Рус Бел Eng 中文

Фронтовик из Могилева – о сражении за Данциг, дне Победы и свадьбе, которую сыграли с женой дважды

Правда жизни подполковника Пустынцева

Могилевчанин Алексей Пустынцев родился в России, но большую часть жизни прожил в Беларуси. В свои девяносто пять он легко поднимается по лестнице и каждое утро делает гимнастику. Держать форму помогают фронтовая закалка, самодисциплина и йога. Спорт дает силы и на то, чтобы каждое 9 Мая лично шагать в праздничной колонне по родному городу. В этом году на 75-летие Великой Победы фронтовика пригласили в Москву, так что в главный день своей жизни он планирует пройти по Красной площади.

Дан приказ ему на Запад

Первое, что бросается в глаза в просторной гостиной, — множество фотографий на стенах и полках: дети, внуки, правнуки. Большая семья для хозяина — главная опора в жизни. Как и он для семьи. Любимой жены Раисы Владимировны, с которой больше шести десятков лет делили радости и горести, недавно не стало. Но родные дедушку и прадедушку в одиночестве надолго не оставляют: звонят, приезжают в гости.

Мы листаем страницы семейных альбомов, где фотографии исключительно мирного времени. В вой­ну, признался ветеран, было не до съемок, но все события отпечатались в памяти. А началась Великая Отечественная для парнишки с Дальнего Востока с призыва на фронт старших братьев.

— Всего из нашей многодетной семьи воевать ушли пятеро из восьми детей. Моя очередь наступила в сорок третьем, — уточнил Алексей Николаевич.

Азы военной науки новобранец Пустынцев постигал в 178-м стрелковом полку с охраны дальневосточных рубежей Советского Союза. Потом совершил марш-бросок к границе, у которой активизировались воинские подразделения тогдашнего союзника Германии — Японии.

— Передвигались только ночью, с автоматчиками во главе походной колонны, — вспоминает ветеран. — За сутки проходили десятки километров. Уставали так, что даже спали на ходу — держась друг за друга.

Спустя несколько месяцев молодого бойца перебросили на запад. У красноармейца Пустынцева была возможность попасть в пехотное военное училище, но он рвался на фронт. Бороться с врагом, покончить с войной — вот что считал самым важным на тот момент. Так оказался в только что освобожденных белорусских Осиповичах.

Мгновения победной весны

— На этой станции материально-техническими средствами, а также личным составом тогда пополнялся прибывший с фронта 126-й тяжелотанковый самоходный краснознаменный ордена Суворова полк. Меня назначили заряжающим одной из тяжелых бронированных машин марки ИС-2, то есть «Иосиф Сталин», — по-военному четко отчитался ветеран.

Боевое крещение молодой танкист принял в Польше. В боях был контужен, но в госпитале надолго оставаться опять-таки не захотел — не время, ведь с врагом еще не покончено. Одним из памятных и кровопролитных для него стало сражение за Данциг (теперь Гданьск). «За взятие города получил Благодарность от Сталина», — бережно достает пожелтевший документ Алексей Пустынцев. Дорожит им, признался, не меньше, чем медалью «За победу над Германией» или орденом Великой Отечественной войны II степени. Когда заняли Данциг, вспоминает, вместе с товарищами закатили пир, с сыром и медом, который старшина раздобыл на весь экипаж машины боевой.

Другой памятный этап — форсирование Одера.

— Участок был сложным: река разделялась на два рукава. Мосты полностью разрушены. Наши саперы проложили понтонный и, чтобы сооружение не было заметно с воздуха, держали мост в подтопленном состоянии, — вспоминает фронтовик.

Переправляться на другой берег пришлось под огнем противника. Вражеская оборона трещала по швам. В какой-то момент сверху полетели листовки. «Стало белым-бело, будто снег пошел», — поделился впечатлениями ветеран. Для интереса, признался, прочли вражеские послания. Фашисты пытались убедить красноармейцев… перейти на сторону вермахта! «Не знаю, на кого была рассчитана эта пропаганда. Но даже представить, что кто-то из советских воинов смог бы на нее купиться, нереально», — подчеркнул Алексей Николаевич.

Под Берлином встретились с союзниками — американцами. В лесу неподалеку от немецкой столицы застал и День Победы:

— Полк к этому моменту еще был в боевой готовности, мы не уходили с позиций, спали на брезенте возле танков. В то, что война закончилась, сразу даже не верилось — так долго ждали этого момента, преодолевая все трудности, к нему шли, — признался фронтовик.

Пустынцев рассказал, что на фронте его всегда согревали письма от родных, особенно от мамы Февроньи Трофимовны: «Кто знает, быть может, благодаря ее молитвам и я, и три моих брата, и сестра Вера остались живы».

Две свадьбы младшего лейтенанта

В Германии младший сержант Пустынцев служил еще три года после войны. Потом продолжил службу на Витебщине, где получил свое первое офицерское звание — младший лейтенант. И познакомился со своей большой любовью, девушкой Раисой. Алексей Николаевич не скрывает, что намерения у него были самые серьезные:

— Встречались два года. Свадьбу сыграли дважды: сначала — в Лепеле, затем — у родителей жены. А к моим родным в Хабаровский край отправились знакомиться уже вместе со старшей дочерью Тамарой.

Совершенствовать себя в профес­сио­нальном плане Пустынцев не переставал никогда. В 1964 году закончил Военную академию в Ленинграде и получил новое назначение — в ракетные войска. «Дислоцировались, — рассказал, — в Житковичах, а испытания проходили в Казахстане». Алексей Николаевич уверен, что и сегодня справился бы с поставленными задачами: как и полвека назад, смог бы запустить ракету.

В запас вышел в 1968-м. И вместе с семьей на постоянное место жительства перебрался в Могилев. Его ответственность и преданность делу на производстве тоже пригодились: вклад Алексея Пустынцева в развитие промышленных предприятий города отмечен множеством почетных грамот и благодарностей.

СБ

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна