Рус Бел Eng 中文

В самом молодом райцентре Могилевщины берегут традиции предков и сохраняют аутентичные ремесла

Древний край с молодой душой

Дрибин — райцентр особенный. Самый малонаселенный в стране — здесь проживает всего около 3 тысяч человек. И один из самых молодых — сюда после чернобыльской аварии переселялись жители загрязненных регионов Могилевской и Гомельской областей. На долю этих мест выпало немало испытаний. Например, в ходе войны 1812 года французы во время оккупации разграбили местечко Дрибин. В годы Великой Отечественной здесь же находился лагерь смерти, где от рук гитлеровцев погибло около 2500 человек. В советские годы Дрибину не везло и с административным статусом. Район трижды образовывали и трижды упраздняли. При этом в ходе реорганизаций многие предприятия ликвидировались, сворачивалось строительство. Сам райцентр стал городским поселком лишь в 1997 году. Тем не менее прославился этот край еще в конце XVIII века — как родина шаповалов. И по сей день тут живет немало самобытных мастеров, людей, которые трепетно относятся к истории, берегут то, что досталось в наследство, возрождают и сохраняют аутентичные ремесла.

Катрушники за партами

Шаповалами Дрибинщина славилась издавна. В старину местные мастера за тридевять земель валенки валять ходили, в советские времена обували в теплые шкорни ручного производства белорусов и россиян. Уже в наши дни их мастерство получило статус нематериальной историко-культурной ценности Беларуси.

Чтобы нелегкий труд не был предан забвению, язык шаповалов, который они придумали, чтобы таить тонкости ремесла от конкурентов, рассекретили, издали книгу «Катрушнiцкi лемязень». А чтобы не умерло само ремесло, при районном историко-этнографическом музее создали любительское объединение «Шаповал» и детский кружок «Катрушник». В городском поселке празднуют День валенка, проводят фестиваль народного творчества, промыслов и ремесел «Дрибинские торжки». А в 2018-м — тоже при музее — заработала школа шаповалов.

Стеллажи с яркими мотками овечьей шерсти, миниатюрные сувенирные ручной работы валенки и множество войлочных игрушек — плоды творчества начинающих катрушников. Научиться азам шаповальства тут может любой желающий. А их немало. Чему руководитель школы Инна Фонарикова очень рада:

— Наша школа — это не конкретные, привязанные ко времени уроки. Мы даем мастер-классы ежедневно, когда к нам заглядывают ученики — от 7-летних детей до 70—80-летних пенсионеров. Это не только наши земляки. У туристов стало уже традицией посещать музей и брать у нас мастер-классы. Бывая в здешних краях, они без предварительной записи приходят в школу, просят дать им шерсть, иглы для фильцевания, щетки-маты и научить мастерить игрушечные валенки.

Крошечные шкорни начинающие шаповалы мастерят за час-два. Шерсти на них уходит немного — граммов 250. Для примера: на взрослые женские — до 1 килограмма, на мужские — до полутора. Те, кто уже набил руку, делают войлочных зверушек.

Дрибинчанка Светлана Морозова, которая посещает школу не первый год, показывает символ 2020 года по восточному календарю — симпатичную крысу:

— Мне очень нравится это ремесло. Родня живет в Гродненской области, и, когда я к ним еду, всегда везу аутентичные подарки из войлока, сделанные своими руками: бусы, декоративные валенки, панно.

Мастер-классы дает не только Инна Фонарикова, но и научный сотрудник музея Татьяна Черепович, известный шаповал Владимир Осиповский. О катрушницкой школе они мечтали давно. Благодаря проекту «Содействие развитию на местном уровне в Республике Беларусь», финансируемому ЕС и реализуемому Программой развития ООН, появилось и помещение для нее, и «начинка»: столы для занятий, магнитная доска, та же шерсть. Инна Фонарикова уверена — благодаря школе в район потянется еще больше туристов, желающих самостоятельно научиться валять валенки:

— Среди наших «подмастерьев» уже были не только белорусы и россияне, но и поляки, итальянцы...

25 сыночков и дочек

Первый детский дом семейного типа, созданный в Дрибинском районе, в 2020 году отметит 15-летие с момента основания. За это время Ирина и Николай Мясниковы из агрогородка Трилесино вырастили 25 детей, из которых родных всего двое. Ирина Анатольевна вспоминает:

— Я из тех женщин, у которых рано проснулся материнский инстинкт. Первый раз вышла замуж в 19, очень хотела ребенка, но долгих 10 лет не могла забеременеть. Когда это случилось, 9 месяцев пролежала на сохранении. Появилась долгожданная Аннушка. Когда мне было уже 40 лет, во втором браке родила Дашу. Старшая дочь к тому времени выпорхнула из гнезда, сегодня она уже сама многодетная мама — у нее трое детей. А тогда мы остались втроем: я, муж Коля и Дашуля. Помню, смотрела по ТВ передачу о сиротах и расплакалась. Супруг успокоил, мол, столько несчастных малышей в детдомах, хочешь, давай возьмем одного. И дочке будет веселей.

Так они стали приемной семьей. Оформив документы, поехали в дом ребенка в Могилев знакомиться с мальчишкой. А в Трилесино вернулись с твердой мыслью: взять под опеку… троих. Николай Яковлевич рассказывает:

— Мечтали о сыне. А тут к нам сразу столько мальчишек побежало, и каждый хотел верить, что мы за ним пришли… 7-летний Дениска был шебутным, вечно что-то выдумывал, мы его Денисом Кораблевым прозвали. 8-летний Сережа — интеллигентный, вежливый. Его ровесник Сашка — конопатый, «пушистый», чистый цыпленок… Сегодня у Саши двое детей, у Сережи — сын, и Денис женился. Живут они в разных городах, но нас не забывают: звонят, навещают.

Троими пацанами Мясниковы не ограничились. Вскоре решили разбавить семью девчатами. Им подсказали — есть сирота, маму которой убил отец. Ирина Анатольевна поехала к бабушке девочки, та сказала: «В детдом внучку не отдам, а тебе доверю. Но только если заберешь ее вместе с братиком».

Так у Мясниковых появились двое детей. Потом еще и еще… Сегодня супругам, работающим родителями-воспитателями, уже за 60 лет. И в их теплом доме 8 ребятишек. Тема при рождении весил 900 граммов, одна ножка короче другой, тугоухость — сейчас ходит со слуховым аппаратом. У второго, Артема, тоже проблемы со здоровьем. Отстают в развитии Каролина и Андрей. Настя вообще была ребенком-маугли, в 3 года знала лишь 3 слова. Водили ее по врачам, к логопеду, сегодня она неплохо учится, знает итальянский язык… Еще взяли Машу, Ваню и Илью, мама которых родительских прав не лишена, но сильно болеет.

— Мы проблем не боимся, дети ведь ни в чем не виноваты. Да и плохими они не бывают, — уверены Ирина и Николай.

Ребята и дома убирают, и на огороде возятся, и готовят. На своих и чужих Мясниковы детей не делят. Все, чего хотят, чтобы они выросли хорошими людьми и были счастливы. Ради этого живут, работают без выходных, а отпускные тратят на приемных ребятишек, которые занимаются в разных кружках, ездят на оздоровление, у каждого хороший мобильник, ноутбук или компьютер. Их мама Ира мечтает о море: «Я его только по телевизору видела. Но сейчас не до этого. Вот дети вырастут, тогда с мужем и съездим искупнемся».

Все это следует шить

При поддержке ПРООН в Дрибине открылась не только школа шаповалов, но и швейный класс — в обычной школе. Отныне местные ученики на выходе могут получить, кроме аттестата о среднем образовании, и востребованную рабочую специальность.

Необычный класс, где у учеников вместо тетрадей швейные машинки, а вместо ручек — ножницы и нитки, появился неспроста. В маленьком городском поселке крупных градообразующих предприятий нет, зато частное швейное производство испытывало нехватку квалифицированных специалистов. Впрочем, швеи востребованы не только на «Сурожене», в них нуждаются предприятие «Бытуслуги» и швейное производство «Дрибинчанка».

В кабинете «Швейное дело», на закупку оборудования для которого было выделено около 15 тысяч долларов, 9 бытовых, 5 профессиональных производственных швейных машинок, 1 петельная, 1 вышивальная, зигзаг для обработки швов, оверлок, парогенератор, гладильная доска, новая мебель, ноутбук, «плазма». По субботам тут за парты садятся 11 одиннадцатиклассниц, причем не только местных — школьный автобус подвозит девчат из деревень Коровчино, Черневка, Трилесино.

Опытный мастер Олеся Дикевич улыбается:

— Школьницам нравится. Шьют комплекты постельного белья для продленки, нагрудные номера для спортсменов. В будущем хотим мастерить фартуки и колпаки для наших поваров, полотенца для кухни, шторы для актового зала, а еще — постельные комплекты для детсадов и спецодежду для техперсонала.

Среди тех, кто примеряет на себя рабочую профессию, — 16-летняя Ольга Пилютина и 17-летняя Анна Евсейчик:

— Даже если в будущем не станем профессиональными швеями, эти уроки обязательно пригодятся нам в жизни: сможем сами и молнию вшить, и брюки подрубить. А возможно, и эксклюзивные платья себе «сочинить» на выпускной.

10-классникам Вадиму Сидоренко и Роману Шамарову платья ни к чему. Но они… тоже пошли в швейный класс. Вадим признается:

— Нас, десятиклассников, в швейную группу набрали 19 человек. Пока изучаем теорию. Но я уже на швейной машинке строчить пробовал. Это круто. Кстати, моя мама ничуть не удивилась, когда я ей выдал, что пойду учиться на швею. Ведь она сама прекрасно шьет. И старший брат надо мной не подшучивал. Потому что у нас в семье считают, что настоящий мужчина должен уметь все, в том числе и одежду починить.

Первый выпуск швей (им присвоят второй разряд) будет в 2020-м. Но уже сегодня одиннадцатиклассницы могут найти себе подработку на каникулах. Чем некоторые уже воспользовались. Говорят, за 3 дня заработали по 70 рублей.

