них говорится. 

Работа на местах с обществом — важнейшее направление деятельности депутатов всех уровней. За каждым из вас стоят десятки тысяч граждан. Задача депутата — чувствовать их запросы, настроения, учитывать их предложения, в разрабатываемых законах при необходимости проявлять законодательную инициативу, исходя из видения актуальных задач и запросов общества.

И самое главное сегодня, уважаемые депутаты, сенаторы, вы должны стать рупором независимого, суверенного и цивилизованного государства. Людям надо нести правду. Правду в массы, как когда-то это говорили.

Правительству следует дать самый эффективный ответ на санкции. Прежде всего защитить наших граждан от потрясений и не допустить ухудшения социальных благ. Я тут не призываю к тому, чтобы мы сейчас закрыли границы, начали бомбить, молотить все подряд. Нет. Мы должны все просчитывать. Даже богатые страны себя так не ведут. Посмотрите на Китай, даже на те же Соединенные Штаты Америки, они отвечают, но чтобы не было вреда для них в том числе, если они это делают, — Америка, Китай и так далее. Точно так и мы будем поступать.

Слушайте, мы ж белорусы, неглупые люди. Но молчать и стоять на коленях не будем. Маневрируйте силами и средствами. Меняйте направления и приоритеты. Но в целом экономика просесть не должна. Особое внимание — сохранению уровня жизни населения, выполнению социально значимых программ. И борьба с теми, кто сегодня хочет нагреть руки на проблемах. Это касается и ценообразования, и собственности, и так далее и тому подобное. Надо продолжать борьбу с собственным жульем.

Национальный банк должен выработать меры, чтобы потоком не уходили денежные средства, валютные средства, с таким трудом заработанные. Вы посмотрите, с этими тутбаевцами. Слушайте, это вообще поразительное. Я не говорю, что там с собачьим кормом они перемешали эту валюту. Но свободно выво­зят валюту за пределы. Так где Национальный банк? Где Комитет государственного контроля, другие структуры?

Новая Конституция. Продолжает работу Конституционная комиссия, учитывая все конструктивные предложения диалоговых площадок, общественных объединений, трудовых и учебных коллективов граждан.

Вы знаете, что недавно я встречался с руководством Парламента и председателем Конституционной комиссии, мы обсуждали проблемы, которые нужно сегодня решать Конституционной комиссии. Мы разрулили все вопросы.

Я внимательно слежу за работой Конституционной комиссии.

Референдум по новой Конституции пройдет на высочайшем уровне: открыто, демократично, чтобы не к чему было даже подкопаться. В этом залог легитимности будущей Конституции, по которой будет жить следующее поколение, а может быть, и не одно.

Выходим на обновленную избирательную систему. Мы ее подредактируем, но не так, как некоторые: ай-я-яй, у нас плохо, у нас плохая система. Ермошина (Председатель ЦИК. — Прим. ред.) недавно сказала: если бы она плохая была, она бы два десятка лет не выдержала. Поэтому, исходя из опыта нашей избирательной системы, надо шлифануть, но таким образом, чтобы это было для наших людей, для нашей страны. Не надо подстраиваться под всякие венецианские и прочие комиссии. Кстати, если они нам что-то порекомендуют толковое, ну господь с ними, надо брать. Мы же умные люди. Еще раз повторяю: видеть в любом процессе надо свой народ. 

Нам надо вдохнуть жизнь в регионы. Без сильных регионов невозможно построить сильную страну. Но я уже упрекнул недавно губернаторов. Начинайте шевелиться в два раза быстрее. Дисциплина и еще раз дисциплина. Мы недавно с вами встречались, когда я вас предупредил: будет в начале мая неделя погожих дней, когда надо работать день и ночь, чтобы закончить посевную. Но мы до сих пор три-четыре процента еще не посеяли. И все будут ссылаться, особенно витебчане, на то, что в поле не влезть. А я ж вас предупреждал: ночью работать. Ночью сеять. Вы это не сделали. Так вот запомните, давление на вас будет только усиливаться. Только по вопросам вашей ответственности.

Хотел обратиться к белорусам. К вам, прежде всего, белорусам. Ориентируйтесь на здравый смысл. Просто отключитесь на время от негатива, который несут социальные сети, телеграм-каналы. Посмотрите вокруг, оцените все, что вокруг, своим умом.

Сила нашего народа — в мудрости, а мудрость — в опыте. Нет испытаний, которые нам не под силу преодолеть. Белорусы в этом убеждались на протяжении веков. И наше время, поверьте, тоже войдет в историю как переломный, судьбоносный период, пройдя который, я в этом абсолютно уверен, мы сохраним страну.

Это время выбрало нас. И нам от него никуда не деться.

Благодарю вас.

СБ, фото БЕЛТА

 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна