Рус Бел Eng 中文

За чудесами, льняным шиком и редкими овцами едут гости в Мстиславский район

Мстиславль. Холст времени

Бриллиантовым городом называл Мстиславль Владимир Короткевич, попав сюда солнечным утром после невероятной январской метели. И писатель — не единственный путешественник, который влюбился в эти места с первого взгляда. Атмосферный, уютный Мстиславль прекрасен в любое время года. Кто‑то его сравнивает с маленьким Вильнюсом, другие называют белорусским Суздалем или музеем под открытым небом. Не случайно. У древнего города и в его окрестностях много достоинств: только 79 памятников архитектуры, археологии и истории из Государственного списка историко‑культурных ценностей можно увидеть здесь. А летопись славных дел на своей земле продолжают местные жители.

Рыцари Замковой горы

У большинства туристов Мстиславщина ассоциируется с Замковой горой и «Рыцарским фестом». На праздник, возвращающий в эпоху Средневековья, ежегодно съезжаются тысячи гостей из разных стран, чтобы увидеть рыцарские конные и пешие бои на ристалище, массовые сражения, состязания лучников, штурм крепости, коллекцию древнего оружия и кладов, найденных во время археологических раскопок.

Сергей Кудиков — один из постоянных участников турниров. На «Рыцарском фесте» впервые побывал в 2007 году. В то время он преподавал в строительном колледже информатику, но средневековые баталии на Замковой горе так вдохновили, что в 40 лет он решил поменять профессию. Сергей продолжает учить земляков, только уже кузнечному делу, в районном Доме ремесел, где работает младшим научным сотрудником. Здесь он открыл клуб реконструкции «Мстиславская хоругвь». В мастерской с такими же увлеченными Средневековьем людьми разных профессий ваяет из листового железа рыцарскую амуницию, со школьниками в клубе «Мастер и металл» занимается фехтованием, изготовлением кольчуг, а при Доме детского творчества в прошлом году открыл исторический кружок «Зов предков». Многих подростков тоже привлекает рыцарская романтика.

За изготовлением кольчуги в Доме ремесел мы застали 14-летних Славу Федосова и Кирилла Козырева. Одноклассники вручную крутили из проволоки колечки. Процесс непростой. Как объяснили ребята, на кольчугу таких надо тысяч 30, а то и больше. Они ведь разные. Вариант из крупной «вязки» весит килограммов 16, мелкой — все 30.

У подростков, влюбившихся в кузнечное дело, есть мечта — стать участниками рыцарского турнира, сражаться в своих же доспехах.

Аутентичные доспехи — это не только работа с металлом. Подростки под руководством мастера шьют рубахи, поддоспешники, шерстяные чулки — шоссы. Пусть и не костяными иглами, как в Средневековье, но соблюдая старинные технологии — вручную и только из натуральных тканей: шерсти, льна.

Сам Кудиков первые свои доспехи — железные перчатки весом около трех килограммов, наплечники, нагрудник, кольчугу, шлем, щитки для ног и рук — делал около года.

Как куют и обжигают металл, Сергей Александрович демонстрирует в кузнице. А она у него точь-в-точь как в старину — с наковальней, горном, мехами… Металл тут раскаляется до 900 градусов. Помимо доспехов, мастерит Кудиков еще кованые кресла, скамьи, подковы. Все делается вручную, без электричества. На мастер-классы к нему приезжают любители старины из разных городов. Почему людей привлекает это ремесло, Сергей для себя объясняет просто:

— В штучных вещах есть душа. А когда ты с огнем дело имеешь, это еще больше завораживает. Ковка всегда в тренде. Заказывают разное, но в последнее время все чаще обереги — подковы.

Древний обряд «Варваровская свеча», возрожденный на Мстиславщине жителями деревни Бастеновичи, вошел в Государственный список историко-культурных ценностей. Мастер Кудиков мечтает возродить еще один — венчальный:

— К кузнецу в старину шли не только коня подковать, но и получить благословение на брак. Потому обряд так и называли — «кузнечное венчание». Хотим его воскресить: молодожены сами будут делать гвозди и «запаивать» ими металлическое сердечко. Это очень символично, ведь каждый человек — сам кузнец своего счастья.

Золотой стандарт серого

Татьяна Желнова нашла свое призвание в работе со льном. С этим материалом работает 15 лет. От ее профессионализма зависит то, насколько удобна и красива будет белорусская скатерть или одежда изо льна, которые производят на ОАО «Мстиславльлен». На этом предприятии, с которым тесно переплетена судьба и других членов ее семьи, Татьяна работает сортировщицей.

Главный инженер ОАО «Мстиславльлен» Борис Хохлов уточняет:

— Она трудится в цехе, где раньше ее супруг был прессовщиком, теперь оператор котельной, но задействован и на посеве льна, и на уборке. И родители Александра до пенсии у нас трудились: отец Николай Иванович рабочим, мать Антонина Степановна сортировщицей.

Татьяна Желнова не скрывает, что знакомство с будущим мужем повлияло на выбор профессии:

— По образованию я продавец, но отважилась попробовать свои силы на льнозаводе. Пришла в сушильный цех загрузчицей сырья. Поначалу было непросто привыкнуть к новому ритму жизни. И дело даже не в том, что здесь пыльно и шумно. Представьте, предприятие работает в три смены, а третья начинается около часа ночи и длится до восьми утра. И я трудилась ночью, пока не переквалифицировалась в сортировщицы.

Технологический процесс на предприятии «Мстиславльлен» сложный: рулоны с льнотрестой сперва попадают в сушилку, оттуда на раскладочный стол, затем в мяльно-трепальный агрегат. К Татьяне поступает уже готовое волокно — в кулитке. Ее задача — пересмотреть, подвязать, отсортировать по номерам:

— Номера у нас с 9-го по 12-й. Чем он выше, тем лучше качество длинного волокна.

Чтобы льняная одежда была на выходе нежной, прочной и красивой, волокно должно соответствовать ­ГОСТу и золотому стандарту качества. Видите, какая кулитка — серая, без примесей, длинная, мягкая, но при этом крепкая — это и есть золотой стандарт.

Кстати, дома у Татьяны (семья живет в общежитии, которое выделило предприятие) скатерти, салфетки и постельное белье исключительно льняные. Хозяйка этим горда:

— Натуральные ткани ценятся во всем мире, и нам приятно, что белорусская продукция изо льна славится своей красотой и качеством. Ведь мы тоже к этому причастны.

Чудеса в Пустынках

В Мстиславский район туристы едут не только полюбоваться на старину, поучаствовать в рыцарских турнирах, но и за… чудом. Невероятные истории не раз случались в Свято-Успенском монастыре в Пустынках. Судьба же самой обители, основанной в 1380 году, тоже удивительная, как и людей, силами которых она получила новую жизнь.

В начале XX века от монастыря осталось немногое. Но в 2003-м с благословения владыки Могилевского и Мстиславского Софрония обитель начали возрождать. Священник Пустынского монастыря иеромонах Илларион, окончивший в свое время Жировичскую духовную семинарию, хорошо помнит, как все начиналось:

— Когда в Пустынках снова поселились монахи, место было в плачевном состоянии: разбитая колокольня, обветшавшие стены храмов, поросшие бурьяном... Пришлось вырубать кустарник, вывозить горы мусора. Вместе с монахами работали тут и трудники — не только из Мстиславского района, но и из Горок, Климовичей, Могилева. И чудо случилось снова: в одной из древних построек на стене появилось изображение Христа. Лик, проступивший через несколько слоев облупившейся штукатурки и порази­тельно напоминающий отпечаток знаменитой Туринской плащаницы, называют нерукотворным. И он с каждым годом все отчетливее и ярче.

Иеромонах Илларион ведет нас к тому самому лику, к которому теперь едут паломники из разных уголков Беларуси, России и Украины:

— Люди припадают к нему с молитвами, прося о самом сокровенном.  А спустя время возвращаются сюда снова, чтобы поделиться радостью. Одна прихожанка рассказала, что у нее исчезла опухоль головного мозга — операция не понадобилась. Не раз приезжали женщины, которые после посещения монастыря наконец-то обрели радость материнства.

Сегодня в монастыре 12 человек: 5 монахов, послушники, трудники. Работы хватает.

— На огороде выращиваем картофель, морковь, свеклу, — уточняет иеромонах Илларион. — Недавно посадили яблони и вишни. У нас четыре десятка кур, корова, так что продукты свои: и молоко, и творог, и масло. А еще своя пасека — десять пчелосемей.

Иеромонах Илларион очень рад, что этому месту даровали вторую жизнь. При нем восстановлен храм Рождества Христова, Покровская церковь, реставрация и реконструкция которой длилась десять лет и завершилась в этом году. Хотелось бы если не отстроить, то хотя бы законсервировать еще и Успенскую церковь из красного кирпича.

Монастырь в Пустынках возрождается стараниями не только монахов. На реконструкцию и реставрацию Покровской церкви деньги выделялись из республиканского и областного бюджетов. Житель Магнитогорска подарил монастырю колокола. Еще несколько этой осенью обещает привезти другой россиянин. Часто здесь проводят субботники: жители Мстиславского района толокой благоустраивают территорию места, которое наполняет их души верой, чистыми и светлыми помыслами.

Любовь к земле — в наследство

В деревню Усполье на Мстиславщине тоже едут со всей страны. За овцами. Здесь два года назад открыл фермерское хозяйство «Золотой курдюк» Виталий Мокийчук. До того как обзавестись внушительным хозяйством, наш герой успел в Брянске поработать помощником машиниста, а еще 15 лет возглавлял колхоз. Видимо, генетическая память и желание крепко стоять на своей земле привели его вновь на малую родину:

— Все мои предки тут жили, на земле работали. Один прадед, Александр, держал большое хозяйство: свиней, коров, овец. Другой, его тезка, был помещиком, имел 100 лошадей, 6 постоялых дворов. Вот и я в 2015-м, вернувшись в отцовскую хату, обзавелся личным подсобным хозяйством. Купил в Питере кур, гусей, уток, цесарок — всего 17 пород. Плюс инкубатор на 550 яиц.

Сегодня на подворье Виталия Трофимовича не только птица. В 2018 году он зарегистрировал фермерское хозяйство, основа которого — редкая для нашей страны порода овец эдильбаевская. За ними на развод пришлось за две тысячи километров в Волгоград съездить. Теперь его отара насчитывает 150 голов. И каждый год стадо необходимо обновлять, объясняет фермер:

— Чтобы не было родственного скрещивания. Эдильбаевцы родом из Казахстана, но популярны и в России, и в Украине. В Беларуси кое-где тоже встречаются. Но, как правило, их здесь держат вместе с овцами романовской породы. Я же хотел, чтобы не было смешивания кровей. Потому теперь ко мне заводчики и едут.

В день нашего визита в Усполье как раз случилось пополнение в отаре. Черненький ягненок с волнистой шерстью смахивал на щенка спаниеля. Он родился, поделился радостью хозяин, в пять утра, но к обеду уже прочно стоял на ножках:

— Бывает по-всякому. Один новорожденный долго не мог встать, задние ноги расползались, напоминая рыбий хвост. Окрестили его Карасиком, выпаивали из бутылочки. В четыре месяца весил уже 40 килограммов.

Когда родился, как набирает вес, когда получал прививки и витамины — каждый подопечный кудрявого хозяйства взят на карандаш. Учет строгий. А возится фермер со своими овечками как с детьми малыми. Кстати, вес взрослой овечки — 110 килограммов, барашка  еще больше — 140. В еде они совсем неприхотливы, рассказывает об особенностях ухода Виталий Трофимович:

— Хотите избавиться от сорняков на участке — заведите эдильбаевца, — хохочет Мокийчук. — Эти животные едят до 600 видов трав. Не гнушаются крапивы и репейника. На зиму заготавливаю для них сено и солому в расчете один тюк на голову. Это 400—500 килограммов. Впрочем, они у меня и в холода выходят на пастбище. Потому что могут добывать траву, спрятанную глубоко под снегом.

С участком для выпаса помогла местная власть — выделила 21 гектар земли в аренду. Для отары раздолье. Но поскольку у Мокийчука только два сарая, на зиму он может оставить лишь 50 овечек. Фермер продает овец и баранов заводчикам, сдает на мясо, реализует также шерсть и курдючное сало.

— Сохраняю только маточное поголовье, — говорит Виталий Трофимович. — Но планы у меня большие. Если удастся выкупить пустующий колхозный свинарник неподалеку от дома, расширю отару как минимум до полутысячи особей. Хочу создать племпредприятие эдильбаевской породы овец.

Провинция покорена

Коренная минчанка Елизавета Желток всегда мечтала делать людей красивыми. Свою мечту она осуществила. Только волею судьбы это случилось в Мстиславле. Свое дело она открыла в 19 лет, но опыт в индустрии красоты, говорит молодая хозяйка современной и уютной парикмахерской в райцентре, у нее уже был:

— По образованию я парикмахер, работала в салоне в Боровлянах, через полгода стала управляющей. Все складывалось хорошо: и дело по душе, и достойная оплата, и перспектива карьерного роста… Но случилась любовь. Степан — студент медицинского вуза — был нашим постоянным клиентом. Мы стали встречаться, а когда его по распределению отправили на Мстиславщину, где он стал заведующим Ходосовской амбулаторией врача общей практики, поехала к нему в гости. Думала, что на недельку, а вот уже почти год здесь.

Чтобы открыть бизнес, Лиза выписалась из столичной квартиры и зарегистрировалась в Ходосах. Взяла в райисполкоме субсидию (больше трех тысяч рублей), арендовала в райцентре помещение, закупила мебель и оборудование. Родные девушку поддержали и помогли кто чем мог, рассказывает она:

— Старшая сестра Инна, чей супруг, к слову, родом из Мстиславля, познакомила с приятельницей — дизайнером, которая подсказала вариант интерьера. Начинку для парикмахерской закупили в Минске. Дело пошло.

Поначалу местные ко мне присматривались, мол, что это за девочка юная, да еще и выглядит как неформалка: виски выбриты, волосы розовые… А когда доверились, остались довольны.

В маленьком городке и реклама не нужна, сарафанное радио работает хорошо. Понравилась стрижка одному — рассказал другому. Теперь работаю в основном по записи. Есть постоянные клиенты. Мне здесь нравится: места красивые и люди открытые, душевные.

Этим летом Лиза взяла на работу парикмахера. А в будущем мечтает сделать бизнес семейным:

— У нас есть еще одно помещение, которое пока не задействовано. А Степан хочет выучиться на массажиста… Цель есть, а идти к ней вдвоем проще и интереснее.

СБ

 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна