Рус Бел Eng 中文

Писатель Александр Казеко: «Настаўляюць ахвяры жывых: — Не дазвольце вайне паўтарыцца!»

Борки стали прототипом уничтоженных деревень, изображенных во многих фильмах о войне, книгах.

Трагедию, произошедшую здесь в 1942-ом, увековечил в своей поэме «Марыйка» писатель Александр Казеко, председатель Могилевского областного отделения Союза писателей Беларуси

«Цiшыня ля жалобнай сцяны

У мястэчку пад назваю Боркi —

Тут ахвяры мiнулай вайны

Неадлучна стаяць на пагорку…

У аблiччы ўглядаюся iх

I — здаецца, — узняўшы правiцы,

Настаўляюць ахвяры жывых:

— Не дазвольце вайне паўтарыцца!»

Эти строки - на стене дома-музея в Борках, который сегодня посетили участники траурного митинга-реквиема «Всенародная боль и память». Здесь их и встретил автор «Марыйки» Александр Казеко, для которого трагедия в Борках – часть биографии. Среди зверски замученных фашистами сельчан были его родные. А его мама Мария Осиповна — одна из немногих чудом уцелевших жителей (из 7 поселков остались в живых человек 30).

— Утром 15 июня 1942 года Марийка, которой было 16 лет и которая после смерти отца осталась одна, из села Новый Юзин шла в Борки к своей сестре Ольге. Но немец, стоявший в оцеплении на подходе к Боркам, ее не пустил. И этим спас девушке жизнь… Через несколько дней, когда оцепление сняли, Мария узнала: ее сестру с двумя детьми трех и шести лет, брата заживо сожгли фашисты. На всю жизнь запомнила она пепелище и зловонный дым, что еще долго стоял над селом и лесом. В поэме «Марыйка» есть строки: «Хоць не быў я на гэтай вайне, не гарэў, скатаваны, у хаце, ды, вiдаць, гэты боль да мяне з малаком перадаўся ад мацi». Мама вырастила пятерых детей. Меня назвали Александром в память о ее погибшем брате, а мою сестру — Ольгой, в честь погибшей маминой сестры, - рассказал собравшимся о личном Александр Николаевич.

Впрочем, как говорит сам автор, его поэма – не только о трагедии мирных жителей, но и о силе человеческого духа: «Она не просто реквием по «огненным деревням», но и гимн стойкости белорусов. Моя мама после войны вырастила пятерых детей, много работала и всегда любила край, где родилась и жила. Быть патриотами, быть благодарными за то, что имеем и стараться делать все, чтобы родная страна развивалась и хорошела – вот то, что нам нужно».

На стене в доме-музее – цитаты из «Марыйки», фотографии людей, живших в Борках до войны, стенд с названиями всех сел Кировского района, полностью или частично уничтоженных карателями. В списке их 68. В некоторых до войны проживало более 300 человек, а осталось 30-40… Например, в селе Шмаки до войны было 108 дворов, 440 жителей. Изверги уничтожили ее в июне 1944-го…  

- Мы рады, что у нас появился музей и мемориальный комплекс, - говорит местная жительница Наталья Карпенко. – В таких местах, как Борки, нужно собирать народ, показывать и рассказывать, что происходило здесь в годы Великой Отечественной. Когда тут проводили реконструкцию тех страшных событий, ко мне как раз в гости приехал родственник из другого города, завернул в деревню, видит – по улице идут немцы. Он опешил! А дети, которые наблюдали реконструкцию военных событий, плакали… Уверена: молодежь надо воспитывать на таких вот живых примерах. Ведь они навсегда врезаются в память, а те, кто помнит историю, не допустят повторения страшной трагедии.

Ольга Кисляк, фото Андрея Сазонова, СБ 

При использовании материалов активная гиперссылка на mogilev-region.gov.by обязательна