Вторая родина фермера Ринга

Дрибинщина — край переселенцев. Из загрязненных радиацией районов Могилевской и Гомельской областей сюда перебралась не одна тысяча человек. Среди них Владимир Ринг. Ныне известный фермер, а в прошлом — руководитель совхоза «Заводокский» Краснопольского района, он перевез за собой не только родню. Но и около 350 семей своих работников, которые расселились в Коровчине, Пудовне, Михеевке, Трилесино. Владимир Владимирович вспоминает:

— Хорошее у нас хозяйство было, крепкое, потому в чужой тогда для нас район ехали не с пустыми руками, а по-хозяйски, с собственной техникой. Хотели создать тут свой совхоз, построили в деревне Коровчино 12 домиков.

С совхозом не получилось, и Владимир Владимирович несколько лет работал начальником райсельхозпрода, потом ушел в банк, а в середине 90-х решил организовать свое фермерское хозяйство (сегодня оно одно из самых успешных в районе, Владимир Ринг занесен на районную Доску почета). Рассказывает:

— Начинал с 70 гектаров земли, выращивал картофель, овощи, зерновые. Урожай был хороший, продукцию охотно брали как белорусы, так и россияне: на Россию капуста фурами уходила. Но постепенно от растениеводства перешел на животноводство. Под картофель оставил гектаров 40, а всего у меня нынче уже под 1000 гектаров сельхоз­угодий. Около 150 коров плюс около 170 голов молодняка — нетелей, телят. Годовой удой на корову — около 6 тысяч литров молока.

Постоянной работой фермеры Ринг (Владимир Владимирович работает вместе с сыновьями Сергеем и Олегом) обеспечили 32 человека. Плюс десятка три дополнительно задействуют на сезонных работах. Когда Ринг-старший только начинал, к нему в хозяйство, что обосновалось в деревне Шестаки, пришло сразу несколько земляков-краснопольчан, бывших совхозных механизаторов. Фермер перечисляет:

— До самой пенсии у меня проработали Александр Овчинников, Александр Корытко, Виктор Сиваков, доярка Антонина Качурина, до сих пор трудится водителем на погрузчике Петр Лямтюгов. Я им очень благодарен, ведь мы весь нелегкий путь прошли вместе. Здесь, на Дрибинщине, у них уже выросли дети, подрастают внуки. Для многих, как и для моей семьи, этот край стал родным.

Все, о чем фермер мечтает, — выкупить взятые в аренду в Шестаках старые, 60-х годов, коровники и другие постройки. Модернизировать их, на месте самых древних возвести новые: «Без современных технологий сегодня никак, и нам, чтобы успешно развиваться, надо идти в ногу со временем».

Герой-юбиляр и его наследники

Старейшему жителю Дрибина Александру Байкову в минувшем году исполнилось 90 лет. Несмотря на солидный возраст, юбиляр подтянут, бодр, полон сил и без дела не сидит. Хоть и живет в квартире, любит работать на земле — у них с супругой есть парник, где они выращивают овощи. По утрам обязательно делает зарядку. И до сих пор читает газеты без очков. Говорит, секрет его молодости в том, что не умеет лениться:

— Родился я на Дрибинщине, в селе Дроздовка. Сейчас там один человек остался, а раньше много людей было, в том числе молодежи. Я в 17 лет пошел работать трактористом, а после армии служил в танковых войсках в Туркменистане, вернулся в родное хозяйство уже бригадиром тракторной бригады. Правда, хватило меня всего на 2 года. Такой я человек — не люблю командовать, руководить, кулаком по столу стучать, голос повышать. Потому попросился обратно, в обычные трактористы. Так до пенсии на тракторе и проработал.

В 44 года Байков стал Героем Социалистического Труда, а в 2019-м, к юбилею, был удостоен звания «Почетный гражданин Дрибинщины».

— Я для себя другой жизни и не представлял, — признается пенсионер. — Мой батя всю жизнь пахал на тракторе, я его опыт с ранних лет перенял, мои дети пошли по моим стопам. И я ими горжусь.

Детей у Александра Алексеевича пятеро: 4 сына и дочка. Сыновья живут на Дрибинщине. Старший, Николай, тоже уже на пенсии, а до этого работал механизатором. Аналогичной работой занят Иван, Леонид — тракторист, Владимир — машинист крана. И дочь Галя с тракторами связана: до выхода на заслуженный отдых была мастером цеха на Минском тракторном заводе.

53-летний Владимир — крановщик и экскаваторщик местного жилкомхоза — уточняет:

— С трактором я подружился лет в 15, помогал отцу поля обрабатывать. Мне понравилось, сам несколько лет отработал трактористом. И сыновья мои — Денис и Николай — тоже рано за баранку сели. Правда, рулят не комбайнами, а грузовиками — стали дальнобойщиками. Но деду тоже благодарны, он их многому научил.

Внуков у Байкова 7, правнуков уже 12. Александр Алексеевич мечтает, что еще увидит праправнуков и со своей большой семьей отметит 100-летний юбилей.

Текст: Ольга Кисяк, фото: Андрей Сазонов, СБ

 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна